Руководитель Центра тестирования Вадим Карандий: "С банком тестовых заданий развернулся целый детектив"

17 ноября, 2015, 17:48 Распечатать

Новый руководитель УЦОКО рассказал ZN.ua о судьбе базы тестовых заданий, которая была изъята правоохранителями вместе с серверами, почему ВНО-2016 будет проходить по прошлогодним программам, и почему в этом году не будет объединения ВНО и выпускного школьного экзамена по английскому языку.

Карандий рассказал о ситуации в системе ВНО © ТСН

Тема независимого тестирования, одной из самых популярных и наиболее эффективных реформ, всегда была в центре внимания. Но, наверное, никогда вокруг нее не кипели такие бурные страсти. Подозрения во вмешательстве в систему, аресты, следственные действия и освобождение руководителя, недостаточное финансирование, заявления о "крахе", "изнасиловании системы ВНО", озвученные Игорем Ликарчуком, — все это не добавило чувства стабильности и уверенности.

Возглавить центр тестирования в такой ситуации — шаг нелегкий. Вадим Карандий на него решился.По информации ZN.UA, такое решение Вадим Анатольевич принял не сразу, сначала намеревался отказаться. На встрече с министром образования откровенно озвучил все риски сложившейся ситуации и свое видение путей выхода из нее. Такая осведомленность не удивляет, ведь в системе тестирования В.Карандий не новичок — еще в 2006-м пришел в УЦОКО вместе с И.Ликарчуком. Был его первым заместителем, восемь лет возглавлял аттестационную комиссию при Центре тестирования.

Уже после "эпохи" Табачника В.Карандий был назначен руководителем ГП "ИнфоРесурс", которое администрировало Единую государственную электронную базу по вопросам образования (ЕГЭБО) и вместе с УЦОКО организовывало процесс вступительной кампании.

Говорят, что возглавить УЦОКО Вадима Анатольевича просил не только министр. С такой  инициативой выступили и некоторые руководители региональных центров, имевшие опыт сотрудничества с ним. В свою очередь, Карандий обратился к ним с просьбой остаться на своих местах.

— Вадим Анатольевич, хотелось бы от вас услышать, какова нынче ситуация  в системе ВНО, и чего следует ожидать. Прежде всего, интересует судьба тестовых заданий, которую правоохранители изъяли вместе с серверами. Ее вернули?

— Нам вернули все, что мы просили, кроме банка тестовых заданий. Но здесь развернулся целый детектив: банка тестовых заданий на удаленных серверах эксперты, работающие в органах следствия, к сожалению, не нашли. Мы давали правоохранителям все признаки: что может быть в названиях объектов, какие это объекты. Однако специалисты не смогли их идентифицировать на серверах. Там слишком большие объемы информации. Проблема в том, что нам до конца не известно все хозяйство информационного центра УЦОКО. Так получилось, что оно эксплуатировалось без бумажного документирования, т.е. перечня реестров, из которого было бы понятно, где и какая информация сохраняется. Система должна быть описана. Ей надлежит иметь эксплуатационную документацию. Этого не было сделано. Система действовала и работала довольно неплохо, но когда старая команда айтишников ушла, оказалось, что на сегодня в штате украинского центра нет ни одного источника информации, из которого можно установить, как восстановить информационную систему, как ее запустить или модернизировать. Возможно, банк тестовых заданий где-то и есть, но без тех, кто его запускал, выявить это проблематично.

То есть все было завязано на конкретных людях — компьютерщиках, находящихся в данный момент под следствием?

— Да. Но мы постараемся запустить и восстановить всю систему, и, возможно, после восстановления все будет поднято и найдено. В настоящее время мы работаем над тем, чтобы привлечь на помощь ІТ-компании. Сделаем аудит информационной системы, чтобы увидеть работоспособность программного обеспечения. Есть ІТ-компании, согласившиеся предоставить нам помощь и начать работу уже сейчас, без финансовых гарантий. С финансированием таких услуг нам поможет Альянс Программы содействия внешнему тестированию в Украине (Альянс USETI).

Мы также обратимся к специалистам по информационной безопасности, дабы понять, какие процессы происходят в нашей информационной системе, и какие из них являются критическими. Предыдущая система безопасности больше защищала периметр, т.е. вход в информационную систему, чтобы никто чужой туда не вошел. Вообще есть государственные нормы на этот счет, будем создавать вместе с аудиторской фирмой комплексную систему защиты информации. Работа над этим уже как-то начиналась, но до конца ее так и не довели. По разным причинам: из-за недостаточного финансирования и технических проблем.

Сегодня мы ищем специалистов по ІТ, которые согласятся работать в УЦОКО. Скажу сразу — это проблема, потому что у нас низкая зарплата. Вот посмотрите, у меня на столе лежат несколько резюме. Минимальная зарплата, которую просят, — 10 тыс. грн. Это касается не только "айтишников", но и, например, разработчиков тестов. Хотя вакансии у нас пока только для специалистов по ІТ.

— Этот вопрос можно как-то решить?

— Да, он уже рассматривается. Есть даже проект соответствующего приказа Минсоцполитики, правда, еще не согласованный с Министерством финансов. Моя позиция как директора центра здесь неоднозначна. Поскольку нам предлагают повысить зарплату только части работников. А это может привести к напряжению внутри коллектива.

Успеете ли без базы данных вовремя составить и напечатать тестовые тетради с заданиями, ведь для печати необходимо три-четыре месяца?

— Проблемы нет. Мы успеваем. А печать начнем даже чуть позже, чем в прошлом году. Больше времени дадим методистам на разработку и подготовку тестовых тетрадей.

Будете заново все разрабатывать, у вас ведь уже нет базы заданий?

— Изъяты были только задания, наработанные на начало лета. Процесс наработки продолжается постоянно. Были также задания, которые находились на разных этапах разработки и просто не были внесены в базу. Кроме того, оставались бумажные картотеки заданий. И их можно восстановить. Но надо узнать, где находится эта база тестовых заданий. Я не думаю, что она стала общедоступной. Иначе информация об этом уже появилась бы.

Но печать тетрадей для тестирования — это не только формирование тестов, но и тендерные процедуры для организации печати. Вы успеете их провести?

— Тендеры нам не нужны. Еще в 2008-м, с целью чтобы защитить информацию о тестовых заданиях, мы создали собственную типографию центра. Там стоят мощные промышленные принтеры. Конечно, они работают много лет и уже немного изношены, но в прошлом году удалось частично обновить их самые изношенные детали. Средства выделил фонд Рината Ахметова. А вообще-то вся материальная база центра нуждается в обновлении.

В этом году на проведение ВНО дополнительно выделено 10 млн грн. Этого достаточно?

— Эта сумма лишь частично закрывает наши проблемы. Первоочередная потребность, по расчетам региональных центров, составляет 13 млн грн. И это только на технику общего назначения. А за счет выделенных нам 10 млн  мы покрываем насущные потребности.

Минобразования уже утвердило Условия приема в высшие учебные заведения на 2016 г. Некоторые нововведения, принятые и уже реализованные в прошлой вступительной кампании, в этом году не будут введены. Например, отказались от тестов двух уровней сложности — углубленного и базового. Это шаг назад?

— Начнем с того, что эффекта от внедрения тестов двух уровней не было. А вот система администрирования при двухуровневом тесте достаточно сложная: различные группы абитуриентов развести по разным аудиториям, зарегистрировать, определить результаты, сделать так, чтобы было соответствие между этими результатами. А что получили в итоге? Вузы редко просили от абитуриентов сертификат углубленного уровня.

Идея двухуровневого теста рассматривалась еще в 2009-м. Но тогда она не была реализована. И чтобы понять, почему, следует немного углубиться в теорию оценивания. Существуют два подхода к его организации: критериальный, ориентированный на соблюдение определенных норм и критериев, и рейтинговый. Во вступительной кампании используется второй подход. Всех поступающих ставим на одну линейку и строим рейтинг. И на сколько частей или уровней мы не разбили бы тест, в идеале рейтинг должен остаться одним и тем же. В прошлом году так не получилось.

Возьмем, например, математику. Механически разделили тест на две части по уровню сложности: легкие задания поместили в базовый уровень, а те, что сложнее — в углубленный. Что имеем в итоге? Более 1 тыс. чел. получили самый высокий рейтинговый балл 200 за выполнение базового теста. Это означает, что тест, который использовался, потерял одно важное свойство — свойство распределительной способности. То есть он не смог распределить по баллам абитуриентов и четко указать, кто лучше, а кто слабее. На последней, самой высокой ступеньке оказалось более тысячи человек. Такого не было еще никогда.

По украинскому языку ситуация лучше. Обычно в тесты по литературе не удается вставить все, что изучается в школьной программе. Потому углубленный уровень теста по украинскому языку и литературе дал возможность это реализовать.

Однако вопрос введения двух уровней тестов не следует отбрасывать, к нему нужно будет вернуться. Но для этого необходимо иметь четко продуманную идею. В 2015-м ее как таковой не оказалось. Мы, к сожалению, поспешили. Прошлогодний опыт полезен для анализа и понимания. Но сегодня лучше не двухуровневые тесты вводить, а качественнее подготовить обычный тест.

Считаю, что обо всех нововведениях надо предупреждать за полтора-два года. Тогда УЦОКО сможет равномерно распределить подготовительную работу, спокойно и основательно подготовиться к внедрению новации. И по отношению к выпускнику это будет справедливо — он будет знать о нововведениях за несколько лет и сможет подготовиться. Нельзя сделать все и сейчас. Мне нравится норма, записанная в проекте нового закона об образовании (кстати, я к этому никакого отношения не имел) о том, что лица, которые переходят на определенную ступень обучения, должны знать, каким образом, по каким программам будут проверять их знания на выходе из этой ступени. То есть старшеклассники еще в начале старшей профильной школы обязаны знать, каким будет ВНО по окончании школы.

— Возможно, неосведомленность тоже является причиной того, что некоторые абитуриенты побоялись сдавать тесты углубленного уровня?

— Справедливое замечание. Определенные нормы заложены в Законе "О высшем образовании". Программы тестирования должны быть обнародованы за полтора года.

Перечень программ должен быть обнародован или содержание этих программ? Кажется, в законе говорится о перечне?

— Да, должен быть перечень. Но если министерство и УЦОКО будут соблюдать нормы, что не только перечень, но и содержание программ должно быть обнародовано, — это будет только плюс для организации тестирования, для абитуриентов и вузов. За рубежом именно так и делают. И УЦОКО сможет подготовиться к тестированию заранее, сформировать большее количество вариантов заданий, и тестовые тетради печатать тоже в спокойном, а не авральном режиме. В этом случае технике не придется выдерживать пиковые нагрузки, когда ее включают в шесть утра в понедельник и выключают в десять вечера в пятницу или субботу.

Почему ВНО-2016 будет проходить по прошлогодним программам? Проекты новых ведь были готовы еще весной 2015-го?

— Действительно, проекты программ были готовы, и самые большие изменения должны были произойти в программах по истории и иностранным языкам. Что касается программы по английскому, то в октябре она еще не была готова. Продолжались дискуссии между разработчиками. Возможно, на процесс подготовки программ повлияла и ситуация, сложившаяся в центре в связи с расследованием. Было принято решение остановиться. Существующие программы действительно не безупречны, но их нельзя назвать несовершенными. Они хорошо известны абитуриентам, и на данный момент их использование оправдано. Программы, которые готовились на 2016 г., будут использованы в 2017-м. Они уже доработаны (кстати, разработкой занимается не УЦОКО) и согласованы с общественными организациями, союзом ректоров.

В этом году также отказались от объединения ВНО и выпускного школьного экзамена (государственной итоговой аттестации — ГИА) по английскому языку. Школьный экзамен будет проходить в стенах школы. Хотя летом на коллегии МОН было принято другое решение.

— Сложно провести тестирование по английскому языку, объединенное с выпускным экзаменом, уже в этом году. Во-первых, увеличивается количество участников тестирования. Для этого, прежде всего, необходимы дополнительные средства, а их нет. В проекте государственного бюджета на следующий год для нас запланировано 113 млн грн. А для внедрения всех запланированных нововведений, по нашим расчетам, нужно минимум 240 млн. Даст Минфин для УЦОКО такие средства в то время, когда ведомство уже говорит о необходимости сократить расходы на 10 млрд? Я допускаю, что нам могут увеличить финансирование, потому что независимое тестирование является приоритетом, и потому что, насколько я знаю, в этом направлении работают министр образования и председатель профильного парламентского комитета. Но это увеличение не будет существенным. Еще одна причина отказа от объединения ГИА и ВНО по иностранному языку состоит в том, не апробировано аудирование по данному предмету. За один учебный год качественно провести такое апробирование невозможно. Давайте подумаем: чего мы хотим достичь тестированием по английскому языку, объединенным с выпускным экзаменом?

Простимулировать изучение иностранного языка.

— Не будет этого. Вот пример. Начиная с 2008-го, математику ежегодно сдают около 70% выпускников. Лучше в школах стали знать математику? Нет. Если бы мы сейчас ввели ВНО по английскому языку, объединенное с ГИА, то получили бы только негативную реакцию со стороны родителей, учителей, учащихся. Но результата не достигли бы. Все знают, что в  для организации нормального обучения иностранному языку школе сегодня многого не хватает. Первое — нет квалифицированного учителя. И это не должно быть проблемой ребенка. Министерство, даже если сильно захочет, не сможет решить эту проблему в течение года. Цикл подготовки к качественным изменениям весьма длительный. Необходимо организовать переподготовку и подготовку нового учителя, пересмотреть методическое обеспечение. И даже когда изменения в среднем образовании будут введены, результат обучения появится позже, потребуется не один год.

Ходят слухи, что в тестах могут отменить пороговый балл "сдал — не сдал".

— Это безосновательные слухи. Пороговый балл должен существовать. Идея реализации проекта родилась не в 2015 г. Над ней начали думать еще в 2012-м.

Критикуют ВНО-2016 за то, что, вопреки решению летней коллегии МОН, его не будут сдавать выпускники колледжей. И снова откроется дорога на второй курс вузов в обход ВНО.

— Общая проблема в том, что произошел разрыв между задачами, которые ставились перед УЦОКО, и имеющимися ресурсами. Введение тестирования для выпускников вузов I-II уровней аккредитации сейчас нереально. Кроме того, решение коллегии по выпускникам колледжей и техникумов не касалось вступительной кампании. В форме ВНО должна была пройти только государственная итоговая аттестация. И оценка, полученная на тестировании, — это оценка, которая должна была идти в документ об образовании. Тестирование не влияло на зачисление на второй курс.

Результаты расследования  в отношении сотрудников УЦОКО пока неизвестны. Они могут быть обнародованы ближе к началу вступительной кампании?

— Давайте будем говорить о том, что мы имеем на сегодня. Фактически Центр тестирования действующий. Девять региональных центров, обеспечивающих организацию ВНО в регионах, абсолютно действующие. Осуществляются почти все процессы, не связанные с функционированием ІТ-системы. Определенные дезорганизационные процессы, связанные со следственными действиями, с освобождением или отстранением от работы руководителей центра, разумеется, повлияли на нашу работу. Но сегодня все потихоньку возвращается в рабочее русло. Начинают полноценно функционировать Донецкий региональный центр (он теперь расположен в Славянске) и Херсонский (создан вместо Симферопольского). С оборудованием, организацией обучения специалистов нам существенно помогают Альянс USETI и Czech Development Agency.

Нам многое придется начать с нуля. А некоторые имиджевые вопросы — даже с минуса. Особенно, если факт вмешательства подтвердится. Но мы готовы работать, и я уверен, что со временем все наладится.

Разговаривала Оксана Онищенко

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >