ЗОНА РИСКА

14 января, 2000, 00:00 Распечатать

Прослушивая ежедневные сводки различных происшествий, каждый из нас пребывает в полной уверенности, что с ним подобного не случится...

Прослушивая ежедневные сводки различных происшествий, каждый из нас пребывает в полной уверенности, что с ним подобного не случится. Раньше в арсенале борьбы с внезапно обрушившимся несчастьем у нас были заученные с детства номера «01», «02», «03», для менее трагических случаев — телефоны ЖЭКа и его диспетчерских служб. Сегодня, к сожалению, в ответ можно услышать: «Выезд невозможен, нет бензина». Сама не один раз была свидетелем того, как «аварийка» приезжала тогда, когда все уже было затоплено, а остро нуждающегося в помощи больного чуть ли не на руках несли в ближайшую больницу.

Настоящим эмоциональным шоком стали для советского человека телевизионные передачи из цикла «Служба спасения», появившиеся в эфире несколько лет тому назад. Нам оставалось лишь позавидовать людям, которые точно знают: не дай Бог что-нибудь случилось, нужно набрать три волшебные цифры «911» и помощь придет вовремя.

Десятый год существует в Киеве оперативно-спасательная служба (ОСС). Сегодня нет такой работы, за которую не брались бы спасатели. Они проникают в квартиры, где одни остались маленькие дети, извлекают пострадавших из искореженных в ДТП автомобилей, проводят поисковые работы под водой, участвуют в ликвидации экологических аварий, предотвращают попытки самоубийств. Все эти работы осуществляются совместно с пожарными, милицией, аварийными и коммунальными службами.

Откуда же появились эти киевские рейнджеры? Все началось в далеком 1989 году, когда в Армении произошло землетрясение. Первая группа украинских спасателей из 60 человек, среди которых были высококлассные альпинисты, спелеологи, подводники, медики, поспешила на помощь. С этого момента и начали создаваться общественные поисково-спасательные службы, которые позже объединились в Украинскую ассоциацию спасателей.

— Необходимость создания ассоциации была очевидной, — рассказывает Владимир Диденко, начальник ОСС г.Киева, — особенно если рассматривать случаи подобных трагедий. Однако со временем возник вопрос: чем мы можем быть полезны городам? Ведь именно в условиях города, в бытовых ситуациях и ДТП погибает людей в несколько раз больше, чем при авиакатастрофах, землетрясениях и других природных катаклизмах. Человек должен быть уверен в том, что ему есть куда обратиться за помощью в самой, может быть, нелепой, но от того не менее неприятной ситуации.

А случаи бывают разные. Курьезные, криминальные, драматические и трагические. Вот, например, из разряда «дверных» историй. Звонит парень, просит вскрыть дверь. Спасатели приезжают по указанному адресу и начинают спокойно заниматься своим делом. Все вроде бы в порядке: паспорт с пропиской есть, необходимые акты составлены, широкая общественность в лице соседей держит все под контролем. Позже в службу звонит мать молодого человека: «Что же вы наделали? Он вор и наркоман, полностью обчистил квартиру!».

— Владимир Иванович, насколько опасна ваша работа?

— За девять лет работы даже травмы были крайне редки, ведь у нас работают настоящие профессионалы. Однако этим летом произошла настоящая трагедия. Поступил звонок из Московского РОВД столицы. Хозяин одного из домов в частном секторе проводил водопровод, при ведении подземных работ случился обвал, и его помощник оказался под грудой породы. На месте происшествия были и военные, и милиция. Прибывшие спасатели исследовали участок, решили провести предварительную разведку, и их засыпало. Оба погибли. Позже комиссия, расследовавшая это дело, решит, что они не имели права спускаться под землю, этим могла заняться только горно- спасательная бригада «Метростроя». Но на это ушло бы время, и шансы у человека под землей остаться живым неминуемо сокращались. Говорить об этом до сих пор очень больно.

Бессмысленно проводить какие-либо сравнения с Западом, говорить о компенсациях и страховании самого дорогого — человеческой жизни. У нас все гораздо проще. Для начала, в официальном перечне специальностей в Украине вообще отсутствует профессия «спасатель». То есть они как бы есть и в то же время их нет. Да и не всякий пойдет работать спасателем, несмотря на полный «мужской» набор от романтики риска и сопутствующему повышенному адреналину в крови. В службе работает тридцать человек, вместо запланированных шестидесяти. Многие не выдерживают. Ведь зарплата «крутого Уокера» по-киевски составляет около 120 гривен, а такая сумма способна даже самого фанатичного энтузиаста заставить переквалифицироваться в кого-нибудь еще.

Оперативно-спасательной службе необходим гарантированный бюджетный минимум и социальные гарантии, а киевлянам необходима служба. Ведь очень страшно, оказавшись с бедой один на один, услышать в трубке дежурно-казенное: «Выехать не можем, нет бензина».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно