Куда движется наш "космический корабль"?

2 июня, 2017, 17:04 Распечатать

В таком долгосрочном деле как космическая деятельность не следует ожидать конкретных цифр за конкретный период. Поэтому мы можем лишь говорить о направлениях движения, достижении целей и привязывать их к ключевым моментам жизни нашего государства. Это могут быть и годовщина работы нынешнего правительства, и три года после Революции достоинства.

Космос не такой уже и далекий. До него всего час путешествия, если ваше авто способно двигаться вертикально вверх. 

В таком долгосрочном деле как космическая деятельность не следует ожидать конкретных цифр за конкретный период. Поэтому мы можем лишь говорить о направлениях движения, достижении целей и привязывать их к ключевым моментам жизни нашего государства. 

Это могут быть и годовщина работы нынешнего правительства, и три года после Революции достоинства. Другой "знаменитой" годовщиной можно назвать 20-летие фактического преобразования (без изменения названия) гражданского Космического агентства классического типа — программно-проектно-ориентированного — в специализированное Агентство военно-безопасного сегмента космической деятельности. Позднее, через несколько лет, его разбавили тематикой попечения ракетно-космической промышленностью, которая стала для нее основной со временем и таковой остается до сих пор.      

Поскольку прошло так много времени от кардинальных изменений в позиционировании модели "украинского космоса", выросло целое поколение украинских политиков и профильных управленцев. Поэтому и утвердилось в общественном понимании именно такое восприятие того, что сейчас происходит. При этом, отойдя от принятых в цивилизованном мире подходов в пользу постсоветской схемы управления и прельстившись на российский, тогда еще мощный, запас прочности (потенциал), у нас почти полностью воссоздали  "братские" принципы космической деятельности. Но, в отличие от подходов их авторов из нынешней страны-агрессора, их в Украине так и не меняли в течение этих двух десятилетий, если не учитывать "косметику", особенностью которой было тугое затягивание петли на шее украинской ракетно-космической промышленности.

Таким образом, любой наш государственный деятель или управленец, работая  или стараясь быть причастным к такой привлекательной обвертке под названием Космос, заранее обречен на ошибочное видение организации "космического хозяйства". Да, он будет обречен, если у него не будет времени на глубокий экскурс, или если он не будет в состоянии сделать незаангажированный анализ. Соответственно, он не сможет выбрать наиболее благоприятное направление движения и поиска адекватных шагов, чтобы развернуть наш "космический корабль".

Конечно, можно назвать имена наших космических вождей, кто, будучи приближенным к принятию решений, оказался, а то и до сих пор находится  под влиянием законсервированной во времени модели. А также своими действиями бессознательно способствовал или продолжает способствовать разрушению возможности государства остаться среди стран, имеющих все основания считаться способными на очередной научно-технологический прорыв, связанный с космической деятельностью. Но не это является целью этих раздумий. Наоборот, есть желание продемонстрировать существование иного мира; предостеречь от деструктивных решений и действий, даже если их авторы  таковыми эти решения и действия не считают и искренне их протягивают; а также изложить конструктивные предложения по кардинальному изменению курса.

Принципы

Принципы любой деятельности определяются законодательством. Довольно часто они останавливаются не только на правовых, но также на организационных, структурных и финансовых аспектах. Все зависит от модели организации той или иной сферы деятельности в конкретной стране, которая должна воплощаться в жизнь в рамках имплементации принятого законодательства.

На раннем этапе развития космической деятельности в мире первоочередным считалось очертить рамки этой новой сферы деятельности. Кроме того,  крайне угрожающим виделось расширение холодной войны и на космическое пространство. Простые и умные вещи сразу были восприняты в мире — разделение "космоса" на гражданский и военный и полная государственная гегемония в этом направлении. Для этого был нужен лишь базовый закон — остальное уже давно содержалось в общем законодательстве. Но мир изменился, коммерциализация космической деятельности полным ходом шествует по планете. Ничто не стоит на месте, как и профильное законодательство. Согласно требованиям времени новые правила быстро инкорпорируются и продолжают  совершенствоваться. За два последних года почти в 20 странах мира национальное законодательство было приведено (или снова разработано) в состояние, учитывающее современные вызовы.

У нас первым и единственным профильным остается принятый в 1996 г.   Закон Украины "О космической деятельности", в который периодически вносят косметические изменения, направленные, прежде всего, на дальнейшую зарегулированность. Построенный на принципах, заложенных в Федеральном законе РФ от 1993 г., с которого скопирован, он продолжает и в дальнейшем закреплять положения, которые были актуальными в период государственного монополизма на космическую деятельность. Кроме того, его нормы в нынешнем виде противоречат, например, положениям законов Украины, которые  устанавливают принцип лицензирования, разрешительной системы и предоставления админуслуг. 

Государственная  политика

Если законодательство определяет правила игры, то национальная (государственная) политика содержит общие цели, направления развития и объявляет ключевых игроков (а также принципы взаимодействия между ними), которым надлежит обеспечить воплощение в жизнь ожиданий общества — чрезмерных и не совсем. Такой судьбоносный для государств и их граждан документ разрабатывается обычно при значительных изменениях во внешней среде и/или во время кардинальных внутренних преобразований.

Так, ныне действующая Национальная космическая политика США была принята в 2010 г.  при президенте Б.Обаме. Если новая американская администрация решит принять новую редакцию, то это будет отвечать действующему законодательству. Совершенствует свой подход и Европейский Союз, который в конце 2016 г. обновил собственное видение на то, как реагировать на новые вызовы современности в рамках космических гонок. Тогда как для Объединенных Арабских Эмиратов — новейшего игрока на космическом поле — такой документ стал первым и потому довольно амбициозным, нацелив арабский мир сразу на изучение Марса и создавая практически с нуля собственный космический сектор.

К сожалению, за все годы независимости в Украине ни разу не смогли сформулировать Государственную космическую политику, которая и была бы   указателем, нацеленным на достижение звезд. Ее отсутствие можно списать и на несовершенство законодательства, недостаток политической воли, слабость соответствующих учреждений, нехватку высококвалифицированных кадров и ограниченность финансирования. Но диагноз, скорее всего, заключается в нежелании основных игроков в государстве иметь четко определенные общую цель космической деятельности в Украине и направления ее развития, что сделало бы невозможными субъективизм, волюнтаризм и, в отдельных случаях, некомпетентность в вопросах ее организации и внедрения.

Сегментация 

К начальному дуализму в космической деятельности — научно-техническому и военно-безопасностному сегментам — молниеносно присоединился третий игрок. Коммерческий космос, неожиданно вынырнув из пеленок перспективных технологий, быстро заявил о своей значимости и весомости. Подкрепленный в виде соответствующих регуляций, он быстро развивается в мире, используя все преимущества государственно-частного партнерства. У более старых сегментов с самого начала были ответственные за их развитие — Космическое агентство (часто под контролем одного из гражданских министерств) и Министерство обороны. Почти во всех странах с собственными интересами в космосе именно так институционно разделяют ответственность за научные исследования, создание соответствующей техники и ее использование, в том числе двойного назначения. Это закреплено как на уровне законодательства, так и в государственной политике и стратегии. 

Отличительной чертой настоящего является то, что для нового игрока — коммерческого космоса — оперативно разрабатываются отдельные законодательные акты или вносятся изменения в действующие с соответствующим содержанием и в необходимом объеме. Формально, ответственные учреждения ему не нужны, только добавляются регуляторные функции к уже имеющимся. Ярчайший пример: регуляцию и лицензирование запусков космических транспортных систем (ракетоносителей) и возвращение на Землю их составляющих (отработанных ступеней, пилотированных капсул, грузовых отсеков), в том числе коммерческих, начали  и продолжают органы, занимающиеся, прежде всего, авиационной безопасностью, — Federal Aviation Administration в США.

Украина плетется в хвосте, в частности и в вопросах практического применения действующего космического законодательства. Несмотря на прямые требования профильного закона о разделении гражданского (научно-технического) и военно-безопасностного сегментов между Космическим агентством и Министерством обороны, фактически это не делается, начиная с момента принятия закона в 1996 г. Даже требование финансировать военно-космический сегмент через государственный оборонный заказ полностью игнорируется. Военные космические нужды покрываются средствами соответствующей Общегосударственной научно-технической программы, чем отнимается почти весь хлеб у космических ученых и их коллег-разработчиков гражданских перспективных технологий и уникальной космической техники. Официально о коммерческом космосе наше профильное правительственное учреждение и космическое законодательство вообще ничего не слышали. Соответственно, нет никаких попыток его продвигать от космических вождей или депутатов, например членов межфракционного депутатского объединения "Украина — космическое государство". Хотя при этом наши государственные мужи в восторге от результатов коммерческого космоса — к сожалению, для нас  лишь зарубежных. 

Координация

Различают два вида координации — политическую (стратегическую) и программно-проектную. Относительно первой, самой важной для любой страны, существуют почти одинаковые принципы: на высших уровнях власти создаются  профильные советы, которые и принимают судьбоносные  решения. Полномочия  таких органов прописываются, как правило, в законодательстве и функционируют при первых лицах или наивысших исполнительных органах государства. Программно-проектную координацию осуществляют отдельные органы исполнительной власти, в зависимости от их сферы ответственности (гражданский космос, военно-безопасностный сегмент и т.д.), о чем также выписаны  конкретные положения в национальном законодательном поле и в соответствующих политических или стратегических документах.

Опять-таки, обратимся к зарубежному опыту и для яркого примера рассмотрим наиболее развитую в космической сфере страну — США. Хотя там и президентская форма правления, но, за исключением отдельных нюансов, и в странах с другими формами правления ситуация похожая. Итак, в начале космической эры их базовый закон сразу предусматривал единый механизм политической координации. Уже потом, с дальнейшим развитием и учетом тенденции, его разделили на две отдельные составляющие части в рамках более широких вопросов: Национальный совет по вопросам безопасности (военный космос) и Офис по научной и технологической политике (сначала лишь гражданский — научно-технический, а затем добавился и коммерческий космос). На уровне органов исполнительной власти конкретные задачи координации при выполнении программ и проектов уже ставились в рамках Национальной космической политики. Вполне естественно, что они возлагались на тех, кто специализировался в конкретных направлениях. Вообще, у американцев разными формами космической координации на программно-проектном уровне занимаются шесть исполнительных структур, но больше всего вопросов, которые требуют координации, покрывают лишь три — NASA, Министерство обороны и Государственный департамент. Аналогичные механизмы действуют и в других "космических" странах.

В Украине пошли собственным путем. Уникальность его в том, что политическая (стратегическая) координация вообще не предусмотрена — ни в Законе Украины "О космической деятельности", ни в каких-либо других нормативно-правовых актах. Хотя неформальные попытки изменить такое состояние вещей были. Об этом свидетельствует, например, создание Комиссии по вопросам космической деятельности при президенте Украины в 2006 г. Но ее ликвидировали уже через два года без каких-либо объяснений. Пытаются вмешиваться в эти вопросы и в аппарате СНБО через неофициальные распоряжения во время многочисленных совещаний. Поскольку единственным инструментом СНБО являются решения, которые принимаются на соответствующем заседании и вводятся в действие указом президента Украины. Никакого заседания СНБО на космическую тематику не проводилось за все годы его существования, но неформальное влияние аппарата СНБО в последнее время значительно возросло и существенно влияет на акценты космической деятельности в Украине, в частности и в вопросах координации на всех уровнях. Программно-проектную координацию осуществляет исключительно Государственное космическое агентство — вследствие почти полной узурпации как самой сферы космической деятельности, так и сопредельных направлений, на которые есть хотя бы намек на слово "космос" или связанную с ним активность.

Международное сотрудничество

Кроме амбиций национального характера, есть вещи, которые могут быть воплощены быстрее и эффективнее благодаря синергии усилий — научно-технических и финансовых. Когда общей целью исследования космического пространства на уровне государств становится не гонка, а всеобъемлющее  желание иметь более достоверные данные о Вселенной в целом и Солнечной системе в частности (наблюдение за космическим пространством и соответствующие космические миссии), получить опыт пребывания живых организмов, включительно с реакцией человека, отработать новейшие  технологические процессы в условиях невесомости (Международная космическая станция), сосредоточить научно-технический потенциал на самых необходимых и прорывных технологиях освоения ближайших твердых космических тел — Луны и Марса (потенциальные поселения и добыча полезных материалов).

Вопросами организации международного сотрудничества, как правило, совместно занимаются космические и внешнеполитические ведомства. Создание рамочных условий требует широчайшего привлечения профессиональных международников. Недаром в США задачам для Государственного департамента отводится достаточно внимания в национальной космической политике. Тогда как за наполнение профильным содержанием рамочных соглашений и направления, которые они покрывают, полную ответственность несут специализированные ведомства, прежде всего космические агентства. Само Космическое ведомство и является, как правило, органом исполнительной власти, который формирует повестку дня внутри направлений гражданского международного космического сотрудничества и выступает основным игроком в запросах на необходимое  бюджетное финансирование для их реализации в рамках международных проектов. Тем самым по общим программам и проектам в рамках международного сотрудничества обеспечивается главный принцип — каждый участник свою долю финансирует самостоятельно.

В Украине же рамочные соглашения, а также предшествующие им меморандумы о взаимопонимании Государственное космическое агентство штампует, как на конвейере. МИД выступает лишь в роли статиста, без какого-либо анализа предыдущих или нынешних отношений, что и приводит к казусам, после которых к Украине относятся, мягко говоря, предубежденно. За примерами далеко ходить не надо: с Соединенными Штатами Америки у нас уже второе Рамочное соглашение — до 2019 г., в котором прописаны все инструменты для его реализации. Но для удовлетворения амбиций очередного новоиспеченного руководителя ГКА в 2016 г. отбрасываются все наработки, включая и Рамочное соглашение, и при помощи МИДа начинается все с чистого листа: вроде "я старый солдат и не знаю слов любви…".  Результат очевиден — украинских космических вождей сейчас не пускают даже на порог NASA, только через Государственный департамент и не дальше общих разговоров. То же самое касается и финансирования. Наверное, мир еще не видел такого попрошайничества: мы, украинцы, хотим с вами сотрудничать, но заплатите за нашу долю будущего сотрудничества. Тогда как в  каждой годовой бюджетной росписи главного распорядителя бюджетных средств, которым является Государственное космическое агентство, есть все что угодно, кроме строк о финансировании именно научно-технических проектов в рамках международного сотрудничества. Поэтому и участие во всевозможных профильных международных форумах, где формируются основные направления, программы и проекты в рамках будущих международных усилий, похоже на отдельный вид "космического туризма" наших высоких должностных лиц. Вишенкой на торте является обман общества, когда зарубежные контракты коммерческого характера предприятий ракетно-космической отрасли, полученные ими, несмотря на удушающую систему контроля над внешнеэкономической деятельностью соответствующих космических субъектов, выдаются за выдающиеся победы ГКА как центрального органа исполнительной власти, ответственного за научно-техническую космическую деятельность.

Программы и проекты

Времена, когда единственной целью государственной космической политикой стран было любой ценой в любой номинации стать первыми, уже давно миновали. После этого постепенно из программ и проектов двойного назначения сформировались отдельные военно-безопасностное и гражданское научно-техническое направления космической деятельности. Когда космические технологии, рожденные соответствующими программами и проектами гражданского космоса, стали распространяться для общего использования, в странах с рыночной экономикой такой процесс сразу приобрел специфический характер. В этом плане показательным явлением стал принцип существования международных организаций, основателями которых были государства, и которые еще 30–40 лет назад начали предоставлять телекоммуникационные услуги для всего мира (Intelsat, Inmarsat и т.п.): это самоокупаемость, затем —   прибыльность. Именно в этом сегменте и родились первые коммерческие программы и проекты, породившие новое явление — коммерческий космос, который быстро распространяется на все новые и новые направления.

Что касается военных программ и проектов, то в любой стране, владеющей космическими технологиями, они всегда находятся под завесой секретности, под бдительным взором оборонных ведомств и финансируются отдельными строками бюджета. А для удовлетворения гражданских интересов создаются структуры вроде космических агентств, которые и занимаются научно-техническими программами и проектами. Их направления и численность как инструментов реализации государственной космической политики довольно ограничены — все зависит от приоритетов, конкретных целей, научных, технологических и финансовых возможностей "космического" государства вкладывать средства в это весьма затратное дело в течение продолжительного времени. В последние десятилетия все большие обороты набирают конкурсные принципы выбора проектов для программ (направлений), которые проходят несколько этапов, в каждом следующем — с меньшим количеством квалифицированных участников/проектов, но с более детализированными предложениями/решениями, пока не будет выбран победитель. Имея продолжительный жизненный цикл (как правило, 10 лет и более), они с самого начала оперируют индикативными бюджетами, которые уточняются во время промежуточной оценки, проводимой раз в несколько лет. Актуальность, возможные дополнения и продление в результате новых научных открытий или технологических прорывов, отмена отдельных тупиковых решений, уточнение сроков реализации с учетом финансовых аппетитов программы или проекта и текущей способности их удовлетворить являются основой для выводов специальных комиссий, в состав которых входят уважаемые представители всех заинтересованных сторон в государстве, включая и общественность. Они и принимают взвешенные решения о дальнейшей судьбе конкретных гражданских космических программ и проектов. Тогда как коммерческие программы и проекты нуждаются лишь во взвешенных регуляторных шагах со стороны государства, которые бы способствовали развитию космического бизнеса и помогали государству достичь целей своей космической политики путем разумного применения государственно-частного партнерства.

Особенность космической деятельности в Украине относительно принятых подходов в мире характеризуется несколькими факторами. В сжатом виде они таковы. Во-первых, законодательно обеспеченное право Министерства обороны заниматься проектами для военно-безопасностного сегмента де-факто (в течение уже  20 лет) перехвачено Государственным космическим агентством, которое де-юре остается гражданским. При этом военно-ориентированные проекты инкорпорируются в гражданскую программу, да еще и финансируются за счет гражданского космоса, а не Государственного оборонительного заказа, как требует Закон Украины "О космической деятельности". 

Во-вторых, разработка и имплементация гражданской программы и проектов направлены на реализацию несуществующей государственной политики. Нонсенс: государственная политика так никогда и не была сформулирована, но по всем программным документам на нее ссылаются и выделяют бюджетные средства. Несмотря на ни разу не установленные долгосрочные цели государственной политики, для их достижения каждые пять лет (!) разрабатывается и внедряется Общегосударственная целевая научно-техническая космическая программа. Советского Союза с плановой экономикой уже давно нет, а в Украине в одной из сфер деятельности воскресили пятилетки! (Да, в мире такое есть. Например, космические пятилетки в Китае, но они входят как составляющие в общегосударственные пятилетние планы — основу китайской экономики — уже более полувека). Не все обстоит благополучно и с проектами нашей многострадальной космической программы. Если в период 1993–1996 гг. их отбирали по конкурсным принципам с широким привлечением "космической" общественности, то потом — только по рекомендациям Научно-технического совета при Космическом агентстве, членами которого обычно были и являются  непосредственные реализаторы этих проектов. В последнее время на отбор проектов для финансирования возникло еще и неформальное влияние со стороны аппарата СНБО. 

В-третьих, Космическое агентство через государственные предприятия неоднократно пыталось непосредственно заняться коммерческим космосом (проекты ракетно-космического комплекса "Циклон-4" и системы спутниковой связи "Лыбидь"). Эффективность таких проектов говорит сама за себя: заимствованы средства почти на миллиард американских долларов под государственные гарантии, а результат остается негативным. Тогда как украинская регуляторная среда для развития частного космоса, наверное, остается наихудшей в мире, да и, соответственно, программы и проекты коммерческого характера с участием украинских частных фирм и/или начатые космические стартапы нечего и искать. 

Место аэрокосмической науки и индустрии

Любые программы и проекты нуждаются в исполнителях — вопрос исследования и использования космического пространства не является исключением. Научные космические исследования проводят соответствующие научные центры и научно-исследовательские институты. Разработкой новейших космических технологий и созданием уникальной техники на их основе занимаются исследовательско-конструкторские бюро и специализированные производства. Использованием космического пространства на базе отработанных технологий с коммерческой целью — субъекты экономической деятельности. Заказы военно-безопасностного сегмента тоже размещаются в профильных организациях и на соответствующих производствах.

В целом отношение в мире к аэрокосмическим научно-техническим центрам и промышленности очень взвешенное. Что касается аэрокосмических научных исследований и разработки перспективных технологий, то государство, как правило, непосредственно заботится об учреждениях, которые ими занимаются. Их деятельность финансируется через собственное космическое ведомство, которому они и подчиняются. Другое дело — взаимоотношения с аэрокосмической промышленностью, заказ для которой генерируются в рамках обеспечения военно-безопасностного сегмента космической деятельности и имплементации научно-технических космических программ и проектов. 

Априори считается, что коммерческие заказы, как внутри страны, так и за рубежом, аэрокосмические предприятия ищут самостоятельно. Есть два разных подхода как отражение формы собственности, доминирующей в этой отрасли. В странах, где она преимущественно или вообще частная (США, Канада, Великобритания, Германия, Австралия, Япония и др.), в государственной космической политике или стратегии развития аэрокосмической индустрии прописываются положения, направленные на усовершенствование регуляторной среды в направлении содействия ее деятельности и развития. Кроме того, в последнее время в этих документах появляются требования постепенно  локализовать производство ракетно-космической техники. Во всяком случае, меры в защиту собственных ракетно-космических технологий и их безопасное продвижение для коммерческого применения, в частности за пределами страны, являются неотъемлемой частью такой деятельности со стороны государства. В континентальной Европе (Италии, Франции) в конце 1990-х годов завершилась эпопея разгосударствления аэрокосмических гигантов, в рамках которой в руках государства остались блокирующие пакеты акций, чтобы влиять лишь на деятельность, связанную с интересами национальной обороны и безопасности. Тогда как в постсоветских странах (России, Украине), Китае, преимущественно в Индии и других странах государство не отпускает в свободное плавание свою аэрокосмическую промышленность и несет почти полную ответственность за здоровье профильных предприятий и их загруженность. 

В Украине неопределенность относительно структуры управления аэрокосмической наукой и промышленностью, а также их дальнейшей судьбы с каждым годом усугубляет проблемы фундаментального характера, нарывы которых начинают появляться все чаще и в более угрожающей форме, что грозит  перерождением в фазу невозврата. Например, немногочисленные профильные научные учреждения, включая Институт космических исследований, имеют статус двойного подчинения (Национальной академии наук и Государственному космическому  агентству). Когда у ребенка несколько нянек, то его состояние, как правило, не наилучшее, включая содержание соответствующей инфраструктуры и финансирование проектов космической науки. Собственных научно-технических центров по разработке перспективных ракетно-космических технологий наше Космическое агентство за 25 лет так и не создало, хотя и неоднократно пробовало  сделать этот шаг на базе отдельных предприятий отрасли. 

Попечение милитаризованной наземной инфраструктурой обеспечения космической деятельности, переданной в виде советского наследия от Министерства обороны 20 лет назад, выходит за пределы полномочий гражданского ведомства, прописанных Законом Украины "О космической деятельности", но позволяет Космическому агентству постоянно демонстрировать свою важность и незаменимость. Несвойственные природе космических агентств функции управления предприятиями (субъектами экономической деятельности) ярмом висят на шее с конца 1990-х и подавляют любую другую профильную деятельность, прежде всего основную — научные космические исследования и создание уникальной космической техники. Почти все усилия сосредоточиваются на вопросах, как удержать на плаву эти государственные предприятия и найти  рецепт для их лечения. Прошлые и нынешние ухищрения с попыткой воплотить гипотетические особенности в их дальнейшей судьбе, например в виде другого пути преобразования, вопреки общим правилам корпоратизации государственных предприятий, лишь усугубляют накопленные проблемы и с каждым разом все дороже обходятся  государству. 

Выводы и предложения

Больно, что официально как законодательная, так и исполнительная ветви власти продолжают оставаться слепыми и глухими к мировым тенденциям в развитии космической деятельности. Состояние дел не удовлетворяет никого лишь на словах. Постоянная оглядка и повторение движений соседа-агрессора, а также попытки играть с ним в пятнашки в организационных построениях   приводят лишь к дальнейшему скатыванию в пропасть, из которой выбраться будет почти невозможно. При этом ситуацию продолжают эксплуатировать в собственных тактических построениях конструкций, которые могут принести дивиденды сегодня, хотя, по стратегическим меркам, приведут к коллапсу в будущем. 

Рецепты выхода из перманентного кризиса есть, они лежат на поверхности.  Только, чтобы задействовать их, не хватает как желания нынешних космических вождей, так и политической воли тех, кто за ними стоит,  — при пассивной позиции общества, которому удачно преподносят картинки счастливой космической жизни в Украине.

Таким образом, необходимые первоочередные (но не единственные) шаги должны быть такими:

— подготовить новую редакцию Закона Украины "О космической деятельности" с учетом современных тенденций и вызовов;

— сформулировать Государственную космическую политику и разработать Стратегию развития аэрокосмической промышленности;

— на основании целей и направлений космической деятельности, определенных Государственной космической политикой, переформатировать подходы к наполнению и финансированию Научно-технической программы, отказавшись от пятилеток;

— сосредоточить максимально возможную концентрацию ресурсов на космическую деятельность в рамках международного сотрудничества, для чего предусмотреть в бюджетных запросах отдельную строку для финансирования;

— подготовить План мероприятий по содействию коммерциализации космической деятельности, включая определение механизмов государственно-частного партнерства и их применение;

— разработать отдельную Программу развития военно-безопасностного сегмента космической деятельности;

— провести институционную реформу управления космической деятельностью (децентрализацию), в рамках которой: 1) ограничить полномочия гражданского ведомства (Космического агентства) лишь реализацией научно-технической программы по конкурсной системе отбора проектов по определенным Государственной космической политикой целям и направлениям космической деятельности; 2) передать регуляторные функции соответствующему Министерству (экономического развития и торговли); 3) вернуть вопрос военно-безопасностного сегмента космической деятельности в сферу управления Министерства обороны; 4) распределить несвойственные функции, которые сейчас исполняет Космическое агентство, между другими касательными ведомствами;

— начать на общих условиях процесс корпоратизации предприятий аэрокосмической промышленности под надзором Министерства экономического развития и торговли.

Во всем цивилизованном мире космическая деятельность организована так, чтобы ее реализация шла на пользу обществу, гибко реагировала на быстро изменяющийся ландшафт в свете мировых тенденций и способствовала   воплощению передовых космических технологий в повседневную жизнь. Именно в таком ракурсе и хочется видеть эту сферу человеческой деятельности как неотъемлемую составляющую процессов, которые влияют на дальнейшее развитие Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно