Оксана Муха: "Встретив сына Квитки Цисык, я не могла сдержать слез"

13 июля, 16:35 Распечатать Выпуск №27, 14 июля-20 июля

Ныне Оксана работает над новым проектом "От Шевченко до Костенко", объединяющим песни на стихи великих украинских поэтов.

© Пресс-служба Оксаны Мухи

В этом году есть два информповода снова и снова вспоминать Квитку Цисык, слушать ее песни: 65 лет со дня рождения и 20 лет со дня ее безвременной кончины. 

квитка цисык
Квитка Цисык

Композиции из репертуара Квитки сегодня звучат в концертах известной украинской певицы Оксаны Мухи, которая рассказывает о своем песенном творчестве, о семействе Цисык, о проекте #ПісніВійни и о диктате формата в радиоэфирах.

Ныне Оксана работает над новым проектом — "От Шевченко до Костенко", объединяющим песни на стихи великих украинских поэтов.

— Оксана, в вашем репертуаре более двухсот украинских песен. А какие из них составляют основу насыщенного репертуара?

— Услышав такой вопрос, я даже начала анализировать... Безусловно, львиная доля репертуара — украинские народные песни. Это песни, которые приходят ко мне "самостоятельно", а затем остаются со мной навсегда.

Конечно, есть в репертуаре песни Владимира Ивасюка. И не только два известных произведения, которые люди воспринимают как народные, забывая, что это все-таки авторская песня: "Червона рута" и "Я піду в далекі гори".

Я перепела много других авторских песен, исполняла экспериментальную музыку. Именно сейчас с Дмитрием Кацалом, с которым сотрудничаю уже более десятка лет, создаем проект "От Шевченко до Костенко". Это будет 15 песен на слова выдающихся украинских поэтов — Тараса Шевченко, Ивана Франко, Леси Украинки, Богдана-Игоря Антоныча, Лины Костенко, Василя Стуса, Василя Симоненко, Руты Витер. Благодаря композитору Дмитрию Кацалу их стихи становятся песнями.

оксана муха_1
Пресс-служба Оксаны Мухи

— В этом году многие мероприятия связаны с юбилеем Квитки Цисык, с которой вас порой идентифицируют. А как думаете, какие наши известные песни в свое время могла бы записать эта певица? И какие из них интересны лично вам?

 — Да, безусловно, этот год для нас важен в связи с юбилеем Квитки. Я очень рада, что благодаря туру "KVITKA: Два кольори" ее чаще открывают для себя люди, одновременно мучительно осознавая, что с ее потерей мы лишились и великого наследия, которым могла бы гордиться Украина.

Однако Квитка оставила нам два альбома украинских песен — авторских и народных. Это должно вдохновлять музыкантов на покорение собственных творческих вершин. Ведь это очень высокая планка. Сегодня трудно найти в Украине исполнителя, который бы достиг уровня мастерства и духовности Квитки.

И если бы не трагическая судьба певицы, ее неизлечимая болезнь, то, уверена, бóльшая часть ее репертуара, который, к сожалению, она не записала, состоял бы именно из украинских народных песен.

Это ощущается уже по тому, как она составила два своих известных альбома. И я знаю, что Квитка планировала записать еще два альбома, в том числе сборник колыбельных. Она их специально подбирала. У Квитки были замечательные советчицы в подборе репертуара — ее мама Иванна и ее сестра Мария.

Квитка превосходно пела колыбельные. Это наша традиция. Это то, с чем ребенок засыпает, — с маминой духовностью. Поэтому, надеюсь, такие колыбельные обязательно запишу в будущем.

оксана муха_5
Пресс-служба Оксаны Мухи

— Интересно, как воспринимают ваше пение, вашу интерпретацию избранного репертуара Квитки ее родственники в США?

— Мне посчастливилось познакомиться с Майей Лев, это двоюродная сестра Квитки по маминой линии. Фамилия Квитки по материнской линии — Лев. Это семья Нагорных-Львов. Когда я была на фестивале "Союзівка", ежегодно проходящему неподалеку от Нью-Йорка, Майя познакомила меня с сыном Квитки — Эдом. Мы с ним имели возможность пообщаться. Помню, как тогда, встретив сына Квитки Цисык, я не могла сдержать слез, словно видела перед собой саму Квитку, ее кровинку, ее самого родного человека.

Общаемся письмами также с Эдвардом Раковичем, мужем Квитки Цисык.

Как они реагируют на песни? По словам Майи, могу сказать, что Эдварду, мужу Квитки, до сих пор тяжело выражать свои мысли, ибо эта рана для него еще не зажила: трагическая участь жены до сих пор бередит ему душу.

Сестра Майя сказала, что когда впервые услышала песни из репертуара Квитки в моем исполнении, это напомнило ей сестру. Она расчувствовалась, заплакала... Признается, что ей сложно меня слушать.

Знаю, что и сын Квитки слышал, как я пою. Эдди также чувствует сходство наших тембров.

Майя Лев была активной участницей всех 20 концертов, состоявшихся в рамках нашего весеннего тура "KVITKA: Два кольори" по Западной Украине. Я ей каждый раз писала, как прошел тот или иной концерт.

А семья Квитки, в свою очередь, направила из-за океана нам и всем, кто приходил на эти концерты, благодарственные письма. Все это очень важно для меня.

И в этом году Майя Лев на Пасху была во Львове. Мы гуляли по городу. Во Львове гордятся, что есть мемориальная доска на бывшем доме семьи Квитки Цисык на улице Глубокой. А Майя указала мне еще один адрес — на улице Руськой, 20: там есть мемориальная доска Нагорных-Львов, посвященная дедушке Квитки.

Сестра Квитки также рассказывала много трепетных историй о певице. Рассказывала, что она была чрезвычайно внимательна к людям. Если с кем-то общалась, то полностью отдавалась этому общению. Она была жизнерадостной, позитивной. А еще — очень любила лошадей, ездить верхом.

Как-то я обратила внимание на фото, присланные мне Майей. Это сугубо семейные фото, а не те, что есть в общем доступе. Квитка на них всегда положительная, светлая, жизнерадостная.

оксана муха_4
Пресс-служба Оксаны Мухи

— Можно отметить в Украине длительный бум вокруг Квитки, американской певицы украинского происхождения: основываются благотворительные проекты, ставятся театральные представления. А как действовать, чтобы не переходить на территорию спекуляции на ее имени?

— Действительно, понимаю, что Квитка стала лакомым кусочком, ее имя — своеобразная возможность заработка для некоторых людей. Поэтому и считаю, что с именем Квитки должны соприкасаться только люди достойные. И если кто-то участвует в конкурсах, где звучит имя Квитки, — это должно быть согласовано с ее семьей.

И это сделать несложно. В FB бывает Майя Лев, через Google можно найти Эда Раковича. К ним есть доступ. И семья должна знать, что происходит вокруг имени Квитки, дать разрешение.

Мне больно, что семья Квитки пережила немало неприятных ситуаций, связанных с ее именем. Поэтому теперь они с большой осторожностью доверяют людям.

На самом деле для них это не только вопрос популяризации ее творчества, для них, еще раз подчеркну, это открытая незаживающая рана, связанная с ранней смертью уникальной певицы, жены, матери, сестры.

— Есть ли сегодня авторы, особенно среди молодежи, которых, на ваш взгляд, незаслуженно обходят вниманием известные исполнители, продюсеры? То есть авторы, чьи произведения следовало бы популяризировать?

— Так сложилось, что мой творческий путь начался с интересной совместной работы с Дмитрием Кацалом (художественный руководитель и директор знаменитой хоровой капеллы "Дударик"). Поэтому я никогда не искала каких-то альтернатив, Дима для меня — самый лучший композитор! Пою те песни, которые пишет и аранжирует Дима.

И не могу конкретно назвать какие-то другие имена. Хотя есть масса исполнителей, которые сами пишут музыку, сами делают аранжировки.

У нас очень много талантливых людей. И не всегда стоит искать талант далеко за рубежом! Ведь только украинская душа может полноценно реализовать украинскую песню, со всеми ее стилистическими современными направлениями.

Также мне очень нравится, как работает Олег Мышловский в части аранжировки. Я бы посоветовала коллегам обратиться именно к нему.

Кроме того, восторгаюсь "Пиккардийской терцией" и Владимиром Якимцом — ее художественным руководителем — как композитором и аранжировщиком. Это очень талантливый человек.

Вообще, каждая музыкальная сфера — сольная, академическая, инструментальная, акапельная — требует особого подхода. Главное — быть на своем месте.

— Не так давно вы были задействованы в проекте #ПісніВійни. Если можно, подробнее о проекте, о музыке, текстах. Как это все рождалось?

— Я благодарна прежде всего журналистке и промо-менеджеру Галине Гузьо, которая предложила идею, а потом это все и реализовала. Она смогла собрать многие песни, рожденные непосредственно на нынешней войне. И не теми людьми, которые на трагедию смотрят со стороны (и лишь имеют представление о войне), а настоящими солдатами, которые все это пережили и испытали.

Уверена, что песни, которые рождаются "там", наиболее доступные и приемлемые, чтобы их поняла в будущем как можно более широкая аудитория.

Этот проект потребовал многих усилий, особой духовной составляющей. Я уж молчу о финансовой.

Но мы сделали все возможное, чтобы это произошло. Мне приятно, что я к этому причастна, пусть капельку, что мой голос помог зазвучать песне "Молитва на Рождество".

— Как появилась эта песня?

— Она пришла ко мне как предложение от Галины почти два года назад. И пока я над ней думала, за работу принялась вокальная формация "Пиккардийская терция". А потом так случилось, что в "Молитве..." понадобился женский вокал. И Владимир Якимец, аранжируя песню, предложил мне спеть несколько фраз от имени Мамы. Так все и получилось.

Спасибо за эту песню! В ней моя благодарность нашим ребятам за несокрушимое сердце воина. Автор "Молитвы на Рождество" — Зиновий Медюх, нацгвардеец, известный как Зеник из Стрыя, или Зеник с Майдана. Он — бард, автор и исполнитель. Эта песня уже становится народной. А когда мы начали ее записывать, то я эту композицию иначе воспринимала. Прежде всего я пыталась "правильно" и хорошо ее спеть, а также найти правильный образ матери. А потом…

Помню, когда поехали с Зиновием исполнять эту песню на концерте-презентации альбома
# ПісніВійни в Киев, и когда я ее начала повторять на репетиции, то, знаете, не всегда в жизни есть песни, от которых мурашки по телу. А эта песня не только вызывает глубокую эмоцию, она — как молитва, как мечта, осуществляется.

Зиновий — молодец. Он в своей искренности, правде, открытости — как большой ребенок. И так, как он написал эту композицию, — уже нельзя ничего ни убрать из нее, ни к ней добавить. Там все совершенно: есть боль человека, есть его большие надежда и вера, и есть счастливое завершение истории.

оксана муха_6
Пресс-служба Оксаны Мухи

— Долгое время в Украине жаловались на диктат форматов  радио и ТВ. Теперь, когда русская популярная музыка "полузапрещена", стало ли легче дышать, петь? Больше ли у вас лично стало эфиров?

— Мы все понимаем, что каждое радио "кому-то" принадлежит. Каждое СМИ имеет "своего" руководителя, который говорит, в каком направлении смотреть. Больно, что нам, украинцам, пришлось так низко пасть, чтобы понадобились квоты на украинскую песню. Ведь это действительно больно и стыдно. Потому что можно было бы требовать квоту на зарубежную музыку, отдавать им 10–20%, а не бороться за место для своей собственной.

Да, в эфирах стало значительно больше украинской музыки. Слышу многих исполнителей, которых раньше вообще никогда не слыхала.

Стало ли больше эфиров у меня лично? Даже не знаю, что сказать. Если есть проекты, то есть и эфиры. А чтобы меня "приглашали" просто так на эфир? Нет, такого почти не бывает. И песни мои — не танцевальные, по-прежнему неформатные.

Поэтому и не могу сказать, что в этой сфере что-то прогрессивно изменилось. Но думаю, что всему свое время.

Сейчас радиостанции работают в манере, чтобы не дай Бог не "стрессонуть" слушателя. Поэтому не вижу большой разницы, на каком языке вся эта эфирная музыка исполняется — на украинском или на русском. Вся она родом из прошлого, из совка, из советской эстрады. Это не моя музыка.

Конечно, есть исполнители, которые мне импонируют, но я их слушаю "отдельно", а не на конкретной радиоволне. Потому что 90% всего, что там звучит, я не могу воспринимать.

— Вспомните, пожалуйста, самые интересные гастрольные путешествия, ведь вы выступали в Америке, Канаде, Европе, многих других странах.

— Каждое путешествие, каждая гастрольная поездка несет в себе что-то особенное. Например, для меня оказалась ярким путешествие в Америку осенью 2017 года. Поехала на один сольный концерт в Нью-Йорк, а осталась на неделю, чтобы заменить группу, которая не смогла приехать (это были благотворительные концерты по сбору средств для военных на их реабилитацию от благотворительного фонда Revived Soldiers Ukraine под руководством Ирины Ващук).

Оставшись там на неделю, я общалась с ребятами-колясочниками.

...Знаете, быть с такими ребятами рядом где-то пять минут — это одно, а вот побыть с ними рядом хотя бы неделю — совершенно другое. Я почувствовала, как они мыслят. Это очень позитивные люди. Нам до них очень далеко — они не живут нашими "проблемами". И быть с ними рядом, общаться — это очень поучительно и нужно.

Вообще, я понимаю, что чем больше нам, украинцам, удастся путешествовать, изучать мир, тем легче будет становиться европейцами. Потому что у нас все-таки сохранился некий "стадный" инстинкт. Нами манипулируют, нами руководят, у нас порой нет своей точки зрения, у нас не выработалась ответственность за свою жизнь.

А если путешествуешь и видишь большой мир — видишь, как он живет и работает, — многое можешь почувствовать и понять. Ведь живя в своем городке или даже в своем мегаполисе, ты все-таки остаешься в своей скорлупе. Поэтому путешествия чрезвычайно важны.

оксана муха_2
Пресс-служба Оксаны Мухи

— Быть может, были приглашения остаться в какой-то другой стране?

— Да, конечно, мне предлагали подобное — и не раз. Зарубежные друзья приглашали: мол, помогут устроиться, найти работу, остаться там — в Дании, Канаде, Америке.

Но, как говорится, не каждое дерево может прижиться на любой почве. Я считаю, что у меня крепкие корни. И мне здесь, на своей земле, хорошо. Чувствую себя полноценно. И уверена: уехав за границу, потеряю ту духовную связь с землей, с традициями, с людьми, со всем.

Люди, когда ассимилируются на другой почве, принимают традиции другой страны, поэтому они невольно меняются. А если хочешь быть зерном государства, то должен быть здесь, делать для Украины то, что можешь.

На данном этапе даже эта война — моя война, и я сражаюсь как могу.

Не могу взять револьвер в руки, потому что мне просто не хватит сил нажать на курок, зная, что я отнимаю жизнь даже у того же врага. Но я могу бороться песней. Песня — оружие.

— Возвращаясь к вашему репертуару, все-таки какой песенный пласт вы бы хотели для себя открыть, а затем перепеть, записать?

— Это песни, которые из уст в уста передавались нашими прадедами, дедами и каким-то волшебным образом пришли ко мне очаровательной традицией бытового пения.

Эти песни звучали не за рюмкой, не при забаве, а в быту — при вышивании, на покосах, при кормлении ребенка. Мне хочется зафиксировать именно такую ​​песню для будущих поколений, ведь — это наше прошлое, и только из него мы сможем строить нашу духовную составляющую.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно