Татьяна Попова: Государство сначала приняло программу информатизации, потом само же ее развалило

10 февраля, 2011, 12:13 Распечатать

© www.comp.leeds.ac.uk

 

Последняя реорганизация системы государственного управления в сфере информатизации состоялась 9 декабря 2010 года, когда указом президента Государственный комитет по информатизации был преобразован в Государственное агентство по вопросам науки, инноваций и информации (в подчинении Министерства образования и науки, молодежи и спорта). При этом само понятие «информатизация», как подчеркивает вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей по вопросам информационных технологий Иван Петухов, из названия профильной госструктуры «выпало». Обеспокоенные этим фактом представители двадцати с лишним бизнесовых и общественных организаций, специализирующихся в сфере информационно-коммуникационных технологий, накануне Нового года собрались и заявили власть предержащим: если не в состоянии руководить, то хотя бы не мешайте. И предложили создать Совет по вопросам развития информационного общества при президенте Украины, призванный заполнить совсем уж очевидный вакуум в данной сфере управления. Об истории формирования этого вакуума, о перспективах информатизации Украины, об участии нашей страны в международных мероприятиях по построению информационного общества и управлению Интернетом «ЗН» рассказала президент Интернет Ассоциации Украины (ИнАУ) Татьяна Попова.

— Татьяна Владимировна, 18 февраля ИнАУ в седьмой раз проводит свой ежегодный конгресс «Украина на пути к информационному обществу». Далеко ли нашей стране удалось продвинуться в этом направлении?

— Начнем с того, что мы подразумеваем под самим понятием «информационное общество» (ИО). Я под этим термином подразумеваю такое общество, в котором все общественные отношения основываются на широком использовании информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). В таком обществе информация играет главную роль, в нем приоритетное значение приобретает вопрос доступа к информации, к знаниям, а основным продуктом являются услуги. И этот последний аспект исключительно важен именно для понимания того, где сейчас находится Украина на пути к ИО.Мы по-прежнему производим в основном товары, тогда как в информационном обществе производством товаров занимаются преимущественно машины. Потребность в ручном труде при этом существенно сокращается, зато кардинально увеличивается потребность в умственном труде. Иными словами, все больше возрастает потребность в людях, которые могут создавать и программировать «умные» машины, для того, чтобы не работать самим. А у нас потребность винтеллектуалахна уровне государства так и не сформировалась. Более того, тот огромный научно-технический потенциал, которым когда-то по праву гордилась наша страна, был не просто потерян, а разграблен и угроблен.

— То есть можно говорить о том, что 20 лет назад Украине предстояло преодолеть меньшее расстояние на пути к информационному обществу, чем сейчас?

— По крайней мере, тогда на государственном уровне в этом направлении предпринимались все необходимые шаги. При президенте Украины еще в 1995 году было создано мощное Национальное агентство по вопросам информатизации, возглавил которое Александр Матов. За два года деятельности этого агентства была разработана Национальная программа информатизации (НПИ), которая стала настоящим прорывом в движении на пути Украины к информационному обществу. Так что на тот момент мы действительно уже вплотную приблизились к построению того самого электронного государства, о необходимости которого Европа только лишь начинала задумываться.

— Тем не менее сразу же после принятия этой программы агентство Матова было ликвидировано. Почему?

— Все, что у нас в стране разваливалось (и разваливается), обусловлено чаще всего чьими-то личными политическими и экономическими интересами, а отнюдь не интересами государства или же вопросами эффективности и целесообразности. Кто-то кому-то что-то пообещал в процессе политической борьбы, и ликвидируется уже существующий орган или создается новый с целью «взаиморасчетов» в процессе покорения политического Олимпа. Или же кто-то решил «перевести на себя» те финансовые потоки, которые уже текут из госбюджета в другой орган. Это ужасно — но это факт.

Реализация НПИ требовала серьезного финансирования. Очень быстро отдельные «грамотные» чиновники поняли, что на этом финансировании можно хорошо заработать. И им очень не понравилось (по крайней мере, это я так себе представляю), что это финансирование будет централизованным и контролируемым. В результате государство сначала приняло НПИ, потом само же ее благополучно развалило. Вместо того, чтобы финансировать всю программу централизовано, оно начало финансировать отдельные ведомства напрямую, выделяя десятки миллионов гривен на построение отдельных систем, которые между собой де факто не стыкуются. Это проблема и несостыковки программных комплексов, и форматов документов, и всего остального.

То есть, получается, что одной рукой государство пыталось что-то делать за счет энтузиастов. Но более распространенной оказывалась ситуация, когда карман своей рубашки оказывался ближе к телу, и решение принималось, исходя не из государственных интересов, а из собственной выгоды. А ведь если бы в свое время не развалили агентство Матова и не растащили НПИ, то мы бы давно имели то, чем сейчас гордится та же Эстония. И при этом потратили бы как минимум на порядок меньше тех денег, которые уже потрачены.

— И все же сейчас вы обещаете стремительный рост ИКТ в Украине.

— Действительно, в Украине мы уже говорим о том, что уровень проникновения Интернета достиг 30 процентов взрослого населения. А это именно та критическая масса, после которой следует взрывной рост. Так что уже в ближайшие 3—4 года наша страна преодолеет 50-процентный рубеж проникновения Интернета. И прохождение этого рубежа будет характеризоваться не только количественными, но и качественными преобразованиями — и в сфере инфраструктуры, и контента, и электронной коммерции. И мы должны серьезно относиться к этому факту и максимально развивать не только коммерческие, но и государственные (административные) электронные услуги. Ведь как раз их внедрение позволит значительно сократить уровень коррупции.

Безусловно, проникая во все сферы нашей жизни, использование Интернета несет с собой не только благо, но и определенные риски. И мы должны помнить об этом, но не на уровне разговоров об Интернет-проституции или об Интернет-мошенничестве (очень хочется узнать, что же это такое). А на уровне осознания того факта, что карманные мошенники становятся хакерами, ворующими деньги с кредитных карточек, производимая реальными людьми порнографическая продукция с использованием несовершеннолетних — получает новые каналы распространения и так далее. Но преступления совершают люди, а не Интернет.

— Все эти проблемы волнуют не только Украину. Насколько активно наша страна участвует в международных дискуссиях на эти темы?

— Вопросы, связанные с управлением Интернет и развитием информационного общества уже много лет обсуждаются на самых высоких уровнях. А ведь мы не впереди планеты всей, мы далеко позади Европы, и по индексам развития демократии, и по гарантиям свободы слова, и, в том числе, по показателям внедрения ИКТ во все сферы нашей жизни. Поэтому для нас очень важно принимать участие в международных и европейских форумах, на которых обсуждаются вопросы построения информационного общества и управления Интернетом. Украина принимала участие в Тунисской и Женевской фазе Всемирного саммита по информационному обществу (WSIS), во всех пяти Форумах по управлению Интернетом (IGF). Уверена, что Украина, которая уже 15 лет является членом Совета Европы и поставила перед собой цель вступления в Евросоюз, должна принимать активное участие и в Европейском диалоге по управлению Интернетом (EuroDIG). Именно поэтому в прошлом году ИнАУ выступила соорганизатором терминала дистанционного участия в Третьем ЕвроДИГе. Затем уже ЕвроДИГ стал соорганизатором (совместно с ИнАУ, «Европейской Медиа Платформой» и Киевским Международным университетом) Первого Украинского Форума по управлению Интернетом (IGF-UA). Причем IGF-UA стал первым национальным форумом, в котором ЕвроДИГ выступил в роли официального соорганизатора. И теперь нужно сделать все зависящее, чтобы в предстоящем ЕвроДИГе, четвертом по счету, который состоится 30—31 мая 2011 года в Белграде, наша страна была представлена полноценной делегацией, включающей представителей государственных органов, бизнеса и общественных организаций.

— Одна из самых популярных тем на мероприятиях такого уровня — запуск международных доменных имен (которые позволяют использовать в адресной строке национальные алфавиты). В Украине в конце прошлого года тоже был поставлен своеобразный «кириллический эксперимент». Что он показал?

— Основными результатами «кириллического эксперимента» в Украине стало то, что, во-первых, нам удалось обойтись без массового захвата, без массовых судебных разбирательств, без массовых фальсификаций. И даже без увольнения заместителя министра профильного министерства, как это произошло в России! А во-вторых, в процессе обсуждения введения кириллических доменов была заложена новая культура взаимоотношений между основными участниками рынка, и за это надо отдать должное и Дмитрию Кохманюку (администратору домена .UA), и Татьяне Долинской (директору «Хостмастера»), которые провели целый ряд встреч с регистраторами. И добились принятия на этих встречах компромиссных решений. Другое дело, что эти решения могли бы быть еще лучше и эффективней,но тут уж дала себя знать наша традиционная «жаба»!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно