Дэвид Эдгар: "Европа повернулась лицом к национализму"

10 ноября, 2017, 17:20 Распечатать Выпуск №42, 11 ноября-17 ноября

Его пьесы неоднократно становились лауреатами престижных премий. 

© sierz.co.uk

"Мистецький Арсенал" открыл театральное направление своей деятельности. Одним из первых проектов в этом формате станет премьера пьесы "Пятидесятница" (премьеру можно ожидать в начале 2018-го). Автор пьесы, известный британский драматург Дэвид Эдгар, рассказал ZN.UA о новых вызовах современного театра и о темах, которые волнуют лично его. 

Творческая биография 69-летнего Дэвида Эдгара довольно насыщенная. Сам он — из театральной семьи. Его пьесы неоднократно становились лауреатами престижных премий. Постановки по его произведениям осуществляли Королевский национальный театр, Королевская шекспировская компания. Его объединяет творческое сотрудничество с режиссером Тревором Нанном и другими британскими мастерами. 

Именно Дэвид Эдгар написал сценарий к популярному фильму "Леди Джейн", который в свое время прославил Хелен Бонэм Картер. И, кстати, в его же драматургии интересно раскрылась Джуди Денч. Так что бэкграунд замечательный. 

Пьеса "Пятидесятница", которой заинтересовались в Киеве, — один из фрагментов триптиха Дэвида Эдгара о Восточной Европе. Первая пьеса цикла — "Образ стола" (о падении коммунистических идолов), третья — "Дилемма узника" (о чеченской войне), а, собственно, вторая, "Пятидесятница", которую увидим в "Арсенале", — о выдуманной балканской стране, которая проходит сложный путь переосмысления прошлого после фиаско коммунистической эпохи. 

— Ваша "Пятидесятница" создана в 90-х, и за это время она была поставлена в разных странах, на разных сценах… 

— Впервые "Пятидесятницу" поставила Королевская шекспировская компания. Со временем она появилась на сценах Америки, Австралии, Швеции. Потом — Эстонии, Болгарии, Албании. 

В 1994 г. эта пьеса выиграла одну из двух главных театральных наград, основанных в Британии, стала "Лучшей пьесой года". 

Мне приятно, что и сегодня пьеса популярна среди творческой молодежи, в частности студентов. Текст затребован в театральных вузах. Жду новую сценическую версию этой пьесы в своем родном городе Бирмингеме. 

— "Пятидесятница" затрагивает события, связанные с Балканами. С одной стороны, те события давние, а с другой — возможно, это синхронизируется с напряженными процессами, происходящими сегодня в Европе? Итак, как прошлое и настоящее время отражаются в вашем тексте? 

— В свое время я посетил Югославию — но еще до начала там активных боевых действий. И уже тогда чувствовал, как нарастает там напряжение. С кем бы тогда ни говорил — с хорватами или сербами, — это напряжение пульсировало. Все те события, так или иначе, определяли "диагноз Европы" уже после падения Берлинской стены. Ведь, как известно, сначала был оптимизм. Были идеи новой Европы, были ожидания, что разные страны Европы смогут переступить через национализм и создать современные европейские государства, которые будут за пределами прежних опасных исторических дефиниций. 

Но, несмотря на все ожидания, ситуация повернулась немного наоборот… 

— То есть? 

— Европа повернулась лицом к национализму. Имею в виду эти процессы — сепаратизм в Каталонии, Шотландии, проблемы в северной Италии… Идеалы большой объединенной Европы постоянно подвергаются испытаниям именно такими опасными сепаратистскими националистическими тенденциями. 

Следовательно, и в социально-политической плоскости, и, безусловно, в художественной имеем этот конфликт — конфликт Европы между ее объединением и, наоборот, — между ее разделением. 

Со времени написания "Пятидесятницы" многое изменилось, но много тревожного осталось. И тревоги прошлого помогают глубже понять проблемы настоящего. 

Возьмем проблему беженцев. Именно в "Пятидесятнице" (во втором действии) церковь захватывают беженцы из разных стран, которые ищут приюта и защиты в опасном мире. Беженцы берут в заложники героев пьесы… Впрочем, не буду раскрывать сюжетных подробностей. Таким образом, не преувеличиваю, когда говорю, что такая проблематика в самом деле актуальна для Европы. 

— А тема брексита, то, что волнует и разделяет Британию, находит художественное воплощение в новых пьесах? Молодых авторов такая тематика волнует? 

— Понимаете, есть время для написания, а есть время для рефлексий над определенными ситуациями и тенденциями. 

Так вот, не бывает талантливых пьес, написанных мгновенно — как молниеносная художественная реакция на определенные события. 

Пока что их нет. Но, безусловно, будут. Я так считаю. 

Брексит показал определенный раскол в британском обществе. Такого масштаба раскол не замечался раньше. 

Поляризация позиций произошла между молодым либеральным космополитическим классом людей и пожилыми небогатыми людьми, которые сегодня живут во многих обветшалых британских городах. 

Таким образом, есть тема и есть проблема — для рефлексии драматурга. И если драматург талантливый, то он осознает, что определенные процессы характерны не только для Великобритании: такое возможно и в других странах. В Украине, как мне известно, тоже сложная ситуация. 

— Относительно брексит. Вы лично участвовали в нашумевшем голосовании и, если не секрет, как проявили свою гражданскую позицию? 

— Это не секрет. Я проголосовал, чтобы Британия осталась в Евросоюзе. Хотя довольно критически отношусь к Евросоюзу в том состоянии, в котором он находится сегодня. 

— Почему? 

— Потому что он чрезмерно забюрократизирован и слишком иерархичен. И когда я голосовал за Евросоюз, то это был голос надежды, что Евросоюз будет реформирован. 

— А почему переводов ваших пьес до сих пор нет — ни в Украине, ни в других постсоветских странах? Ведь тематика произведений острая, щекотливая, многим интересная. 

— Не могу сказать, "почему". В самом деле, "Пятидесятницу" только перевели на украинский. До тех пор были переводы на немецкий, языки скандинавских стран. 

Надеюсь, украинский перевод "Пятидесятницы" понравится украинским зрителям и читателям. Ведь "Видавництво Анетти Антоненко" скоро издаст эту пьесу. 

— В вашей творческой биографии около десятка пьес. Некоторые из них ставили известные режиссеры, в частности Питер Холл. Кто из режиссеров глубже всего копнул ваши тексты, наиболее остро ощутил их символику и энергетику? 

— Больше всего я работал с режиссером Тревором Нанном в Национальном театре, в Королевской шекспировской компании. Он также был режиссером очень известного моего фильма "Леди Джейн". Так что знаю его лучше всего. 

С Питером Холлом тоже работал. Он был особенный, отличался от других. Среди любимых режиссеров — также Майкл Аттенборо, который поставил четыре мои пьесы. 

— Существуют ли, на ваш взгляд, в современном театре Британии проблемы с "прохождением" новых пьес и новых авторов? У нас, к сожалению, такие проблемы существуют. 

— Были времена — еще где-то лет 20 назад, — когда новая драматургия представляла мизерный процент в репертуаре британских театров. Если вспоминать совсем давнее прошлое, то, например, еще в середине ХХ в. большое влияние на театральную жизнь страны и мира оказала пьеса Джона Осборна "Оглянись во гневе". Она дала новое направление. В 90-е был взрыв новой драмы. Сара Кейн, Марк Равенхилл... Они обращались к "опасным" темам, искали новый язык. 

Если говорить о настоящем, то теперь новые пьесы составляют приблизительно 50% в репертуаре британских театров. Новое поколение драматургов — очень разные люди. Некоторые из них тяготеют к "художественному" изложению. Хотя, безусловно, сильным остается и вербатим — новая форма, т.н. стенографическая драма, которая предусматривает документы, интервью, тяготение к журналистике, к факту.

— Как сейчас у вас и у ваших коллег складываются отношения с британской критикой, в частности с влиятельным Майклом Биллингтоном? Насколько оценка критика и количество звездочек в популярной газете влияют на репутацию и кассовый сбор? 

— Наши театральные профессионалы искренне ненавидят рейтинговую систему "звездочек" как способ оценивания. Иногда можно прочитать хороший текст о пьесе, но она получает три звездочки. А почему не четыре? 

Иногда, например, замечательные детские спектакли вообще не получают высокий рейтинг. 

Многим критикам, режиссерам и драматургам, с которыми общаюсь, такая система не нравится. Но что поделаешь? Газеты любят рейтинги, потому что они привлекают читателя. 

Между тем именно сейчас в Британии идет довольно интересная творческая борьба, когда на одной стороне есть новые авторы, которые совместно с режиссерами и актерами — коллективно — создают сценический текст, хотя сам текст, собственно, и не базируется на пьесе. И, конечно, есть литературоцентрическое направление в британском театре… 

— И, безусловно, Биллингтон поддерживает именно литературоцентризм? 

— Именно так. В Британии есть два главных критика — Майкл Биллингтон и Лин Гарднер. Они поддерживают противоположные театральные лагеря. Биллингтон — на стороне текста, Гарднер импонирует немецкий стиль театра, где главным автором является режиссер. 

Итак, сегодня сложилась ситуация, когда процесс написания пьесы иногда воспринимается молодым поколением как устаревший способ театрального мышления, а некоторые новые компании, работающие "наоборот", считаются современными, радикальными и прогрессивными. 

И знаете, что интересно? Даже отдельные талантливые драматурги-радикалы иногда выпадают из "прогрессивного" лагеря лишь потому, что серьезно работают над текстом. 

— В конце 90-х была мода на британского автора Марка Равенхилла, который откровенно затрагивал табуированные темы. В последнее время он менее активен, почему? 

— Марк продолжает работать в своем направлении, но таких значительных пьес, которые были в 90-х, пока нет. Впрочем, он и не относится к тому типу драматургов, которые каждый год пишут по одной пьесе. У него свои отношения со временем. 

— В свое время, когда вы преподавали в Бермингемском университете, среди ваших студенток была одна девушка, впоследствии известный драматург — Сара Кейн. В период обучения вы чувствовали ее потенциал, было предчувствие ее дальнейшей трагической судьбы и посмертного успеха? 

— Никакого предчувствия относительно возможной трагедии Сары Кейн у меня не было. Да, она была сложной студенткой. Но очень талантливой. Она писала замечательные тексты, одна из первых ее пьес как раз и написана во время нашего курса. 

Кто мог знать, какая судьба ждет этот текст, саму Сару. 

Было понимание, что это скандальная пьеса, там много насилия и сексуальности. Однако же немногие предполагали, что она будет такой популярной даже за пределами Англии. Я имею в виду пьесу "Подорванные". 

Безусловно, очень сожалею, что она ушла так рано — еще 1999 г. И у нас уже никогда не будет ни 50-летней, ни 60-летней, ни 70-летней Сары Кейн, которая, на мой взгляд, могла бы грандиозно раскрыть себя в каждой следующей новой пьесе и на каждой следующей возрастной ступени. 

Сегодня среди новых британских драматургов тоже есть интересные авторы. Надеюсь, со временем их имена станут такими же популярными, как имя Сары Кейн. Кто-то тяготеет к немецкому театральному стилю, кто-то хранит верность британским традициям. 

— В одном из интервью вы говорили, что категорически не воспринимаете коммунизм, а социализм воспринимаете. Такие мировоззренческие моменты определяют проблематику ваших новых произведений? 

— После финансового кризиса 2008-го общество не пошло за демократами. Европейское общество повернулось лицом к правым популистам. 

И такая коллизия для Европы — существенная. 

Электорат хочет "равенства", а зарплаты падают в стоимостном эквиваленте. 

Между тем электорат не голосует за определенные партии, которые поддерживают его ценности. И это большой вопрос нашего времени: почему люди не голосуют за тех, кто отстаивает, согласно своей идеологии, их же социальные интересы, а выбирают именно тех, которые, по своей идеологии, ничего не отстаивает, а являются популистами? 

— И почему же так происходит? 

— Меня этот вопрос тоже волнует. 

— Могли ли бы вас заинтересовать современные украинские события как материал для пьесы: война на Востоке, аннексия Крыма, внутренние коррупционные споры? Ведь это просто сокровищница для скандальных политических драматургических памфлетов и трагедий. Тем более глазами человека, который смотрит немного со стороны — извне, со своих европейских позиций. 

— В Украине я был два года назад. И тогда здесь было горячо. И еще в 2015-м начал писать пьесу об американских политических консультантах в Украине. 

Как выяснилось, эта тема снова стала актуальной из-за нынешнего скандала с Манафортом. Много американских консультантов было и у Ющенко, и у Тимошенко. И если напишу пьесу о таких политтехнологах, то будут выдуманы характеры, но будут иметься в виду определенные реальные события. 

— Тема действительно интересная и, кажется, могла бы быть затребованной художниками, желающими создавать у нас политический театр. Текст уже есть? 

— Текст есть. Но его надо доработать. 

— Не могу обойти стороной эмоциональную тему, которая связана со статусом и местом актера в системе британского театра. Такое место у него априорное. И это всегда наблюдаешь, когда на киноэкране столицы демонстрируют лучшие постановки британских театров. Итак, среди британских актеров у вас есть свои фавориты, то есть те, для кого хотелось бы написать пьесу? Камбербэтч? Файнс? Эндрю Скотт? Хелен Миррен? Джуди Денч?

— Большинство упомянутых вами актеров идеально подходят для многих моих пьес. И Хелен Миррен, в частности. Ведь мои пьесы иногда называют лингвистическими, и их очень любит Королевская шекспировская компания. А именно они умеют работать и с текстами, и с актерами. Джуди Денч, кстати, чудесно играла в одной из моих пьес, это была постановка Питера Холла. 

— Символ Британии — Шекспир. Какая из его трагедий вас больше всего поражает? И, возможно, подталкивает к собственному творчеству?

— "Генрих VI". Меня когда-то поразило это сочетание — как в одном сюжете можно идеально переплести и политику, и определенные экстремальные условия, в которых существуют люди. 

Именно эта пьеса — одна из причин моего увлечения театром, моего профессионального выбора. 

— В Украине обычно драматурги между собой не всегда дружат, хотя я и не говорю, что они враждуют. В своей среде поддерживаете ли дружеские отношения, скажем, с Томом Стоппардом? 

— В Англии драматурги очень дружные. Конкуренция у нас — только между режиссерами. 

Особая благодарность за содействие в организации интервью Ольге Данилюк ("Мистецький Арсенал"). 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно