Об уникальном положении Украины между федерализмом брюссельским и московским. Где начинается и где заканчивается Европа? Станет ли этот век веком Украины? Существует ли язык экономического успеха? Кто говорит на этом новом языке в Украине?

12 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 12 ноября-19 ноября 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Время империй истекло Время империй, какими их задумывали в начале XX века, истекло. Брюссель не будет четвертым Римом, а Москва никогда не станет Византией...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Время империй истекло

Время империй, какими их задумывали в начале XX века, истекло. Брюссель не будет четвертым Римом, а Москва никогда не станет Византией. Соединенные Штаты Америки, выдвинувшиеся в ранг мировой супердержавы после падения Берлинской стены, испытывают некоторую нерешительность в Ираке. Большие размеры уже не являются гарантией могущества и эффективности.

Ошибка в анализе, которую делают как сторонники федерального европейского государства, так и российские «неофедералисты», заключается в следующем: по их мнению, среди государств, подвергающихся воздействию рыночных механизмов, упадок может поражать только самые маленькие из них и щадить самые большие. Однако в действительности все наоборот: чем разветвленней и диверсифицированней иерархические структуры, тем в большей степени они слабеют и теряют свои конкурентные преимущества по сравнению с более мелкими и мобильными структурами. Государство континентального размера, к тому же федеральное, не может быть таким же эффективным, как более скромное по площади. И если нации Европейского континента глубоко привязаны к своему суверенитету, то это также и потому, что небольшие и средние страны являются весьма жизнеспособными, сколько бы при этом ни стоил баррель нефти — 50 долл. или 30. Это касается Украины, Швейцарии, Ирландии, Швеции, Чешской Республики, Сингапура, Словении, республик Балтии и многих других.

Географическая и демографическая структура Украины, сравнимая с географической и демографической структурой Франции, с этой точки зрения является оптимальной. Она может быть основой для украинского экономического успеха: многообещающий внутренний рынок, а также значительный потенциал для привлечения инвестиций и штурма внешних рынков.

Обратный результат президентской кампании

В нынешней президентской кампании в Украине США и OБСЕ играют свойственные им роли. В то же время демонстрируемое московским централизмом отсутствие гибкости — некоторые квалифицируют как «его русскую рулетку», то есть стратегию игры, в которой, пренебрегая элементарными правилами распределения рисков, можно или потерять все, или получить вдвойне, — расценивается международными рынками и инвесторами негативно.

Непредвиденным результатом могло бы стать серьезное ухудшение имиджа Российской Федерации. Ведь несмотря на теоретическую привлекательность потенциала российского внутреннего рынка, ухудшение имиджа усугубляется растущей незащищенностью, которую ощущают иностранные предприниматели как в Москве, так и в российской глубинке. Федеральное российское государство все более и более открыто критикуют за его политику в области гарантирования безопасности, приводящую к снижению качества жизни. После Беслана западное общественное мнение констатирует «приостановку демократического процесса, начатого в России десять лет назад».

У экономических субъектов, имеющих интересы или инвестиционные проекты в зоне СНГ, начинает меняться направленность мыслей, они пересматривают свои бизнес-планы. Сегодня для них Украина — это заслуживающая доверия альтернатива вложению в промышленность капиталов, изначально нацеленных на Россию. Не вызывает сомнений, что повышение морального престижа либеральной, демократической и суверенной Украины уже дает другой, наиболее очевидный результат этой президентской кампании.

По данным представительства Ernst & Young, в 2003 году в Российскую Федерацию было сделано 109 инвестиций из-за рубежа. Сохранит ли она свою долю на международном рынке капиталов в 2005-м? Если репутация России в развитых странах продолжит ухудшаться, то это маловероятно. А вот позиции ее соседей укрепятся. И этот процесс станет настолько глубоким, что даже Беларусь могла бы автоматически подправить свой имидж и повысить свой престиж ввиду своего стратегического географического положения между ЕС и EЭП.

Между тем избирательная президентская кампания в Украине принесет три очень хорошие новости. Первая заключается в том, что два основных кандидата признают, что интеграция в федерацию Европейского Союза и федерацию России является параллельным стратегическим процессом. Вторая хорошая новость — права русскоговорящих украинцев должны быть гарантированы. Правда, эта проблема существует не один год, но о ней следовало напомнить. И наконец, третья новость — это то, что своей новой видеоигрой с бросанием яиц Украина доказала, какими огромными талантами, вполне на уровне требований мирового рынка, она обладает в новых цифровых технологиях: быстрота реакции, воображение, технологическое ноу-хау и… юмор. Для своего выживания мировой индустрии видеоигр необходимо появление новых продуктов каждый месяц. Так что, возможно, «бросок сырым яйцом в Ивано-Франковске» вскоре сможет конкурировать с Sims или с Larra Croft в американском или европейском хит-параде игр?

Символические факторы

Украинская модель может быть проанализирована под тем же углом зрения, что и проблема израильского государства. Земля обетованная, обретенная в конце XX столетия, язык и культура, постоянно находящиеся под угрозой. Духовная роль, мировая диаспора. Геноцид еще больших масштабов и вследствие этого — статус жертвы. Идеал, корни которого уходят в глубоко дохристианскую эпоху и который проецируется на современность. Осознание себя как совершенно уникального общества, предназначенного выполнять исключительную миссию в нынешнем мире.

Папа Иоанн Павел II официально извинился перед еврейским государством за многовековой антисемитизм западной традиции. Украинцы могли бы ожидать подобной инициативы от Москвы за голодомор, и Европейский Союз должен занять четкую позицию в этом вопросе, если в глазах всего мира он претендует на роль защитника моральных ценностей. Некоторые государства признали армянский геноцид, эта логика должна найти свое продолжение и в отношении Украины.

Украина отменила смертную казнь, как если бы речь шла о том, чтобы доставить удовольствие кредитным комитетам картеля международных банков. А ведь если бы этот вопрос был вынесен на референдум, то есть прошел проверку наиболее демократическим способом принятия решений, то еще не факт, что результат оказался таким же. Европейская интеграция должна обогатиться символическими факторами, она ни в коем случае не должна быть односторонней. Это касается также и проблем коррупции, какой бы она ни была — экономической или моральной.

Духовная дезинтеграция

Финансовая коррупция является хроническим злом в бедных странах, где она постоянно подпитывается недостаточным уровнем оплаты труда служащих. Но она существует также в развитых странах, где отдельные ее проявления могут достигать астрономических сумм.

С коррупцией должен бороться новый юридический арсенал украинского права, так как она тормозит экономический рост и искажает механизмы рынка. Однако нужно остерегаться романтизма.

Кое-кто часто забывает, что коррупция возникает только в том случае, если существуют две противоположные стороны: взяткополучатель и, в первую очередь, взяткодатель, экономический интерес которого несоизмерим с потребностями взяткополучателя. Ведь финансовые амбиции взяткополучателя вполне могли бы ограничиться «простыми чаевыми», необходимыми для удовлетворения его элементарных потребностей.

До недавнего времени бухгалтерские планы некоторых стран ЕС включали позицию «разное», зарезервированную для сделок за наличные и в основном предназначенную для оплаты взяток при экспорте, особенно в страны Африки. С 2004 года для большей части автомобильных перевозок из ЕС в СНГ также предусмотрен «специальный бюджет» наличными.

Совершенно ясно, что экономическая война между Соединенными Штатами Америки и Европейским Союзом происходит сегодня преимущественно в сфере борьбы с коррупцией. Например, контракт на 6 млрд. долл. на продажу вооружения и авиалайнеров в одну из стран Персидского залива был получен американцами после того, как они уличили в попытке финансовой коррупции представителей страны-лидера ЕС. В результате американское самолетостроение получило контракт. То же самое касается и системы наблюдения за амазонскими лесами (контракт на 1,4 млрд. долл.).

Разоблачительные скандалы Parmalat в Италии, Credit Lyonnais во Франции или WorldCom в Нидерландах свидетельствуют о развитии антикоррупционных процессов. Некоторые европейские лидеры воспринимают иммунитет, предоставляемый им их политическим статусом, как возможность избежать судебных разбирательств или защитить своих друзей. В секторе государственных заказов при рассмотрении некоторых дел в странах ЕС были выявлены методы, близкие к организованному бандитизму. В Нидерландах национальный скандал: незаконные соглашения и сделки, взяточничество, платежи наличными потерпевшей стороне, чрезмерное вздувание цен в ущерб налогоплательщику, причастность к этому банковского сектора и политиков — все это привело к парламентскому расследованию, которое, покочевав от одной комиссии к другой, в конечном счете было тихо похоронено.

Определяя свое отношение к выборам президента в Украине, США только и всего, что с гордостью объявили о приверженности моральным ценностям. А европейские «тяжеловесы», оставаясь безмолвными, послали украинцам неприемлемый сигнал. Европейская Комиссия, некоторые из правительств стран–основателей ЕС и европейские средства массовой информации вообще (за исключением британских) открыто придерживаются сегодня выборочного подхода к защите прав человека и универсальных принципов. Эта концепция изменяется в зависимости от потенциала продаж самолетов, поездов, других транспортных средств и прочего в той или иной стране. Встреча на высшем уровне Европейский Союз — Россия была намечена на 11 ноября 2004 года в Гааге. Перед этим саммитом линия поведения западноевропейских правительств оставалась предельно откровенной: «Не нужно нагружать проблемами президента России», иными словами — газ, нефть и бизнес превыше всего.

Странный, однако же, парадокс этого «большого молчания»: европейские ценности защищают OБCE, Европарламент и его депутаты, а также… правительства восточных (!) недавно вступивших в ЕС стран. Польский премьер-министр Марек Белка и эстонский премьер-министр Юхан Партс недавно призвали к совместной акции двадцати пяти членов ЕС (!) по отношению к России. «Это единственный способ оказания поддержки тамошнему демократическому движению», — заявили они, сожалея, что есть «ситуации, относительно которых общая европейская позиция отсутствует» (!).

В силу уникального положения Украины между брюссельским федерализмом и московским предназначение этой страны заключается в том, чтобы интегрироваться только на экономическом уровне, доказав собственный прагматизм, отвергнув чьи-то нравственные уроки, и реализовать наконец свое право самостоятельно определять плюсы и минусы этого процесса.

Двойная интеграция: Европейский Союз
и Российская Федерация

Международные элиты ничего не понимают в Украине. Выборы нового украинского президента не являются выбором ни между Западом и Азией, ни между Россией и Европейским Союзом или даже Соединенными Штатами. Те, кто утверждают подобное, с одной стороны, отрицают, что Украина является суверенным государством, с другой — принимают украинцев за малых детей, недооценивая уровень политического мышления будущих украинских лидеров.

Продвижение Украины к более демократической, более справедливой и более процветающей системе является процессом историческим и неизбежным, который ничто и никто не сможет остановить. Но это не означает, что страна должна отказаться от своего исторического наследия, от исторически сложившихся связей или какого-либо из своих намерений интегрироваться в мир. А еще от стремления развивать свою собственную государственную модель. Интеграция Украины в естественное для нее региональное пространство, то есть Европу, — еще генерал де Голль пророчески определил ее протяженность «от Атлантики до Урала», — состоит в том, чтобы, опираясь на свой внутренний рынок, удесятерять свое участие в свободной региональной торговле. Всегда легче торговать с ближайшими соседями, которых лучше знаешь, да и транспортные затраты в этом случае ниже. Нынче речь идет о том, чтобы Украина развивала широкое экономическое сотрудничество как с Европейским Союзом, так и с Российской Федерацией. При этом речь не идет ни об отказе от своей политической или национальной независимости, как мог бы подумать кое-кто в Брюсселе или в Москве, ни об отказе от своего валютного суверенитета, как себе это представляют некоторые должностные лица во Франкфурте.

Три пары основополагающих принципов ЕС провозгласил в 50-х годах прошлого века Жан Монне. И сегодня они актуальны как никогда: «Причина — мир. Дорога — экономика. Намеченная цель — европейский федерализм».

Украина вместе со своими соседями должна способствовать сохранению и укреплению мира благодаря экономическим обменам, поскольку это одна из наиболее цивилизованных форм интеграции. Напротив, федерализм, каким бы он ни был, брюссельским или московским, абсолютно противоположен украинскому национальному интересу.

Государство — это прежде всего предприятие по оказанию услуг общего пользования своим гражданам, и государство большего, чем необходимо, размера менее эффективно. Оно «съедает» больше налогов и предлагает услуги худшего качества. Форма превосходства континентального государства над национальным называется империей: эта крайняя стадия федерального проекта никогда не увидит свет на Европейском континенте — ни на Западе, ни на Востоке. Советский Союз был действительно федеральной империей, но он уже не подлежит восстановлению. Если размер государства меньше размера государства национального, тогда оно приобретает форму города-государства Древней Греции, но никто из украинцев не готов совершить прыжок на две с половиной тысячи лет назад.

Нынче время альянсов, но не вассальных отношений с федеральным комиссаром.

Слоган «В единый рынок, к единой валюте» иллюстрирует первый этап федералистского проекта Брюсселя. Но это также обязательное условие для осуществления второго этапа: «С единой валютой, в едином государстве». Речь идет о создании европейского правительства или, точнее, центрального федерального правительства.

Тот факт, что Польша или Венгрия еще не ввели евро, не мешает им торговать с другими государствами–членами ЕС. Ничто не может помешать им оставаться в ЕС, сохраняя свою национальную валюту. И Великобритания со Швецией являются тому примером. Действительно, не существует никакой экономической теории, доказывающей, что единая валюта необходима для развития торговли между государствами или же наоборот. Это подтверждается интенсивностью товарооборота во всех зонах свободной торговли. Украине не нужно менять валюту, чтобы иметь возможность продавать свои товары и свои услуги в ЕС, EЭП, Mercosur (Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай ), США.

Итак, политическая интеграция стран Европейского Союза — окончательная стадия интеграции — возможна только в том случае, если будет осуществлена валютная интеграция и если европейская конституция будет одобрена каждой из стран-членов. Проблема заключается в следующем: если валютная интеграция не приносит никаких преимуществ одним и к тому же создает экономические неудобства для других, то федеральное государство не родится никогда. У евро имеется непредвиденный эффект, о котором большинство людей не знает, — «невозможная тройственность»: фиксированный обменный курс (евро является самой экстремальной формой фиксированного валютного курса), независимые монетарные политики и свобода движения капиталов.

Европейский центральный банк может разве что применять единообразно ко всем странам, с различными параметрами и потребностями, усредненную монетарную политику, которая не является оптимальной ни для одной из них. Структурная неэффективность монетарной политики EЦБ мешает стремительному европейскому экономическому росту и уже значительно ослабила экономики, в частности, Германии и Франции. Корректировки конкурентоспособности, которые раньше обеспечивались с помощью обменных валютных курсов, сегодня осуществляются путем общего снижения затрат. Результат: европейские менеджеры и капиталы рыщут за пределами ЕС в поисках все меньших производственных затрат.

Следовательно, наилучший способ экономически интегрироваться в Европейский Союз — это оставаться суверенным государством вне Европейского Союза. Европа будет оставаться такой, какой она есть: обширной зоной свободной торговли. Вскоре появятся региональные комплексы, основанные на давних симпатиях, а также на прагматических соглашениях. Предназначение Украины не в том, чтобы стать 26-м членом ЕС, или энной губернией Российской Федерации, или же европейским «тигром», либо «Тайванем».

Предназначение Украины состоит в том, чтобы стать «драконом» Европы, то есть, с моей точки зрения, «Китаем» Европейского континента. Я считаю, что эта цель реализуема в течение десяти лет. Для этого она должна быть принята к руководству лучшими специалистами во всех сферах.

Пусть Украина защищает свои национальные интересы: Киев наилучшим образом послужит интересам своих партнеров, соседей и человечества, если будет преследовать свои собственные интересы и интересы украинцев.

И чтобы защищать свои интересы в своем завоевании Европы, от Атлантики до Урала, она не нуждается ни в каком опекуне. Так как единственный локомотив экономической интеграции Украины в Европу — это сама Украина.

Однако чтобы выполнить свою историческую миссию, страна должна определить в качестве лидера того из двух соперников, который лучше овладел языком экономического успеха XXI века.

Язык экономического успеха

Монетаризм является краеугольным камнем экономической мысли и экономического успеха начала XXI века. Ситуация в денежной сфере, которую оставит в наследство теперешнее правительство, будет причиной головной боли для любого из преемников.

В экономическом плане будущий президент вскоре должен будет столкнуться с проблематикой «квадратуры круга»:

1. Управлять непрерывным экономическим ростом с двухзначным показателем.

2. Сохранять низкие издержки производства для поддержания конкурентоспособности страны.

3. Повышать уровень жизни украинцев до европейского уровня.

4. Защищать Украину от системных рисков в банковском секторе и промышленности.

Большинство западных экономических экспертов сходятся во мнении, что для обеспечения экономического роста и прогресса в социальной сфере стране нужен лидер, хорошо разбирающийся в экономических проблемах, лидер-монетарист. Потому что экономический и социальный прогресс — это благо для Украины.

А то, что хорошо для Украины, хорошо для остального мира.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК