ДВА КРИЗИСА КРЫМСКОЙ ЭКОНОМИКИ ДЕПОРТАЦИЯ И РЕПАТРИАЦИЯ КАК ФАКТОРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

04 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 4 июня-11 июня 2004г.
Отправить
Отправить

Свыше 800 млн. гривен направила Украина на обустройство крымских татар, армян, болгар, греков и немцев (а в мае-июне этого года исполняется уже 60 лет со дня их депортации и 15 — с начала возвращения на родину!)...

Вокруг практически всех городов в Крыму крымские татары, возвратившись из депортации, создали города-спутники — микрорайоны компактного поселения репатриантов. На снимке: микрорайон Фонтаны на окраине Симферополя
Вокруг практически всех городов в Крыму крымские татары, возвратившись из депортации, создали города-спутники — микрорайоны компактного поселения репатриантов. На снимке: микрорайон Фонтаны на окраине Симферополя
Вокруг практически всех городов в Крыму крымские татары, возвратившись из депортации, создали города-спутники — микрорайоны компактного поселения репатриантов. На снимке: микрорайон Фонтаны на окраине Симферополя

Свыше 800 млн. гривен направила Украина на обустройство крымских татар, армян, болгар, греков и немцев (а в мае-июне этого года исполняется уже 60 лет со дня их депортации и 15 — с начала возвращения на родину!). Всего же программа обустройства только крымских татар требует, по неофициальным подсчетам, более 2 млрд. долл. И хотя в свое время в Бишкеке было принято решение об участии в программе правительств Узбекистана, России и других стран СНГ, в чью послевоенную экономику депортированные из Крыма внесли огромный вклад своим трудом как в спецпоселениях, так и в трудармиях, фактически это решение не выполняется.

Симптоматичным выглядит решение Узбекистана в этом году даже не участвовать в майских мероприятиях в связи с годовщиной депортации. За позицией узбекского правительства проглядывает меркантильный интерес: разделить скорбь — значит прежде всего разделить финансовое бремя репатриации, а именно этого никому в Узбекистане не хотелось бы. И наоборот, Турция, отметившая у себя 60-ю годовщину депортации, сочувствует крымским татарам не только морально, но и материально. За ее счет в Крыму реализуется программа строительства тысячи домов для переселенцев.

Репатриация, как и депортация, оказалась гигантским перемещением и производительных сил общества, и его потребительских интересов, что привело к непредсказуемым экономическим последствиям. Подойдя к процессу именно с этими мерками, мы увидим, что крымская экономика за вторую половину ХХ века пережила два опустошительных кризиса, эхо которых мы будем ощущать, по мнению экономистов, еще 20—30 лет…

Кризис первый: депортация
и «социалистический метод хозяйствования»

Не секрет, что сталинские депортации народов, кроме политических целей, преследовали и ряд экономических. В первые свои десятилетия советская власть очень широко использовала бесплатную рабочую силу. Очевидно, что без этого «трудового допинга» режим в 20—30-х, да и в 40-х годах прошлого века просто не выжил бы. Источником бесплатной рабочей силы были колхозники, получавшие «палочки» трудодней вместо зарплаты, многочисленные заключенные ГУЛАГа, работавшие на лесоповалах и в «шарашках», а также переселенные народы. Судьба 191 тыс. крымских татар, вывезенных из Крыма 18–20 мая 1944 года, состояла в том, чтобы трудиться в Узбекистане, — только для неквалифицированного труда в условиях пустыни и годились старики, женщины и дети, оставшиеся тогда на полуострове. В то же время предназначение 56 тыс. мужчин крымскотатарской национальности было иным: практически всех их мобилизовали в так называемые трудармии, где за работу в практически лагерных условиях не платили так же, как и за службу Родине в обычной армии. «Трудармейцев» направили на работу в шахты, на заводы, промышленные стройки прежде всего России.

Всего по данным статистики за 1941—1944 годы в ходе депортаций из Крыма в другие районы было вывезено порядка 300 тыс. человек. С экономической точки зрения главным в этом процессе было то, что с актом переселения они потеряли право на достойную оплату своего труда. А поскольку «трудармии» легко пополнялись за счет «призыва» осужденных «за колоски» или «за анекдот», рабочую силу не жалели: согласно самопереписи, проведенной национальным движением крымских татар, только за первые полтора года высылки от болезней, холодов, недоедания и невзгод умерло 46,2 процента нации…

Крымский татарин Ягья Мамбетов, мобилизованный в свое время в Подмосковье для работы на шахте, а позже работавший на стройке, рассказывает, что «трудвоинам» приходилось работать или весь световой день, или, если под землей, то по 12 часов. Зарплатой было питание, проживание в бараках, незначительное денежное довольствие — «на сигареты и конфеты». Рабочую одежду обычно не снимали никогда, просто для праздников существовал более чистый комплект. Для депортированных был введен режим спецпоселений: без разрешения комендатуры никто не имел права отлучиться из населенного пункта.

С другой стороны, в местах депортации поголовный вывоз населения по национальному признаку создавал экономический хаос. Для крымского хозяйства выселение народов в 1944 году привело к настоящему коллапсу. Впервые Крым, прежде отличавшийся успехами в сельском хозяйстве, не справился с уборкой урожая 1944 года; оказалась сорвана и осенняя посевная кампания. Как рассказывают старожилы Симферополя, в конце июня 1944-го, после депортации армян, в городе невозможно было отремонтировать обувь, поскольку этот вид услуг был «национальным» цехом армян. В Крыму исчезли целые профессии: вместе с болгарами было вывезено аборигенное крымское овощеводство, вместе с татарами — табаководство, садоводство и высококультурное аборигенное виноградарство, а такие коренные и довольно эффективные крымские отрасли, как чаирное садоводство и аборигенное овцеводство, оказались утерянными безвозвратно.

Чтобы компенсировать потери в рабочей силе, власти переселяли в Крым «добровольцев» из России, а позже из Украины. Однако по статистике приживалось меньше половины. Экономические затраты на переселение были огромными: выходцам из Украины, например, обеспечивался бесплатный (для них, но не для государства в целом!) проезд и провоз до двух тонн багажа на семью; выделялась одноразовая денежная помощь в расчете 50 рублей на главу семьи и по 15 рублей на каждого домочадца; переселенцы освобождались от уплаты сельскохозяйственного налога на пять лет, им выдавались по 3500 рублей кредита на обзаведение (на строительство домов), 35% его погашалось за счет бюджета, а остальное должно быть возвращено по частям за 10 лет, начиная с третьего года после вселения во вновь построенный дом.

Но эти затраты не дали отдачи. Равноценной замены рабочей силы не произошло.

Имеется справка Крымского обкома партии, в которой описано состояние крымской экономики перед присоединением Крыма к Украине. Как пишет Петр Вольвач, она свидетельствует о сложности ситуации: «Животноводческие фермы вошли в зиму 1953/54 года лишь на 37 процентов обеспеченными кормами. План строительства коровников и телятников в 1953 году область выполнила на 35,6 процента, а птичников — на 43 процента. В области не хватало свыше 1 100 тракторов. Сельское хозяйство Крыма страдало от острой нехватки воды. Орошалось лишь 40,9 тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий… Заброшенными были легкая и пищевая промышленность».

Приведенная статистика касается в основном сельского хозяйства, поскольку в то время Крым был исключительно сельскохозяйственным регионом — основные промышленные предприятия построены уже после 1954 года, когда хозяйство Крыма с целью подъема экономики было соединено с народнохозяйственным комплексом Украины.

Именно после этого решающего экономического, а не политического, шага хозяйство Крыма кардинально изменило свои характеристики. Толчок новому этапу развития дали строительство и пуск в 1963 году Северо-Крымского оросительного канала, который, впрочем, строился всю первую половину 60-х годов и продолжает развиваться и сейчас. В результате в Крыму появилась новая отрасль — рисосеяние. Урожаи сельхозкультур, производство продукции животноводства по сравнению с довоенным уровнем увеличились вдвое. Вода дала жизнь многим промышленным предприятиям: были построены Красноперекопский химический промышленный комплекс, а также новые предприятия в Керчи, Симферополе, Феодосии, Севастополе, Джанкое и других городах…

Кризис второй: репатриация
и правила рынка

В рамках социалистической системы хозяйствования провести репатриацию народов, изгнанных из Крыма, не удалось. Попытки разработать экономически обоснованный план переселения провалились: оказалось, что ресурсов не хватит на организованное возвращение депортированных даже в течение 30—35 лет.

Между тем старики доживали свой век. Молодежь, знавшая Крым из рассказов своих родителей, стремилась побыстрее увидеть родину. В конце 80-х — начале 90-х годов в Крыму за каких-нибудь пять лет неожиданно появились порядка 250 тыс. переселенцев преимущественно из Узбекистана, что составило 12% всего населения. Это был демографический взрыв, неподвластный «социалистическому управлению»…

Появление такой большой массы, с одной стороны, потребителей, а с другой — рабочих рук не могло не привести местную экономику в состояние замешательства. Моментально среагировали рынок недвижимости, товаров и услуг, рынок рабочей силы. Из-за отъезда из Узбекистана рыночная стоимость домов в Фергане, Самарканде, Ташкенте и других местах упала вдвое-втрое, тогда как в Крыму к 1991 году она выросла в несколько раз по сравнению с 1988-м. Этот процесс продолжается и сейчас. Только за последний год крымское жилье возросло в цене в среднем на треть. К осени риэлтеры прогнозируют подорожание еще, по меньшей мере, на 20%, а в Ялте, Севастополе, Алуште — даже больше. Цена жилья уже догоняет киевскую: квадратный метр стоит 450—600 долл.

Репатриация создала практически хаос на рынке труда. Алим Ибрагимов, поселившийся в Симферополе, до сих пор не нашел работу и не может достроить дом. Чтобы кормить семью, вынужден играть на свадьбах. В то же время профессиональному музыканту Энверу Сейтумерову пришлось заняться мелким бизнесом…

До сих пор вообще не трудоустроены 40% переселенцев трудоспособного возраста. А почти две трети из нашедших работу вынуждены работать не по специальности. Свыше 60% репатриантов раньше жили в городах, а здесь они вынуждены поселиться в селах и в пригородах.

Тем не менее масса переселенцев показала свою высокую приспособляемость к любым экономическим системам. В условиях еще не стабильной финансовой системы Украины первой половины 90-х годов крымские татары начали освоение новых производств. И довольно скоро на рынках Крыма появились «татарские» овощи. Крымские татары быстро освоили и практически монополизировали такие отрасли, как выращивание рассады, цветов, редиски, помидоров, огурцов, других овощей. На рынке в Симферополе татары стали продавать диковинный и невиданный ранее в Крыму индийский овощ — момордику.

Практически крымскотатарской стала отрасль стройматериалов. Освоить ее переселенцам было проще, поскольку каждый сразу же столкнулся со строительством, изучил конъюнктуру отрасли. Уфат Джемалединов вместе с братьями на пустом месте в Симферополе открыли деревообрабатывающий цех, создали для своих соотечественников, как минимум, десять—двадцать рабочих мест. Таких цехов только в Симферополе десятки, по Крыму — сотни. Сегодня вполне очевидно, что в руках переселенцев почти монопольно находятся производство и продажа строительного камня ракушечника, добыча и продажа песка, производство и торговля цементом (тем более что единственный в Крыму цементный завод расположен в Бахчисарае).

Однако… Темпы обустройства только в целом кажутся очень быстрыми. На самом деле они не сопоставимы с масштабами потребностей.

Из выделенных государством 800 млн. гривен примерно 600 млн. направлены на капитальное строительство. За счет средств госбюджета переселенцы построили и приобрели 375 тыс. квадратных метров жилья, что позволило обеспечить квартирами и домами всего 32 тыс. крымских татар. Проложено 1130 километров линий электропередач, 715 километров водопроводных сетей, 100 километров дорог, свыше 100 километров газопроводов…

Тем не менее, по данным правительства Крыма, и сегодня на квартирном учете находятся свыше 6 тыс. семей репатриантов. Почти 18 тыс. семей индивидуальных застройщиков из-за отсутствия средств не в состоянии завершить начатое строительство домов. Из 300 поселков и микрорайонов компактного проживания репатриантов 40% не обеспечены водой, а около 8% — даже электроэнергией. Практически во всех нет телефонной связи, меньше половины газифицированы, во многих поселках отсутствуют фельдшерско-акушерские пункты, другие объекты социального и бытового назначения.

А ведь по данным меджлиса крымскотатарского народа, на высылке все еще остаются почти 100 тыс. крымских татар, 10 тыс. из них уже получили гражданство Украины и готовятся к переезду...

По данным Рескомнаца АРК, в 2003 году на реализацию программы обустройства репатриантов из госбюджета было выделено 38,7 млн. гривен, из республиканского — 11,9 млн. (из запланированных 15 млн.). В текущем году цифры практически те же, и проблемы они все так же не решают: требуются миллиарды…

Только несколько примеров. Недавно в Гвардейском под Симферополем введена в эксплуатацию первая очередь водопровода на массиве, где проживают 60 семей. Как отметил председатель Рескомнаца Сервер Салиев, «впервые за 14 лет существования поселка у людей появилась вода». Пока здесь проложено 8,6 километра водопроводных сетей, и водой обеспечивается только четыре улицы. И в будущем году люди будут обеспечены водой еще не полностью — на 80%.

Стоимость первой очереди водопровода составила 1 млн. гривен, а чтобы обеспечить водоснабжением все 60 семей репатриантов, потребуется еще около 5 млн.

В поселке Фонтаны-3 введен в эксплуатацию газопровод. Работы были начаты в январе 2004 года. Сметная стоимость газопровода протяженностью 4 869 метров составила 790 414 гривен. Газифицировано пока только 10 улиц поселка, или 85%. По данным Симферопольского горисполкома, в поселке Фонтаны-3 проживает около 3 тыс. человек.

В том числе и из-за резкого роста спроса со стороны депортированных важным экономическим фактором стала земля Крыма. По данным Рескомзема, с начала 90-х годов гражданам под индивидуальное жилищное строительство в АРК было предоставлено 82,3 тыс. земельных участков на площади 8,6 тыс. гектаров, в том числе ранее депортированным — 48,8 тыс. участков на площади 5 тыс. гектаров, или около 60% от общего их количества. С 1990 года репатриантам выделено 1200 земельных участков в Ялте, 1342 — в Алуште, 2444 — в Судаке, 1296 — в Феодосии. Но 40% этих участков не осваивается. Так, в Ялте остаются неосвоенными 461, Алуште — 606, Судаке — 981, Феодосии — 961 участок. Причины разные: и отсутствие денег, и расположение участков (многие из них были выделены на оползнях, в горах, куда не провести ни воду, ни электричество...)

Специальная рабочая группа Совета министров Крыма недавно дополнительно изыскала под жилищное строительство, в том числе для депортированных, 418 гектаров на Южном побережье Крыма от Ялты до Феодосии. Из общей площади земель 200 гектаров — земли национального производственного аграрного объединения «Массандра», 218 гектаров — Солнечнодолинского сельсовета и феодосийского региона. С одной стороны, протестуют виноградари, ведь им не с руки терять перспективные площади. С другой, как отметил заместитель главы Рескомзема Василий Соколик, большинство этих земельных участков расположены за границами населенных пунктов и еще следует хорошенько изучить, пригодны ли они для строительства, получить заключение об оползневом характере местности, по экологическим и санитарно-эпидемиологическим вопросам. А все это деньги, которых нет.

Основной проблемой земельной реформы в Крыму является недостаточное финансирование, считает председатель Рескомзема Евгений Жагорников. По его словам, полная инвентаризация земель полуострова должна закончиться в октябре этого года, однако за последние три года из 33 млн. гривен, необходимых для проведения земельной реформы, из бюджета Украины выделено около 1,5 млн. И ни копейки на создание автоматизированной системы ведения государственного земельного кадастра…

Некоторые политики уже пытались объявить процесс репатриации законченным. Экономисты стали возражать: по их мнению, экономические процессы, характерные для обустройства депортированных, только начались. Из-за ограниченности газетной площади мы не коснулись экономической составляющей социально-гуманитарных процессов — необходимости строительства новой сети национальных школ, например, или национальных культурных учреждений, что также требует огромных капвложений. Сложно в полной мере определить экономическое содержание подготовки национальных кадров.

По самым приблизительным подсчетам, репатриация будет определять экономическое содержание социальных процессов в Крыму в течение ближайших 20—30 лет. И лишь потом она отойдет на второй план. Да и то при условии, что процессу будет оказан режим наибольшего благоприятствования, а не сопротивления.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК