Средиземноморский вектор развития. Новая стратегия Крыма направлена на создание курорта нового типа, — «без мифов и иллюзий»…

10 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 10 сентября-17 сентября 2004г.
Отправить
Отправить

Нынешний курортный сезон заставил переосмыслить крымскую практику. К началу сентября в Крыму побывали свыше 4 млн...

Нынешний курортный сезон заставил переосмыслить крымскую практику. К началу сентября в Крыму побывали свыше 4 млн. отдыхающих. В августе задыхался даже «частный сектор», пляжи были переполнены, случалось, не хватало экскурсоводов, транспорт был загружен до предела — несмотря на то, что на полуостров курсируют около 80 пар поездов, сотни автобусов, выполняются десятки авиарейсов, без заблаговременной покупки билетов уехать было невозможно. Вместе с тем ощутимого роста благосостояния крымчан и скачка в наполнении бюджета это не принесло.

Более того, экономисты говорят, что подобная ситуация и в других отраслях. Почему это происходит?

За последние десять лет в Крыму уже разрабатывалось несколько концепций его развития: от программ преодоления кризиса, программ переходного периода, концепций «устойчивого развития» до модели «догоняющего развития». Но то, с чем столкнулись на полуострове сегодня, не было предусмотрено ни одной программой. Считалось, что нужно просто дождаться «курортного бума», а уж он автоматически решит все проблемы. И вот дождались, а проблемы не только не решены, но их возникло еще больше. Теперь на базе министерства экономики правительством Крыма разработана программа «Крымская стратегия: новый взгляд», рассчитанная до 2015 года, которая учитывает опыт всех предыдущих программ.

— Наши аналитики пришли к выводу, что сегодня Крым в контексте процессов глобализации столкнулся с новыми реалиями, в которых старые подходы не работают, а новые еще не разработаны, — рассказывает председатель Совета министров Крыма Сергей Куницын. — Происходит так называемая революция регионов, когда старые административные границы перестают улавливать миграционные и финансовые потоки, удерживать собственность, права на которую стали гипермобильными. Развитие Крыма уже сегодня определяется не ситуацией на внутреннем рынке, а положением в геоэкономической системе глобальных процессов…

Доказательств этому много. Например, одна только Украина «наполнить» крымский курорт не сможет, и Крым, получается, зависим от рекреационной конъюнктуры если не во всем мире, то в системе СНГ точно. С другой стороны, количество стран-партнеров по внешнеэкономической деятельности за последние два года возросло с 87 до 132, причем рост происходит за счет торговли со странами дальнего зарубежья, тогда как торговля с ближним остается преимущественно стабильной. Основные составляющие крымского экспорта — это иностранный туризм, перевалка транзитных грузов, строительство судов и кораблей, обслуживание и ремонт иностранных судов.

Анализ показывает, что за эти годы значительно возрос именно средиземноморский вектор развития Крыма и он является реальным отражением настроений деловых кругов полуострова. В то же время уровень притока инвестиций сейчас уже не может удовлетворить автономию. Для реализации всех инвестиционных проектов нужны были бы миллиарды долларов, а приходят суммы на два порядка меньшие. Вывод экономистов однозначен: необходима структурная перестройка и разработка новых приоритетов, надо отказаться от старых мифов и иллюзий. В основу всей работы следует положить новую оценку и новую роль курорта.

В чем состоит новая стратегия? Дело в том, что минувший кризис сыграл роль «санитара экономики». С одной стороны, он способствовал рыночному отмиранию неконкурентоспособных отраслей, от которых все равно пришлось бы отказаться, таких, например, как добыча и переработка металлургического сырья. С другой — он подтвердил рыночную жизнеспособность крымского курорта, транспортного транзита, а также устойчивость ряда, казалось бы, «не крымских» отраслей, скажем, химической промышленности на севере Крыма.

— Вместе с тем кризис нанес серьезный удар по, несомненно, «крымским» отраслям: судостроению, легкой и пищевой, эфиромасличной промышленности, виноделию, садоводству и виноградарству, овощеводству, табаководству, птицеводству, — говорит министр экономики Крыма Владимир Кулиш.

Как оказалось, все они связаны с курортом и туризмом как обеспечивающие отрасли. В этом-то и состоит один из парадоксов, заставляющих искать новые подходы. Стало понятно, что в условиях глобализации хорошие природно-климатические условия — далеко не главное. Если в советское время крымская рекреация не была бизнесом, то сегодня она стала вполне рыночным бизнесом, а это привело к тому, что потребность во всех ресурсах этих кризисных отраслей стала удовлетворяться из-за пределов Крыма. Таким образом, из крымской экономики вымывается большая часть — от 50 до 60 процентов! — курортной прибыли, которая могла бы оставаться в распоряжении автономии.

Экономисты считают, что сегодня важнее добиваться не столько увеличения притока денег, сколько сокращения их оттока. Оказалось, что в Крыму не производятся или производятся в недостаточных количествах высококачественные продукты питания, гостиничное оборудование и бытовая техника, строительные и отделочные материалы, мебель. Получается, что, кроме узкой полосы курорта, Крым — фактически «экономическая пустыня». Даже местная торговля на полуострове — это часто фрагменты сбытовых сетей ведущих торговых марок страны и мира. Это уменьшает так называемый мультипликативный эффект курорта в других отраслях экономики, который надо восстановить.

— Некоторые экономисты считают, что вступать в конкуренцию с торговыми марками, поделившими украинский рынок продуктов питания, Крым уже опоздал навсегда, — считает руководитель одной из консалтинговых фирм Андрей Клименко. — А дело в том, что ситуация с их производством такова, что потенциально Крым мог бы обеспечивать не только себя, но решить эту проблему сложно. Скажем, строить небольшой заводик по переработке фруктов и производству соков только в расчете на крымский рынок нецелесообразно. Население невелико, отдыхающие есть только в сезон, размеры их кошелька скромны. Но строить большой завод в расчете на украинский рынок предпочтительнее не в Крыму, а в центральных регионах Украины для оптимизации транспортных расходов. Следовательно, выход один — убедить инвестора строить подобные предприятия в Крыму в расчете не только, а может, и не столько на рынок Крыма, сколько на перспективы реализации продукции на географически близких рынках Черноморско-Средиземноморского региона с использованием преимуществ морского транспорта. И практически во всех отраслях подобное положение: средиземноморский вектор — это ресурс территории, преимущество Крыма, всегда обеспечивающее экономический выигрыш.

Новая стратегия ставит задачу выйти на создание «эксклюзивного туристического продукта Крыма». Что имеется в виду? А дело в том, что в Крыму уже осознали: строить бизнес «на сказках» нельзя. Одна из них — искаженное понимание крымской уникальности. Действительно, Крым уникален, но не в том отношении, как представлялось ранее. Принято считать, что весь туризм строится на эксклюзивности объектов показа. То есть, если что-либо существует в мире только в одном экземпляре, больше такого нигде нет, то единственный способ познать это — приехать и посмотреть, потратив, естественно, определенные деньги. С этой точки зрения солнце и море — совсем не эксклюзивные, а ведь именно их Крым раньше почему-то рекламировал больше всего.

Это была реклама, которая действовала в Сибири, на севере России, то есть там, где нет теплого моря. А за рубеж она если и доходила, то оставалась непонятной. Ведь еще Максимилиан Волошин считал, что главное достоинство Крыма — пейзажи и исторические «развалины», то есть архитектурные, археологические и другие памятники. Но чтобы реализовать этот туристический ресурс территории, необходимы совместные усилия маркетологов и бизнесменов с историками, географами, политиками, археологами, искусствоведами, ботаниками, виноделами, деятелями культуры и религии. И тут оказалось, что Крыму просто необходимо специальное курортное районирование, которое бы сняло эффект тесноты на Южном берегу и ввело в рекреационный оборот новые территории…

Министр экономики Крыма Владимир Кулиш считает, что выделение новых системных туристических субрегионов будет иметь большой экономический эффект. Ведь освоенные рекреационные ресурсы Крыма вдоль Южного берега — это только треть курортного потенциала.

По мнению специалистов, всего лишь выделение трех рекреационных субрегионов позволит значительно разнообразить наш эксклюзивный туристический продукт. Сегодня, например, туристические и курортные организации Бахчисарая, Ялты и Евпатории не координируют свою деятельность с Севастополем, который только становится туристическим центром. Поэтому объединение их в общий субрегион с координацией работы транспорта, с вовлечением памятников в общий туристический оборот даст совершенно новый эффект.

Вторым пунктом в повестке дня значится создание субрегиона на Керченском полуострове, куда войдут все крымское Приазовье и Керчь с лечебным озером Чокрак и многочисленными туристическими объектами, как, например, недавно разминированная Керченская крепость, которая еще вообще не была объектом туризма. Кроме того, в Крыму уже ведется разработка проекта создания международного курорта «Еврорегион «Арабат» как курорта класса «семейный отдых». Эта территория богата ценными термическими водами и лечебными грязями, располагает чрезвычайно удобными условиями для талассотерапии. Парадокс, но эти замечательные места раньше считались депрессивной приморской территорией — с такими-то богатствами!

Сегодня крымские экономисты считают, что начавшееся бурное развитие курорта должно дать толчок всем другим отраслям. Например, ставится задача «возвратиться в море». Что это значит? Уже сейчас начал реализовываться коммуникационный потенциал Крыма, который также соответствует средиземноморскому вектору. В 2003 году три крымских порта вошли в шестерку украинских портов, достигших рекордных показателей за всю свою историю: Феодосийский, увеличивший перевалку грузов за год на 64,3%, и Керченские торговый и рыбный порты.

Строительство Донузлавского морского порта, проект которого уже разработан, может стать важнейшим экономическим событием века на юге Украины. Большая глубина озера позволит Крыму принимать суда, которые не могут зайти ни в Керченские, ни в Феодосийский порты. Полностью ввести комплекс в эксплуатацию планируется в 2011 году, но уже с 2009-го предусмотрено получение ежегодной прибыли в размере около 500 млн. долл. Только на строительство комплекса планируется привлечь до 3,5 тыс. человек, а работать в порту будут 12 тыс. человек персонала.

Участие иностранного капитала в столь крупном и конкурентоспособном проекте непременно будет способствовать интеграции Украины в экономическое пространство Европы. В свою очередь, проекты создания в Крыму сети из не менее чем десяти яхтенных портов по всему побережью — от Черноморского и Донузлава до Керчи — откроет новые перспективы для очень модного нынче в мире яхтенного туризма.

— Мы в министерстве уверены, что все эти меры помогут нам перестроить рекреационную отрасль, создать эксклюзивный туристический продукт, и уже в следующем десятилетии в Крыму будет создан новый курорт, отрасль не советского, а современного рыночного типа, — говорит Владимир Кулиш.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК