Горизонты экономической мысли Кольбер, или Фантастическая судьба меркантилизма

09 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 27, 9 июля-16 июля 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Экономическая мысль начинается еще раз с изучения управления обществом. В то время как «Апология ...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Экономическая мысль начинается еще раз с изучения управления обществом. В то время как «Апология Сократа», «Федон» Платона-философа, теория «пропорционального равенства» или «стоимость труда» Аристотеля полезны для дискуссий о духовном прогрессе воззрения Платона-экономиста, возвращающие нас скорее в Москву 1930-х годов, чем в Афины IV века до н.э., не могут нам быть полезны никоим образом. Впрочем, не более полезен (за исключением некоторых нюансов) ход мысли средневековья и Фомы Аквинского в том смысле, что согласно принципам христианской религии существует «справедливая цена», «справедливая зарплата» с осуждением в итоге кредитов с процентами как безнравственных.

Реальная экономика — это вечный двигатель и постоянная мутация. Точно так же экономическая теория, интересующая в первую очередь и особенно тех, кто принимает решения, не имеет никаких оснований оставаться застывшей из-за академизма университетских книг или единой мысли. В этом случае опрометчиво было бы объявлять, что все предшествующее Адаму Смиту принадлежит доисторическому периоду.

С моей точки зрения, история экономической мысли начинается с момента, когда «экономика определяется как наука, изучающая амбиции общества», а не как «(простое) управление обществом», как это следует из классических постулатов. Но тут речь не идет о двух противоположных или несовместимых концепциях. А как раз наоборот: в контексте либерализма, они — в слиянии, кроме того, первая, вне сомнения, более современна. Будут ли говорить в будущем об «ультралиберальном неомеркантилизме»? С точки зрения истории, речь идёт о меркантилизме по Кольберу.

Существует ли занятие более изысканное, более приятное и более актуальное для экономистов, чем писать о Кольбере? Какая же тайная связь между Кольбером — министром и государственным секретарем Луи XIV, кольбертизмом, меркантилизмом, развитием моральных ценностей в экономике и неслыханным здоровьем экономики Китая?

Кольбер возвращается. Стал ли он High Tech? Нет необходимости его об этом спрашивать, чтобы узнать, что Интернет является «свободным изобретением», благодаря гению и свободной конкуренции между экономическими агентствами: это гражданское применение и последствие заказа американской армии. Значит, Интернет — технический мотор американского роста 90-х годов. А компьютер? Дитя Второй мировой войны. GPS? Еще одна военная программа. Так как, к счастью для США, существует американский кольберизм, без которого страна никогда не смогла бы преодолеть свое технологическое отставание от японцев и без которого американское экономическое первенство не было бы таким, каковым оно есть. Но можно было бы отметить прямую и непрямую поддержку большинством правительств развитых стран их космической промышленности, аэронавтики, нефтяной промышленности, черной металлургии, телекоммуникаций или сельского хозяйства, защиту их внутренних рынков таможенными нормами. В области кино отказ американских дистрибьюторов распространять европейские фильмы дублированными (замаскированный протекционизм) тормозит их продвижение в самих США.

На самом деле кольбертизм является не теорией, а меркантилистской политической экономией, примененной впервые во Франции Жаном-Батистом Кольбером, который во времена правления Луи XIV (1661—1715) использовал идеи Лафемаса (принцип мануфактур) и Монкретьена (основателя политической экономии).

Речь идет о научном мировоззрении, в котором задача построения солидной национальной экономики была и остается первоочередной. Бисмарк, предвосхитивший немецкую социальную модель, и генерал де Голль, символизирующий мощь и процветание Франции, являются духовными детьми Кольбера. Вдохновят ли они нового гетмана Украины, которого все ожидают? Гетмана, который будет избран согласно всеобщему избирательному праву и станет строителем новой Украины, государства-нации?

Цель ясна: производить, экспортировать, обогащаться, накоплять и доминировать. Если экономическая мысль должна укореняться в реальном обществе, составлять единое целое с особенностями, потребностями и амбициями общества, то в данном случае она должна служить интересам Киева и украинцев.

Кольбер ставит во главу угла систему следующих ценностей: идею мощи страны, внутреннее экономическое процветание, завоевание зарубежных рынков, политическое влияние, культурное и цивилизационное развитие. Верность монарху и преданность коллективным интересам. Компетентность, нравственные устои и эффективность работы чиновников. Восприятие нарождающейся промышленностью достижений науки, в том числе пришедших из-за рубежа.

Кольбер хочет создать порядок в экономике, одним словом, богатого короля в богатом королевстве. Кольбер посвятит всю свою энергию своему государю и станет единственным советником, которого Луи XIV будет называть на «ты», обходясь без формальностей, как с другом. Первой целью Кольбера является равновесное состояние бюджета. Потом морализация: отставка Фукэ, нейтрализация его клана и Суд справедливости, карающий за растраты. Восстановление промышленности и торговли с программой форсированной перестройки экономики: построить заводы, производящие импортозамещающую продукцию на местах, даже если она обходится дороже. Затем последовали несколько крупных инфраструктурных проектов: дороги, большие навигационные каналы, утроение портовых мощностей и морские стройки, создание торгового и военного флота, чтобы восстановить свою независимость по отношению к Голландии. В 1666 году создается Королевская академия наук как центральное звено структуры: величайшие умы Франции и Европы рассматривают научные проблемы, решение которых обеспечивает неоценимый прогресс в развитии общества и промышленности.

Немногим более чем за десять лет Кольберу удалось не только вывести Францию из экономического маразма, но и сделать ее экономической и промышленной силой Европы. С тех пор начали экспортироваться продукты, которые десятью годами ранее импортировались. Прежние страны-поставщики погружаются в кризис, меркантилизм прославляет своего идеолога, и Жан-Батист Кольбер, оставив по себе только заметки да операционные отчеты, вошел в историю экономики.

Центральный вопрос меркантилизма — как сделать богатыми государство и нацию?

Почему о Китае, где существует коммунистическая диктатура, говорят, что его экономика находится в фазе ультралиберальной мысли? Объясняется этот феномен просто: китайцы очень скрупулезно применили меркантилистскую стратегию в начале 90-х годов. Первый этап стратегии — обязательное заимствование технологий («новая китайская школа»). Потом государство сделало ставку на развитие государством дорожной инфраструктуры, телекоммуникаций, крупных гидростанций, строительство современнейших в мире автодорог («французская школа») и финансовую помощь («английская школа») или создание частных производственных предприятий («школа Кольбера»). Затем настал черед производства и экспорта в развитые страны продукции, созданной в Китае по более низкой цене. Вследствие чего развитые страны в меньшей степени способны производить то, что они потребляют, ведь западный потребитель предпочитает самую низкую цену при самом высоком качестве.

Конечно же, Китай устраняет таможенные преграды в час по чайной ложке. К этому добавляется историческая и исключительная возможность, позволяющая как Китаю, так и Украине размещать у себя промышленные производства и соответствующую инфраструктуру, поскольку затраты на зарплату приближаются здесь к тому уровню, который классики называют «естественным доходом».

В результате — увеличение положительного торгового сальдо на 150 млрд. долл. с 2000-го по 2003 год. Рост валютных резервов («испанская школа») с 47 млрд. долл. в 2001 году против 10 млрд. долл. в 2000-м. Укрепление налоговой системы и растущая сознательность китайцев при уплате своих налогов. Как результат, повышение на 8,3% ВBП и на 20,3% — налоговых сборов в 2003-м.

Завершающий аккорд — финансирование государством или уполномоченным учреждением производства международных грузовых судов и крупнейшего заказа на грузовые суда-гиганты Airbus A380, чтобы наводнить западные и мировые рынки («французская школа и английская: поощрять экономическую колонизацию»). Ничего не поняли те, кто думает, будто правительство Китая высказывается за либеральную модель...

Кое-кто попытается вам объяснить, что нынешние интересы Киева сводятся к продаже (в течение недели и предпочтительно иностранцам) технологических ценностей украинского капитализма. Скажите, что в данный момент вы не можете ответить, так как перечитываете политическое завещание Жана-Батиста Кольбера, министра и государственного секретаря, из которого «видно, что происходило при царствовании Луи Великого до 1684 года».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК