Равиль Муратов: «Негативные действия в отношении «Укртатнафти» и меня лично связаны с тем, что задеты интересы менеджеров компании и олигархических групп»

24 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 52, 24 декабря-30 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

За последние полгода разве что «Криворожсталь» и Одесса—Броды превзошли по скандальности Кременчугский нефтеперерабатывающий завод – ЗАО «Укртатнафта»...

За последние полгода разве что «Криворожсталь» и Одесса—Броды превзошли по скандальности Кременчугский нефтеперерабатывающий завод – ЗАО «Укртатнафта». То между татарстанскими и украинскими акционерами этого предприятия постоянно пробегали черные кошки, то никак не удавалось собрать акционеров на собрание и хоть за что-то проголосовать хотя бы в наблюдательном совете (НС). Затем госпакет акций «Укртатнафти» (а это 43%) пыталась прибрать к рукам группа «Приват» (и тогда появился первый указ Л.Кучмы о передаче этого пакета акций в «Укрнафту», подконтрольную «Привату»). Затем «Нафтогаз України», как говорится, вставил свои пять копеек – и появился второй указ Президента Украины о передаче госакций «Укртатнафти» НАКу для создания вертикально интегрированной компании.

За всеми этими событиями, разумеется, просматривались чьи-то конкретные коммерческие интересы. И, безусловно, в этом накале страстей не могло не упоминаться имя председателя наблюдательного совета «Укртатнафти», вице-премьера Республики Татарстан Равиля Муратова. То его обвиняли в пособничестве бывшему главе ЗАО Владимиру Матицину, то в содействии отстранению от руководства компанией Павла Овчаренко. А затем уж и вовсе в финансовом спонсорстве в период президентской предвыборной кампании в Украине. Причем «виноват» Р.Муратов «в пособничестве» сразу двум основным кандидатам в президенты – и Ющенко, и Януковичу. Словом, в последнее время господин Муратов стал героем многих опусов.

Это и побудило «Зеркало недели» обратиться к нему лично и попытаться выяснить, что же на самом деле происходит в «Укртатнафті», какова его роль и отношение к сложившейся ситуации.

— Уважаемый господин Муратов, могли бы вы сначала объяснить, почему вы как вице-премьер правительства Татарстана (которому в лице Министерства имущества и земельных ресурсов принадлежит 28% акций «Укртатнафти») и председатель наблюдательного совета ЗАО «Укртатнафта» возражали против первого указа о передаче украинского госпакета акций ЗАО в «Укрнафту» и приняли его вторую версию, согласно которой госпакет (43% акций «Укртатнафти») передается НАКу «Нафтогаз України»?

— Если кто-то следил за хронологией событий, то он должен помнить, что мы, акционеры от Республики Татарстан, в письменной форме выразили свое несогласие с передачей пакета акций «Укртатнафти», находившегося у Фонда государственного имущества Украины, в негосударственную компанию «Укрнафта», да еще и подконтрольную группе Коломойского «Приват» (эта же группа контролирует «Укрнафту». — Авт.). Наши мотивы были изложены и, думаю, понятны всем.

Мы надеялись, что с нами проведут консультации по этому вопросу и мы сможем выработать единые позиции о дальнейшей судьбе этого пакета. После того как нам стало известно, что этот государственный пакет акций готовится к передаче в «Укрнафту» и процесс его передачи уже начался, мы активизировали свои действия. И нам удалось при активном содействии посла России в Украине Виктора Степановича Черномырдина убедить Президента Украины Леонида Даниловича Кучму в том, что передача государственного пакета акций в негосударственную компанию будет противоречить интересам самой Украины. И хотя татарстанская сторона не смогла приобрести украинский пакет, как мы настаивали, но последовавший в июле текущего года указ Президента Украины о том, чтобы оставить госпакет акций «Укртатнафти» в полностью подконтрольной государству НАК «Нафтогаз України», на данном этапе удовлетворил нас и стал своего рода компромиссом в сложившейся ситуации.

— Почему именно Сергей Глушко был избран председателем правления «Укртатнафти»? Что побудило вас поддержать его кандидатуру? Кто его рекомендовал и какая при этом была аргументация?

— Вполне логично, что после появления нового акционера с украинской стороны (НАК «Нафтогаз України». — Авт.) от него и поступило предложение о кандидатуре на пост председателя правления «Укртатнафти». И здесь очень важно напомнить, что согласно нашим договоренностям традиционно именно украинская сторона предлагала на эту должность своего представителя. И председатель правления НАК «Нафтогаз України» Юрий Бойко, будучи представителем акционера со стороны государства Украина, предложил кандидатуру Сергея Глушко. В качестве доводов «за» нам привели то, что он является одним из руководителей «Нафтогазу України» и на протяжении нескольких лет был заместителем председателя наблюдательного совета «Укртатнафти», знает саму компанию не понаслышке.

— Не смущает ли вас лично, что господина Глушко связывают с весьма неприглядной историей приватизации Ингулецкого ГОКа, в результате которой был размыт контрольный госпакет?

— К той истории, насколько мне известно, непосредственное отношение имеет господин Чечетов, а не Глушко. Именно М.Чечетов подписывал согласительные протоколы, разрешающие дополнительную эмиссию акций Ингулецкого ГОКа. Также мне известно, что Верховный суд Украины признал законность принятых тогда Михаилом Чечетовым решений.

— Не могли бы вы объяснить, как могло случиться, что прежнего председателя правления «Укртатнафти» Павла Овчаренко «уволили по факсу»?

— Начнем с того, что и господин Ярославский (народный депутат и владелец группы Укрсиббанка. — Авт.), и его протеже господин Овчаренко на протяжении всего времени были в курсе развития событий вокруг реализации указов Президента Украины о передаче госпакета акций «Укртатнафти». И еще в сентябре я лично их проинформировал, что новый собственник от Украины предлагает свою кандидатуру на место председателя правления. Этика корпоративного управления диктует, что наемный менеджер должен согласиться с волей акционера, тем более выражающего интересы твоего государства. Кстати, когда-то и Павел Владимирович был назначен главой «Укртатнафти» по воле собственника украинского пакета акций.

Мои доводы и аргументы не были приняты. Было заявлено, что названные господа будут бороться за пост председателя правления, что бы ни думали по этому поводу основные акционеры компании. В ход пошли даже угрозы. В возникшей конфликтной ситуации я был вынужден не уволить, а отстранить П.Овчаренко в соответствии с условиями трудового контракта, подписанного им же с председателем наблюдательного совета, до рассмотрения самим советом этого вопроса 21 сентября с.г. в Москве. И, как известно, наблюдательный совет одобрил тогда действия председателя НС в сложившейся ситуации и уже освободил от занимаемой должности Павла Овчаренко. А что касается доведения до конкретных лиц информации о принимаемых в тот момент решений, то все делалось в установленном на предприятии порядке.

— В чем состояла суть иска акционеров «Укртатнафти» в Хозяйственный суд Киева?

— Как только появилась информация о возможной сделке по продаже пакета акций «Укртатнафти», принадлежащего SeaGroup International (эта компания владеет 9,96% акций «Укртатнафти»), компания «Нафтогаз України» обратилась в Хозяйственный суд Киева с ходатайством об обеспечении иска. И, как вы знаете, суд удовлетворил просьбу акционера.

— Кто и при каких обстоятельствах, по вашему мнению, мог зарегистрировать сделку по продаже контрольного пакета акций SeaGroup International, и что вы по этому поводу думаете? Известно, что акционеры «Укртатнафти» недавно заявили, что продолжают изучать возможную сделку по продаже пакета акций, принадлежащего SeaGroup International. Так сделка состоялась или нет? И известно ли вам, кто является истинным владельцем SeaGroup International и AmRuz Trading (которой принадлежит 8,336% акций «Укртатнафти»)?

— Сообщения в средствах массовой информации о продаже пакета акций SeaGroup International были для меня полной неожиданностью, поскольку не было никаких согласований с акционерами «Укртатнафти» по этому поводу. Насколько нам стало известно из информации, предоставленной в Торговом представительстве Российской Федерации в США, организации под названием «Регистрационная палата штата Вашингтон» не существует. Хотя в СМИ ссылки по сделке делались именно на эту регистрационную палату. Через торговое представительство нам не удалось выяснить более подробные детали.

Учитывая постоянные ссылки на авторитетные регистрационные органы США и объявление сговора представителей правительства Республики Татарстан с организованной экономической преступностью, мы приняли, на мой взгляд, единственно правильное решение и обратились в Федеральное бюро расследований США с запросом о предоставлении полной информации по данному вопросу. Представитель ФБР в посольстве США в России, понимая важность разрешения этой ситуации для сохранения доброго имени республики и ее представителей, обещал в кратчайшие сроки предоставить нам все соответствующие документы. Повторяю, нам скрывать нечего, мы всегда выступали за полноту информации, пресечение всякого рода спекуляций, за чистоту и прозрачность позиций всех сторон. Я уверен, что сила в правде.

— В свое время глава «Укртатнафти» Владимир Матицин и его заместитель Владимир Демехин владели указанными выше оффшорами. Выполнили ли эти оффшорные компании свои обещания по внесению средств за акции? Если да, то в какой форме? Вексельная продажа двум оффшорам дала менее 50% их стоимости. Как это объяснить? Известно, что было дополнительное соглашение о продлении срока оплаты векселей. Какова при этом была мотивация акционеров?

— Да, это хорошо всем известная, нашумевшая история с не менее хорошо известными последствиями. Знаем мы и о продлении дополнительными соглашениями сроков оплаты, а также о многих других деталях и нюансах. Акционеры «Укртатнафти», наблюдательный совет требовали и продолжают требовать от этих компаний внесения средств за акции в полном объеме. И мы этого добьемся.

— Говорят, что в свое время планировалась перепродажа акций вышеназванных оффшоров третьему лицу (предположительно — оффшорной компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах)? Связан ли этот оффшор с «Татнефтью» и кто его истинный владелец?

— Как я уже говорил, нами сейчас проводится детальное изучение вопроса, есть обращение в ФБР США и понимание с их стороны важности для нас максимально быстрого и полного получения необходимой информации. До выяснения всех обстоятельств я не могу ответить предельно точно на этот вопрос. Но, поверьте, никаких сомнительных схем движения активов ни правительство Татарстана, ни, надеюсь, представители акционеров от Украины не допустят и не позволят допустить.

— Поговаривают, что «Татнефть» (совладелец «Укртатнафти», ей принадлежат 8,6% акций ЗАО) и ее торгово-посреднические партнеры поставляют нефть на Кременчугский нефтеперерабатывающий завод по ценам, в среднем превышающим те цены, по которым поставляют сырье другие компании из России? При том, что ЗАО «Укртатнафта» экспортирует нефтепродукты из Украины по более низким ценам, чем другие НПЗ. Как это объяснить?

— Вообще-то самая дорогая нефть, поступающая на Кременчугский НПЗ, — украинская. Она на 10—15% дороже, чем российская. А ведь в стоимости нефти, поставляемой «Татнефтью», и транспортные расходы выше, и учтены таможенные затраты и пр. Казалось бы, российская нефть должна стоить хотя бы столько же, сколько и украинская. Но мы не можем пойти на удорожание нашей нефти, ведь это будет означать, что возрастет цена на бензин, дизельное топливо… А это может стать поводом обвинить российские компании в стимулировании роста цен на нефтепродукты в Украине. Подобные обвинения иной раз звучат и без особых доказательств.

Что касается работы трейдеров по экспорту нефтепродуктов, то сейчас нами проводится расследование, анализируется ситуации. Итоги этой работы мы обязательно обнародуем.

— Проводился ли когда-нибудь аудит финансовой деятельности ЗАО «Укртатнафта»? Если да, то когда, кем и что показали его результаты?

— Конечно, аудит проводился. Данные публичны. Правление компании может предоставить его итоги в любой момент. С нашей стороны никаких препятствий к обнародованию информации нет. Очевидно, что по результатам любого аудита и финансовой, и производственно-хозяйственной деятельности проводится соответствующая работа, принимаются управленческие решения. Сегодня «Укртатнафта» является одной из самых понятных и прозрачных в своей финансовой и хозяйственной деятельности компаний на территории Украины, там внедрены самые передовые системы управления, базирующиеся на современных информационных технологиях. Наблюдательный совет все эти годы строго следит за процессом перехода компании на принятые в мире формы отчетности, за формированием общепризнанной в мире корпоративной культуры и в ведении хозяйственных вопросов, и в финансах, и в корпоративных правах, и во взаимоотношениях между акционерами, между акционерами и наемными менеджерами.

— Разрешен ли сегодня конфликт с Укрсиббанком, возникший после отставки Павла Овчаренко с поста главы «Укртатнафти»? Если да, то расскажите, пожалуйста, кем и в какой форме?

— К сожалению, конфликт пока окончательно не разрешен. 16 декабря мы проводили в Киеве заседание наблюдательного совета ЗАО, и на эту дату аффилированные структуры Укрсиббанка должны были «Укртатнафті» 85 млн. грн., а также «Татнефти» — около 24 млн. грн. Нами подан иск в хозяйственный суд, обращение в Генеральную прокуратуру Украины с просьбой о содействии в возврате указанных средств. В результате работы, проведенной прокуратурой Киевской области, по данным правления компании, задолженность аффилированных структур Укрсиббанка перед «Укртатнафтою» уменьшилась на 14 млн. грн.

— Известно, что недавно акционеры «Укртатнафти» решили прикупить «АЗМОЛ». Подана ли заявка вашего ЗАО на участие в приватизации «АЗМОЛа»? И зачем это нужно компании?

— В соответствии с решением наблюдательного совета от 16 декабря, правлению компании поручено оформить и подать заявку на участие в приватизации «АЗМОЛа». Для «Укртатнафти» это весьма важный момент, поскольку мы производим масла и видим в интеграции с «АЗМОЛом» экономическую эффективность для обеих компаний.

— Как решаются задачи увеличения добычи нефти «Татнефтепромом», к которому «Укртатнафта» как соучредитель имеет непосредственное отношение? Помнится, предполагалось создать совместное предприятие с компанией «Татнефтеотдача». Известно ли вам, кому на самом деле принадлежит компания «Корус», владеющая «Татнефтеотдачей»?

— Наблюдательный совет несколько раз рассматривал вопросы, связанные с увеличением объемов собственной добычи нефти через «Татнефтепром». Мы, безусловно, заинтересованы в увеличении объемов поставок на Кременчугский НПЗ нефти этой дочерней компании. Вместе с тем, необходимо понимать, что инвестиции в нефтедобычу инерционны и требуют ясной перспективы окупаемости. Поэтому акционерам «Укртатнафти» предстоит сделать выбор: сосредоточиться на модернизации Кременчугского НПЗ, что позволит в недалеком будущем производить нефтепродукты, соответствующие европейским стандартам, а значит, именно туда направить в первую очередь финансовые ресурсы, или же направить средства на увеличение объемов добычи нефти «Татнефтепромом».

Лично я убежден в необходимости провести прежде всего модернизацию. Иначе уже в недалеком будущем мы потеряем рынки экспорта своей продукции. По нефтедобыче мы рассматривали вопросы возможности привлечения средств инвесторов путем слияния с аналогичными компаниями из Татарстана. Но сами инвесторы пока в силу изложенных причин не готовы вложить свои средства в развитие нефтедобывающей отрасли.

— В модернизацию «Укртатнафти» в свое время Татарстан обещал инвестировать минимум 200—300 млн. долл. Произошло ли это на самом деле? Сколько средств в модернизацию ЗАО реально вкладывают акционеры из Татарстана? В 2002 году планировалось начать первый этап модернизации, тогда речь шла об инвестировании 120 млн. долл. Но пока планы так и остаются планами. Почему?

— Прежде чем приступать к модернизации, необходимо иметь технико-экономическое обоснование. Вы знаете, что в 2003 году тонна перерабатываемой на Кременчугском НПЗ нефти принесла в бюджеты Украины всех уровней доходы в размере 125 гривен 11 копеек. По итогам работы 10 месяцев этого года, с одной переработанной тонны нефти в бюджеты всех уровней направлено уже 129 гривен 50 копеек.

В перспективе мы хотим удвоить объемы переработки нефти на НПЗ, но для этого необходимо расширять рынок экспорта, так как спрос на внутреннем рынке ограничен. И чтобы удержаться на европейских рынках, расширить там свое присутствие, нужно производить продукт, соответствующий европейским стандартам. Было бы ошибкой думать, что модернизация пока совсем не проводится. Тогда бы завод давно не только потерял рынок сбыта, но и просто остановился. Силами компании мы модернизируем технические установки НПЗ. И акционеры вкладывают в это немалые средства, в том числе и отказываясь от начисления дивидендов. К примеру, в следующем году начнет функционировать третья установка первичной перегонки нефти. И это позволит сразу нарастить переработку более чем на 1 млн. тонн. Но это — эпизоды. А нужна основательная, рассчитанная на длительную перспективу модернизация. Здесь нужны и время, и средства иного порядка.

Сегодня уже можно сказать, что южнокорейский концерн LG завершил разработку технико-экономического обоснования (ТЭО), включающего в себя два этапа работ на общую сумму около 700 млн. долл. И они готовы провести презентацию своей работы совместно со специалистами «Укртатнафти» и представить ТЭО на рассмотрение наблюдательному совету. И мы хотели бы, безусловно, видеть на этих мероприятиях наших коллег из правительства Украины, выслушать их мнения, пожелания. Думаю, после выборов президента Украины это станет возможным. Мне бы хотелось также отметить, что привлечение под гарантии корейского Эксимбанка значительных финансовых ресурсов на модернизацию потребует политической стабильности в Украине, поддержки правительством Украины наших намерений, прозрачности финансовых потоков «Укртатнафти» и соответствующей культуры корпоративного управления компанией. Всего того, о чем я уже говорил и над чем мы серьезно работаем.

— После передачи госпакета акций «Укртатнафти» в НАК «Нафтогаз України» для формирования на ее базе вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК), госпакетом акций «Укртатнафти» (43%) практически единолично управляет председатель правления «Нафтогазу» Юрий Бойко (несколько лет назад он возглавлял ЗАО «Укртатнафта»). И сегодня в Украине есть версия, что ВИНК создается именно «под Ю.Бойко». Как вы бы это прокомментировали? Не смущает ли вас возможное единовластие господина Бойко в ЗАО «Укртатнафта»? Особенно если учесть, что в случае победы Ющенко на выборах Бойко может быть снят с должности председателя правления «Нафтогазу України»? Если это произойдет, останутся ли акционеры из Татарстана такими же единомышленниками акционеров из Украины?

— Насколько мне известно, Юрий Анатольевич Бойко, будучи председателем правления НАК «Нафтогаз України», одновременно является первым заместителем министра топлива и энергетики страны. А нашего брата — чиновника можно освободить от работы одним росчерком пера, в случае принятия каких-либо решений, не согласованных с правительством Украины, политическим руководством страны. Наша совместная работа в ЗАО «Укртатнафта» характеризует его как руководителя с государственным мышлением, прагматично и целенаправленно отстаивающего интересы коллектива и компании. И, как стало понятно во время встречи с руководством компании LG по поводу подготовки к модернизации Кременчугского НПЗ, он таким и остается. При этом, если сказать честно, он остается не вполне удобной кандидатурой для акционеров из Татарстана, так как был одним из тех, кто своими действиями заблокировал нам возможность покупки государственного пакета акций «Укртатнафти». Но вместе с тем, если Ю.Бойко в дальнейшем не будет задействован в качестве одного из руководителей топливной отрасли, то, на мой взгляд, это будет заметная потеря. Он человек уважаемый не только в России, но и в других странах СНГ. Впрочем, все это уже будет зависеть от воли нового президента Украины.

Что же касается наших взаимоотношений с акционерами из Украины, то мы всегда с большим уважением относились к выбору украинского народа. Мы и далее будем следовать этому, развивая сотрудничество между Украиной и Татарстаном. Надеемся плодотворно и уважительно сотрудничать с новым президентом страны и с теми, кому он поручит работать в правительстве вашей страны.

— Чем вы сами можете объяснить столь активную информационную кампанию против вас? И не только информационную…

— Ну что сказать: накопилось и у менеджеров, и у некоторых коллег по бизнесу. Кого-то судили, кого-то лишили немалых теневых доходов, кого-то «уволили по факсу»… В немалой степени послужило сигналом к нападкам и то, что я в начале года обратился в Верховную Раду Украины, прокуратуру, налоговую инспекцию Украины по поводу недобросовестной уплаты акцизов в бюджет Украины. Я хотел бы, чтобы все компании, занимающиеся реализацией нефтепродуктов на территории Украины, платили акцизы в бюджет в полном объеме и не провоцировали недобросовестную конкуренцию.

Напомню, что тогда, изучая мой запрос, Государственная налоговая администрация Украины сообщала в Верховную Раду о нелицеприятных фактах уклонения от акцизных сборов на нефтепродукты. Процитирую: «…увеличение валовых показателей производства по отдельным нефтеперерабатывающим заводам не сопровождается увеличением налоговых поступлений в бюджет. Так, при среднем показателе оплаты акцизного сбора на тонну реализованных нефтепродуктов по Украине 165 грн. ООО «ЛиНОС», ОАО «НПК-Галичина», ОАО «Нафтохімік Прикарпаття» и ОАО «ЛУКОЙЛ—Одесский НПЗ» уплатили 137 грн., 131 грн., 121 грн. и 100 грн. соответственно. При равноценном производственном потенциале ООО (ОАО) «ЛиНОС» выплачено в государственный бюджет акцизного сбора в 1,5 раза меньше, чем ЗАО «Укртатнафта».

Выяснились схемы ухода от акцизов. Некоторые умудрялись минимизировать свои налоговые обязательства перед бюджетом, используя посредников, которые находятся на территории, пострадавшей от чернобыльской катастрофы. А потом посредством судебных решений их освободили от уплаты налогов. В результате моего запроса было выявлено, что бюджет Украины недополучил в 2003 году почти 400 млн. грн., а только за январь этого года — 90 млн. грн.

В целом наведение порядка в этой сфере, по признанию украинских депутатов и руководителей налоговой администрации, должно было бы предупредить недополучение бюджетом Украины в 2004 году суммы свыше 1 млрд. грн. Хотя ситуация после этого и несколько выровнялась, но не в полной мере и не со стороны всех компаний. Разве такую позицию и потери таких сумм могут простить? Проще говоря, все негативные действия в отношении «Укртатнафти» и себя лично объясняю тем, что своими делами существенным образом задел финансовые и имущественные интересы менеджеров компании и определенных олигархических групп.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК