Киотская точка роста, или «Зеленые инвестиции» на медвежьем рынке

3 апреля, 2009, 12:40 Распечатать

Результаты поездки украинской правительственной делегации в Токио и подписание масштабного договора по продаже 30 млн...

Правительство Юлии Тимошенко даже в более наполненные бюджетные месяцы не особенно любило говорить об инновациях и инвестициях. Теперь же, когда, дай нам Бог, найти средства хотя бы для выплаты зарплат и пенсий, казалось бы, не до крупных инвестиционных проектов. Из бюджета на эти цели средства не изымешь, а при нынешнем кредитном рейтинге Украины надеяться на внешние инвестиции просто легкомысленно.

И все же на прошлой неделе премьер сообщила о множестве дорогостоящих проектов, которые правительство планирует запустить в ближайшее время на средства иностранных инвесторов, в частности японских. Среди заявленных есть пусть и не самый масштабный, но достаточно перспективный проект, в основе которого лежат так называемые зеленые инвестиции.

«ЗН» уже писало о перспективах этого направления («Катится вал «зеленых инвестиций». Поймать бы!..», № 21, 2007 г.; «В стране просыпается интерес к «зеленым инвестициям», № 47, 2007 г.). Следует отметить, что Украина с первых дней создания Национального агентства экологических инвестиций вырвалась в мировые лидеры по созданию схемы учета и организации дел по передаче единиц установленного количества (ЕУК). Такое название получили недобранные Украиной по выделенной квоте тонны СО2, определенные в рамках Киотского протокола каждой стране как национальная квота.

В Украине за счет снижения ВВП и уменьшения загрузки промышленности в 90-х годах, возник значительный излишек квот. Эти ЕУК являются государственным достоянием и продаются от имени государства. После подписания Киотского протокола Украина на мировом рынке оказалась одним из самых крупных продавцов этого товара. Подсчитано: у нас с 1 января 2008 года по 31 декабря 2012 года, то есть в период продажи квот по Киотскому протоколу, будет до 1,5 млрд. тонн СО2. Их можно будет продать тем странам, которые перерасходовали выделенное им количество. Как ожидалось, в зависимости от цен на ЕУК, Украина сможет выручить от 1,5 до 10 млрд. долл. за свои «недоборы».

Однако за десять лет, ушедшие в мире на подготовку к продаже квот, на этом рынке многое изменилось. Вместо борьбы за каждую тонну ЕУК государства-покупатели ныне отказываются платить за «горячий воздух», как они пренебрежительно называют сегодня ЕУК. Поэтому результаты поездки украинской правительственной делегации в Токио и подписание масштабного договора по продаже 30 млн. тонн СО2 стали определенной сенсацией. Обозреватель «ЗН» обратился к председателю Национального агентства экологических инвестиций Игорю ЛУПАЛЬЦОВУ, подписывавшему договор с японской стороной.

— Игорь Владимирович, о продаже квот по Киотскому протоколу столько противоречивых суждений в мировой и украинской прессе, что после подписания договора между Украиной и Японией хотелось бы узнать, о чем договорились стороны?

— За последние месяцы в Японии побывало несколько представительных украинских делегаций. Велись очень серьезные переговоры. Все это завершилось поездкой премьер-министра Юлии Тимошенко в Японию и подписанием очень важных соглашений. В этой большой работе Национальное агентство экологических инвестиций занимает свою нишу. О том, чего нам удалось достичь, я и буду говорить.

Конечно, самые важные результаты по вопросам экологии — это переговоры, проведенные с «НЕДО» — мощной государственной компанией, финансирующей новые технологии в Японии. Одно из ее подразделений занимается Киотским протоколом и сопутствующими финансовыми механизмами реализации технологий, улучшающих климат. Мы вели переговоры с «НЕДО» в течение года, и они закончились подписанием договора на 30 млн. тонн ЕУК! Это первое в мире соглашение такого масштаба. Договор будет реализовываться двумя траншами по 15 млн. тонн — в 2009-м и 2010 году.

— Почему Япония подписала такое соглашение именно с Украиной в условиях падающего (медвежьего) рынка? Ведь на рынке переизбыток предложений, а в очереди на подобное соглашение стояли Венгрия, Чехия и другие страны…

— Это непростой вопрос. Да, потенциально Украина располагает миллиардами тонн ЕУК. Но не следует забывать, что в 1997 году, когда подписывался Киотский протокол, все думали, что ЕУК — это капитал.

Однако сейчас на календаре 2009 год. Возник вопрос: как объяснить налогоплательщикам Японии или Испании, с какой целью их правительства берут из госбюджета сотни миллионов, чтобы заплатить Украине за какой-то «горячий воздух»? И вот в последние годы парламенты стран запретили оплачивать «горячий воздух», если за ним не стоит реальное сокращение выбросов углекислого газа.

— Но это несправедливо — подписанты Киотского протокола фактически отказались от своих обязательств…

— Решения приняты на национальном уровне. Это резко изменило ситуацию. Почему-то все думают, что мы продаем товар. Но у нас его уже нет.

— Почему же Япония приобрела у нас 30 млн. тонн ЕУК?

— Разработан новый механизм торговли ЕУК. Теперь все деньги мы обязаны под контролем Японии направить в проекты, которые позволят реально сократить выбросы до 2012 года. Это означает, что ЕУК – уже не товар, а возможность привлечь средства, за которые потом нужно будет отчитаться. Если мы, получив эти деньги, не направим их в проекты по сокращению выбросов CO2, то в 2012 году Япония не зачтет нам так называемое озеленение и их придется вернуть.

Чтобы получить эти средства, в Украине была проделана огромная работа. По инициативе Всемирного банка и Европейского сообщества была разработана схема «зеленых инвестиций». Она состоит из цепочки (более 25) постановлений правительства и свыше 40 приказов самого агентства, определяющих, по каким критериям эти проекты отбираются. Нам нужно было доказать, что мы являемся более надежным партнером, чем наши конкуренты.

На сегодняшний день предложение ЕУК на мировом рынке, по крайней мере, в десять раз превышает спрос. Так, 200 млн. тонн есть у Польши, 100 млн. – у Чехии, 50 млн. – у Венгрии… Японцы долгое время вели переговоры с венграми, предлагавшими проект строительства тоннеля под Дунаем с фильтрами для очищения воздуха. Однако венграм не удалось убедить японцев. Также велись переговоры с некоторыми другими странами, но договор Япония заключила с нами.

— ?..

— Мы смогли убедить японцев заключить договор только потому, что показали им разработанную схему «зеленых инвестиций». В ней было все: и порядок отбора проектов, и какие это проекты, как и кем они будут контролироваться. Мы показали, что деньги за продажу ЕУК поступят в бюджет. Международные эксперты высоко оценили работу по проектам совместного внедрения. По их мнению Украина — вот уже второй год подряд — безусловный лидер в этой области.

— Судя по тому, что на переговоры с японцами ездила группа украинских представителей, в значительной степени сформированная под руководством вице-премьера Виталия Гайдука, можно предположить, что у ИСД (Индустриальный союз Донбасса) будут преимущества при распределении этих средств?

— Ни в коем случае! ИСД — коммерческая компания. Первый транш пойдет прежде всего на модернизацию системы теплокоммунэнерго. Правительство объявило о снижении потребления газа и о внедрении альтернативных видов топлива, в частности биотоплива, в бюджетных учреждениях: школах, детских учреждениях, больницах. Министр ЖКХ Алексей Кучеренко подписал несколько меморандумов с японскими компаниями на поставку за эти деньги оборудования. Это привнесет в ЖКХ передовые японские технологии. Здесь потребность в модернизации исчисляется заменой 30 тысяч котлов. Для этого нужна колоссальная сумма в несколько миллиардов гривен.

— В японской прессе приводились предполагаемые цифры контракта. Называлась сумма около 309 млн. долларов. Но ведь этого не хватит на замену всех котлов в ЖКХ?

— Я не могу комментировать эти цифры, потому что в контракте, который я подписал как чиновник, стоит условие: неразглашение сумм контрактов…

Теперь наша задача — сформировать список объектов, который станет дополнением к договору. На сегодняшний день у нас есть 475 проектов в разной степени готовности. Общая сумма, на которую поданы проекты, составляет более 9 млрд. евро.

— Таким образом, украинское правительство, не имея возможности получить обычные кредиты на модернизацию, нашло способ через «зеленые инвестиции» обновить устаревшие предприятия страны?

— Мы понимаем, как далеко ушли Китай и Индия по предоставлению инвесторам благоприятных условий. Они получают около 2 млрд. долларов в год на цели чистого развития. У нас работает другой, более сложный, механизм — проекты совместного осуществления. Перед нами стояла задача – убедить инвестора, который собрался вкладывать свои деньги в Китай и Индию, что в Украине созданы более благоприятные условия. Таких механизмов мы придумали несколько.

Это прежде всего так называемые ранние кредиты. Мы также запустили реестр, который начал автоматически фиксировать реальное сокращение выбросов СО2. Таким образом была получена возможность привлечь дополнительные инвестиции на шахту им. Засядько, которая реализовала, пожалуй, самый известный в мире проект по использованию шахтного газа, а также выделить дополнительные средства на реконструкцию тех же облкоммунэнерго.

Помимо проектов, которые напрямую сокращают выброс парниковых газов, есть еще и проекты, решающие для нашей страны проблему чистой питьевой воды. Это очень важно, так как Украина — вододефицитная страна. У нас практически нет чистой питьевой воды.

Есть еще очень актуальное экологическое направление — реабилитация мусорных свалок. Здесь немного сложнее, поскольку возникают проблемы с владельцами, и часто сложно определить права собственности заявителя проекта.

— И кто проверяет эту сложную «зеленую» бухгалтерию?

— Рамочная конвенция, которая определяет порядок. За основу взяты документы наблюдательного комитета по проектам совместного осуществления в Бонне. Мы разработали также украинскую национальную процедуру. И если раньше все проекты должны были согласовываться в Бонне, то теперь благодаря тому, что мы выполнили все предусловия соответствия требованиям Киотского протокола, в апреле 2008 года у нас появилась возможность иметь свой национальный орган. С этого времени Национальное агентство экологических инвестиций Украины перечисляет эти единицы и определяет их соответствие закону.

— Куда обращаться предприятиям, которые сами установят оборудование, уменьшающее выбросы СО2, и захотят получить за это компенсацию?

— К нам. Мы по нескольку раз рассылали предприятиям письма, разъясняющие возможности, открывающиеся в связи с экологической модернизацией, а также порядок и правила оформления проектов.

— Серьезные «зеленые инвестиции» может дать и посадка леса. Что делается в этом направлении?

— У проектов по лесным насаждениям очень большой срок реализации. Сейчас мы работаем над сугубо техническими нюансами.

— Ведутся разговоры о том, что вы продали Швейцарии 19,7 млн. тонн ЕУК и будто бы эта сделка совершилась тайно…

— Это одна из газетных уток, путешествующих по украинским СМИ. Ее можно считать искаженным отзвуком наших проектов по модернизации газотранспортных сетей. Но легко убедиться, что и здесь все прозрачно. Уже есть инвестор, заявивший о готовности финансирования наших 11 проектов на газотранспортных сетях. Если мы покажем 19,7 млн. тонн реальных сокращений СО2 до 2012 года, то получим от него соответствующие средства.

— Кто этот инвестор?

— Он находится в Швейцарии. Сейчас Швейцария и некоторые другие страны разрешили своим банкам осуществлять такие операции. Здесь применен механизм залога, который должен успешно сработать. Никаких секретов здесь нет. Более того, мы эту практику широко рекламируем, а не утаиваем. К сожалению, от всего того, что пишут в прессе, уши вянут.

Конечно, нам хотелось бы максимально широко привлечь к модернизации украинского народного хозяйства японские, швейцарские компании, а также компании других стран, потому что настоящий бизнес возникает только тогда, когда появляется доверие между представителями частного бизнеса двух сторон. В «зеленых инвестициях» государство выступает пионером, флагманом. Оно гарантирует иностранным корпорациям надежность бизнеса. Стратегическая задача этих договоров — сделать так, чтобы к нам начал заходить частный капитал из передовых стран. Тогда мы будем не просто покупать у них оборудование, а они сами начнут финансировать проекты. Рейтинг, который имеет сегодня Украина, мешает вложению инвестиций. В этой ситуации соглашения по реализации Киотского протокола — ростовая точка, которая обещает многое.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно