Жозеф Котин: создание оружия — битва умов

23 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 23 февраля-2 марта

Жозеф Яковлевич Котин (1908—1979) выдающийся конструктор тяжелых танков и гусеничных машин специального назначения...

Главный конструктор тяжелых танков Жозеф Котин
Главный конструктор тяжелых танков Жозеф Котин

Жозеф Яковлевич Котин (1908—1979) выдающийся конструктор тяжелых танков и гусеничных машин специального назначения. Окончил Академию бронетанковых войск. С 1932 года работал в КБ научноисследовательского отдела академии. С 1937 года — главный конструктор СКБ2 Кировского завода (г. Ленинград). Под его руководством были созданы и поставлены на серийное производство тяжелые танки КВ. Во время войны возглавлял СКБ2 Челябинского Кировского завода (Танкоград), обеспечивал серийный выпуск танков. Одновременно работал заместителем наркома танковой промышленности, координировал опытноконструкторские работы на танковых заводах. С 1943 года — начальник и главный конструктор опытного завода № 100. Под руководством Котина созданы танки ИС1, ИС2, ИС3 и самоходные артиллерийские установки на их базе.

После войны разработал серию тяжелых танков Т10, плавающий танк ПТ76, бронетранспортеры различных модификаций, опытные танки с ракетным вооружением, самоходные агрегаты для тактических, оперативнотактических и стратегических ракет («Марс», «Филин», «Планер», «Генератор5», ракетные комплексы Р11М, Р17, РТ15, РТ20П, «Темп­2С», трелевочный трактор КТ12 и мощный колесный трактор КТ700 «Кировец»). В 1968—1972 гг. заместитель министра обороны промышленности, генерал­полковник.

Герой Социалистического Труда, четырежды лауреат Государственной премии, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки России.

«Слушатель академии — девушка!» — эта сенсация мгновенно разнеслась по всем факультетам Военно-технической академии. В 1929 году это звучало так же, как в шестидесятых сообщение ТАСС «В космосе — женщина!».

«Кто она? Откуда? Замужем?» — спрашивали, любопытствовали, удивлялись. Вскоре стали известны некоторые подробности. Девушка родом из Луганска. В военную академию принята по личному разрешению наркома обороны. Поселили ее в отдельной комнате общежития. В браке не состоит. Имя — Наталья, фамилия — Поклонова.

Поначалу курсант Поклонова мало чем отличалась от бывшей разметчицы котельного цеха Луганского паровозостроительного завода Наты Поклоновой: ходила в той же одежде, что и раньше, ей долго не могли подобрать военную форму — оказалась слишком миниатюрной. Пришлось все обмундирование шить по индивидуальному заказу: буденовку, шинель, гимнастерки, сапоги... Чтобы не нарушать устава, был издан специальный приказ, разрешающий курсанту военной академии Поклоновой Н.П. ... «пошив и ношение юбки».

Все восхищались смелой и отчаянной девушкой, а она была недовольна собой: при поступлении в академию «срезалась» на математике и вместо бронетанкового факультета ее зачислили на химфак. Ната не смирилась с этим — весь первый семестр ночами и все свободное время штудировала геометрию и тригонометрию, которых не было в программе рабфака, и добилась своего — успешно сдала математику, перевелась на факультет, о котором мечтала во сне и наяву. (В мае 1932 г. на базе факультета была создана Академия бронетанковых войск. — Авт.).

О таких, как Ната Поклонова, обычно говорят «девушка с характером»: она отклоняла все попытки покровительства, без хныканья и слез переносила все тяготы и лишения армейской жизни, научилась водить все боевые машины, за год до окончания академии ее наградили почетным значком «За отличное вождение танков».

Многие предлагали ей руку и сердце, но девушка словно бы никого не замечала. Лишь на третьем курсе все чаще и чаще ее стали видеть в обществе одного и того же курсанта. Когда он появился на ее небосклоне — все поклонники сникли. Это был Жозеф Котин — отличник учебы и боевой подготовки, лучший спортсмен. Он был олицетворением мужской красоты: высокий, подтянутый, с красивой шевелюрой, выразительными серыми глазами, с обаятельной улыбкой. Говорил тихо, мягко, с приятным украинским акцентом. Знал множество украинских песен. Голос у него был на редкость сильный — чистый баритон. Часто сам себе аккомпанировал. Любил танцы и молодежные вечеринки. Особое удовольствие испытывал, угощая друзей изысканными блюдами собственного приготовления, а когда возвращался с удачной охоты — это был праздник для всего общежития. Увлекался живописью и поэзией, знал наизусть множество стихов Шевченко, Лермонтова, Пушкина, Есенина. Посещал театр, любил оперу. Выделялся безупречными манерами. Даже имя у него было необычным — Жозеф... Разве можно было в него не влюбиться?!

Котин родился в небольшом украинском городке Павлограде 10 марта 1908 г. Был пятым ребенком в семье и самым желанным для отца — наследник, продолжатель семейной фамилии. Паровые мельницы, которые обслуживал отец, приносили приличные доходы, и этих средств вполне хватало на жизнь и на то, чтобы обучать сына и дочерей в гимназиях Павлограда. Первая мировая бойня и последовавшие за ней гражданская война превратили жизнь павлоградцев в сущий ад. Грабили горожан все без исключения: немцы, австрийцы, меньшевики, большевики, анархисты, гайдамаки, петлюровцы, белые, красные, зеленые... Ко всем бедам в начале двадцатых на павлоградцев обрушился голод. Никто не мог понять, почему люди, растившие хлеб, снабжавшие отборной мукой Королевский двор Великой Британии, крупнейшие города России и Турции, в конце концов остались без хлеба, вымирали семьями...

Спасаясь от кровавого террора, насилия и грабежей, семья Котиных бежала из Павлограда в Харьков, но и тут ее преследовали несчастья: дочери переболели тифом, старшая — Анна — умерла в 1921 году... В те годы Жозеф мечтал об одном: сытно поесть. Тринадцатилетним мальчишкой пошел на Харьковскую биржу труда. Брался за любую работу. Только в 1924 году удалось устроиться слесарем котельно-механического завода «Труд». Тогда же Котин закончил вечерний рабфак. Родители, мечтали: сын станет священником или врачом. Поступил в медицинский институт, но его влекла техника. Перевелся на автомобильный факультет Харьковского политехнического института, но после третьего курса всех отличников учебы направили в Военно-техническую академию РРКА (г.Ленинград).

Из воспоминаний Ж.Котина: «Диплом в академии я защитил успешно, но прошло несколько дней, и вдруг начальник факультета сообщил, что назначена повторная защита. Оказывается, в академию приехал командующий Ленинградским военным округом Тухачевский, познакомился с работами слушателей, отобрал те, которые его заинтересовали, и решил лично послушать, как мы будем отстаивать свои проекты. Моя вторая защита оказалась счастливой. Меня оставили в академии и назначили военным инженером-конструктором научно-исследовательского отдела».

Занимаясь исследованиями бронетанковой техники, Котин по собственной инициативе начал совершенствовать отдельные узлы и агрегаты боевых машин. Руководство академии поддержало инициативу молодого инженера — приказом по академии Жозефа Котина назначили начальником им же созданного проектно-конструкторского сектора.

Через два года окончила академию и Наталья Поклонова. Жозеф поздравил любимую с красным дипломом, а родителям послал фотографию Наты: «Дорогие! Строгость лица — это необходимость для сочетания с военной формой. Будьте знакомы: будущая фамилия этого товарища — Котина-Поклонова».

Молодые поженились и тут же... разъехались: Ната — на танковый завод военпредом, Жозеф — на испытания 45-тонного пятибашенного танка Т-35 в Харьков.

«...Как тебе известно, — писал Котин жене в декабре 1933 года, — я работаю на объекте Т-35. Первый объект уже испытывается, причем проходит стадию генеральных испытаний: проверяют работу механизмов и выявляют конструктивные недостатки образца. Работа интересная, подобных испытаний я еще не видел. Ты, дорогая, представь «дредноут», работающий на вертикальных препятствиях. Зрелище колоссальное. Почти через день я в пробегах, остальное время на сборке».

Почти все, с чем соприкасалась творческая натура Котина, завершалась интересными инженерными решениями и открытиями. Работая на Харьковском котельно-механическом заводе «Труд» молодой слесарь усовершенствовал слесарные тиски и неожиданно для себя получил на них патент. В феврале 1933 года Комитет по изобретательству при Совете труда и обороны СССР выдал конструктору Ж.Котину авторское свидетельство на изобретение снегоочистителя.

По просьбе специалистов научно-исследовательского института, Котин одновременно с основной работой по «танковым проблемам» занялся созданием специальных устройств по определению степени стойкости к летным перегрузкам. Котинские тренажеры послужили базой для разработки испытательной техники.

Дружба с медиками и летчиками-испытателями на этом не закончилась. Герой Советского Союза летчик-испытатель Петр Стефановский в книге «Триста неизвестных», рассказывая о первых испытаниях по десантированию малых плавающих танков Т-37 и Т-38 на воду, подчеркнул «это серьезная, ответственная и, прямо скажем, опасная работа выполнялась под руководством известного инженера-кон­структра бронемашин Ж.Я. Ко­тина».

— Об этом я узнала спустя тридцать лет в 1968 году, когда вышла книга Стефановского, — призналась автору Наталья Петровна. — Тогда в 1935 году, муж говорил, что у него впервые в рабочее время появилась возможность полетать и даже поплавать. Знала бы, какими «полетами» и «плаванием» занимался, — приняла бы меры, ведь у нас 1 января тридцать пятого родился Феликс.

Продолжая развивать «авиационную» тему, Котин занялся разработкой танка воздушного десанта. Тема оказалась весьма перспективной, и приказом по академии ее утвердили в качестве основной при подготовке кандидатской диссертации.

Неожиданно молодого конструктора вызвали в Кремль. Там он получил задание чрезвычайной важности: в кратчайшие сроки разработать новые образцы тяжелых танков противоснарядного бронирования.

В мае 1937 года Жозефа Котина назначают начальником специализированного конструкторского бюро (СКБ) крупнейшего в стране Кировского завода (г. Ленинград).

Положение там сложилось критическое: прежних руководителей, в том числе директора завода и главного конструктора, арестовали как «врагов народа», новый директор М.Тер-Асатуров не скрывал своего беспокойства — заводу предписывалось провести модернизацию серийного танка М-28 и начать подготовку к выпуску тяжелых боевых машин с усиленной броневой защитой, а их, оказывается, нет и в помине и не известно, когда будут в чертежах. На нового начальника СКБ Жозефа Котина надежд мало: слишком молод, ему нет еще и тридцати, и хотя он участвовал в испытаниях пятибашенного танка Т-35, опыта создания тяжелых танков не имел. К тому же разработку аналогичного танка одновременно поручили еще и известному танковому конструктору Николаю Барыкову — руководителю Ленинградского завода опытного машиностроения. То есть изначально был предопределен конкурсный характер работ, чтобы на вооружение принять действительно лучший танк.

Много сил и энергии Котин отдал созданию конструкторского бюро, организации его работы, подбору специалистов, совершенствованию методов проектирования.

Беда пришла неожиданно. Осенью тридцать седьмого во вредительстве заподозрили военного представителя автобронетанкового управления, военинженера третьего ранга Наталью Поклонову — жену Котина, которой он доверял больше, чем самому себе. Только он знал, что Ната добилась всего сама. Легенда о личном покровительстве наркома обороны своей землячке так и осталась легендой.

В марте 1936 года за заслуги в укреплении обороноспособности страны первую в стране женщину бронетанкиста наградили орденом «Знак Почета» — это было одно из первых награждений новым орденом. Когда Поклонова стала матерью, она брала крошку Филю с собой на работу. Заводчане его так и называли — «малый военпред». Расследование шло долго. Через восемь месяцев Н. Поклонову восстановили на работе в должности военпреда-инженера. Коллеги решили: оказывается, есть справедливость. Лишь Наталья и ее муж знали, чего стоило доказать свою невиновность в те страшные годы...

Тридцать восьмой принес и другие важные новости. СКБ Котина из ветхого деревянного барака переехало в новое капитальное помещение. Директором Кировского завода назначили 32-летнего Исаака Зальцмана. Что было дальше — хорошо известно. Кировцы разработали два варианта тяжелых танков по заказу автобронетанкового управления — трехбашенный СМК и по собственной инициативе — однобашенный КВ. 19 декабря 1939 года — в один год и день — кировский КВ и харьковскую «тридцатьчетверку» приняли на вооружение. И не вина главных конструкторов Жозефа Котина и Михаила Кошкина, что к началу войны этих танков оказалось мало в войсках, а все «кавалерийские», выпускавшиеся тысячами, армия потеряла в первые месяцы войны...

Любопытна история названия котинских танков: СМК и КВ. Трехбашенный тяжелый танк СМК назвали в честь С.М.Кирова, имя которого присвоили бывшему Путиловскому заводу. 9 декабря 1938 года на совместном заседании Комитета обороны и политбюро ЦК ВКП(б) Котин доложил об основных тактико-технологических характеристиках будущей машины, не скрывая своих сомнений в целесообразности создания трехбашенного танка. После обсуждения проекта Сталин подошел к деревянному макету танка СМК и спросил:

— Товарищ Котин, зачем на танке три башни?

— Это заказ автобронетанкового управления, — ответил главный конструктор. — Мощное вооружение: одна пушка 76 мм и две по 45 мм.

— Нечего делать из танка «Мюр и Мерилиз»! — сказал Сталин. («Мюр и Мерилиз» — дореволюционное название универмага в Москве. — Авт.).

Сталин подошел к макету, снял с него заднюю башню с 45 мм пушкой и спросил главного конструктора:

— Сколько я снял?

— Три тонны, — ответил Котин.

— Обратите их на усиление броневой защиты, — сказал Сталин. — Нужно ориентироваться на утолщение брони и усиление защиты экипажа. (По воспоминаниям Ж.Котина. — Авт.).

Так на заседании Комитета обороны разрешилась волновавшая кировцев проблема. Но никто не отменил прежнее задание правительства, и кировцы начали одновременно изготовлять трехбашенный танк СМК и однобашенный КВ. Журналистская утка о том, что конструктор Котин ко дню бракосочетания с дочерью Ворошилова подарил будущему тестю новый танк, названный именем наркома, не соответствует истине: у Ворошилова не было дочери Натальи Поклоновой, она не значилась и в родственниках наркома. Женился Котин за пять лет до создания танка КВ и никогда нарком обороны не был «крестным отцом» четвертого ребенка Котиных, у которых было… двое детей. Название танку КВ придумали военные, которым очень хотелось угодить наркому обороны.

Потребовались невероятные усилия, чтобы резко увеличить выпуск боевых машин, необходимых фронту. Захватив Киев, Минск, немцы рвались к Москве, подошли к Ленинграду, а Кировский завод день и ночь продолжал выпускать танки. Они шли в бой прямо с заводских цехов. За этот подвиг И.Зальцман и Ж.Котин стали первыми Героями Советского Союза среди танкостроителей (указ от 19 сентября 1941 года. — Авт.) Поздней осенью сорок первого Кировский завод эвакуировался на Урал. В глубоком тылу был создан Танкоград. Главным конструктором этого гиганта назначили Ж.Котина. Всю войну Танкоград поставлял фронту боевую технику, ее выпуск довели до фантастических цифр: более ста тысяч разных типов танков и самоходных артиллерийских установок! Созданный под руководством Ж. Котина тяжелый танк ИС-2, вооруженный мощной 122-мм пушкой, с броней 120 мм, был признан самым мощным танком Второй мировой войны.

Любопытна история его названия. В первые годы войны было создано несколько моделей танков КВ. К 1943 году конструкторы провели глубокую модернизацию тяжелого танка КВ, который получил индекс КВ-13.

Всесторонние испытания нового танка показали — именно о таком танке мечтали в войсках. В историю войны он вошел под индексом «ИС» (Иосиф Сталин).

* * *

Создавая новую технику, совершенствуя ее, Котин значительно расширил представления о профессии конструктора. Его постоянно видели в конструкторских отделах, в цехах Танкограда и везде, где проходили крупнейшие танковые сражения. Из документов военного времени: «СССР. СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ. 15 февраля 1942 г. №МВ-100. Москва. Кремль. Настоящее удостоверение выдано заместителю народного комиссара танковой промышленности генерал-майору тов.Котину Ж.Я. в том что он командируется на Южный фронт по особому заданию правительства. Зам председателя Совета народных комиссаров Союза ССР В. Малышев».

После разгрома крупнейшей немецкой группировки под Корсунь-Шевченковским (январь-февраль 1944 г.) командующий войсками 2-го Украинского фронта маршал Иван Конев ознакомил Котина с любопытным документом: секретный приказ предписывал немецким войскам «избегать встречного боя с танком ИС и стрелять по нему только из засад и укрытий».

Все годы войны Жозеф Котин был одновременно главным конструктором Танкограда и заместителем наркома танковой промышленности, его вклад в создание боевой техники приравняли к выигрышу крупных военных сражений, наградив полководческими орденами Суворова первой и второй степени. Двумя орденами Красной Звезды и орденом Отечественной войны была отмечена и жена Котина, всю войну проработавшая военпредом Танкограда. Сорок пятый год для Котиных стал вдвойне счастливым: это был год Победы и рождения любимой дочери Нади.

Весной сорок пятого генерал-лейтенанту Ж. Котину исполнилось тридцать семь — возраст дерзаний и открытий. Начался новый период в творческой жизни конструктора. В послевоенные годы были созданы трелевочный трактор КТ-12, плавающий танк ПТ-76 и мощный колесный трактор К-700, продолжался выпуск боевой техники.

Запустив в серию новый тяжелый танк Т-10, Котин занялся модернизацией ранее созданных машин, продлевая таким образом их боевую жизнь. Неожиданно главного конструктора вызвали в Москву. Новый министр обороны СССР и заместитель председателя Совета министров СССР маршал Николай Булганин, выслушав доклад главного конструктора о состоянии работ по новым объектам, поблагодарил за краткий, обстоятельный доклад и вдруг спросил: «Сколько вам лет, Котин?»

— Сорок семь.

— Золотой возраст, — заметил Булганин. — А здоровье как?

— Благодарю, товарищ маршал! Пока не жалуюсь.

— Вот именно — пока! — Булганин сделал ударение на котинском «пока», забарабанил пальцами по столу, — а у меня, Жозеф Яковлевич, есть другие сведения.

Булганин встал, медленно прошелся по кабинету. Минуту-две помолчал.

— Товарищ Котин, вы понимаете, что совершаете преступление? — резко сказал Булганин. — Да, да, я не оговорился. Мне стало известно, что последние 17 лет вы не были в отпуске. Как прикажете это понимать?

Такого поворота событий главный конструктор явно не ожидал. Он начал объяснять, как все произошло.

— Мне не нужны оправдания, — подчеркнул Булганин. — Нет необходимости напоминать, за что вы несете персональную ответст­венность. Чего ждать от главного конструктора, который не знает, что создание техники требует колоссальных сил, мужества и здоровья. Извольте немедленно получить путевки в санаторий на всю семью. Соответствующие указания уже даны. Срок отпуска — два месяца. Это — приказ!

— Вы думаете, Жозеф был в отпуске полных два месяца? — улыбается Наталья Петровна. — Как бы не так! Он каждый день звонил на работу, недели через две улетел в Ленинград — там что-то не «клеилось» с новым «изделием». Потом снова появился в санатории, еще раз улетал. Но мы были счастливы: для нас и наших детей — Феликса и Надюши — это был лучший отпуск в жизни!

В июне 1953 года было образовано Министерство среднего машиностроения (МСМ), под крышей которого объединили всех создателей ядерного оружия. Возглавил новое министерство Вячеслав Малышев, бывший танковый нарком, министр тяжелого машиностроения. В годы войны общее дело сблизило Малышева и Котина, дружили они семьями, а их дочери были как родные сестры.

Возглавив «атомное» министерство, Малышев начал очередную «атаку» на Котина: «Жозеф, всю жизнь ты занимался танками, но эпоха танков прошла, оборона страны легла на плечи атомщиков и ракетчиков. Почему ты упорствуешь и не хочешь заняться новым делом?»

После войны Котину было много интересных предложений, но он не оставил созданное им КБ и остался танковым конструктором. Даже создавая сугубо мирную технику Котин делал ее, как и боевые машины, — максимально надежной. Первый его трактор КТ-12 для трелевки леса выпускался серийно более десяти лет, а легендарный степной богатырь К-700 «Кировец», отмеченный высшими наградами на многих международных выставках, стал гордостью отечественного тракторостроения.

Накануне Международного геофизического года известный исследователь Арктики Михаил Сомов обратился к конструктору с просьбой создать вездеход, способный выдержать небывало низкие температуры. Семь «Пингвинов», созданных на Кировском заводе, позволили достичь Полюса недоступности и Южного геомагнитного полюса, обеспечить надежную работу трех советских научных станций по программе Международного геофизического года.

Котин был полон новых идей и замыслов, но новейших тяжелых танков страна уже не получила — лидер партии и страны Никита Хрущев увлекшись ракетами, прикрыл все новые разработки по танкам, самолетам, надводным кораблям…

10 марта 1958 года Жозефу Котину исполнилось 50 лет. Поздравить юбиляра в Ленинград приехал Сергей Королев, в те годы фантастически засекреченный главный конструктор межконтинентальных баллистических ракет. Сергей Павлович вручил Ж. Котину приветственный адрес от коллектива ОКБ-1 и сувенир «Первый в мире искусственный спутник Земли». «Наш первый спутник, — подчеркнул Королев, — выведен в космос ракетой Р-7, к которой вы, Жозеф Яковлевич, имеете самое непосредственное отношение. Работая в составе комиссии, проводившей научную экспертизу эскизного проекта ракеты Р-7, вы были в числе первых, кто дал «добро» нашей разработке».

Дружба Королева с Котиным продолжалась долгие годы. После полета в космос Валентины Терешковой к Сергею Павловичу обратилась жена Котина Наталья Петровна:

— Запишите меня в отряд космонавтов, в свое врямя я была первой в стране женщиной-бронетанкистом.

Королев, хитро улыбнувшись, спросил:

— Жозеф Яковлевич возражать не будет?

— Что вы, Сергей Павлович, у нас равноправие!

— У нас в семье тоже! Но запишу вас в отряд космонавтов после Нины Ивановны: во-первых, она первая на очереди, во-вторых, не хочу развода, — сказал Королев и, довольный шуткой, рассмеялся.

Под научным руководством С.Королева были разработаны первые в стране подвижные грунтовые комплексы с ракетным вооружением. И здесь не обошлось без кировцев: самоходные пусковые установки — «объекты 280, 281, 282, 287» создавались на базе опытных танков конструкции Ж.Котина. Прославленный конструктор оказался не только конструктором танков, он был выдающимся и универсальным конструктором: под руководством Ж.Котина были созданы более десяти установок и агрегатов для тактических, оперативно-тактических и стратегических ракет.

Жозеф Котин долго и успешно сотрудничал с Сергеем Королевым, потом судьба его свела с Михаилом Янгелем. Рассказывает Владимир Федоров, проектант КБ М.Янгеля, заслуженный изобретатель Украины:

— Мы приехали на Кировский завод, чтобы согласовать документацию на транспортную тележку под «лунную ракету» Янгеля. Встретились с главным конструктором Кировского завода Жозефом Котиным. Документацию согласовали быстро, а Котин говорит: «Ну что это за работа для нашего КБ — телегу делать? Вот если бы у вас была ракета тонн на тридцать, мы бы сделали подвижную ракетную установку». Я сказал, что такая ракета у нас есть. «Передайте Михаилу Кузьмичу, что я хотел бы работать с ним по этой теме».

Идеи Котина и Янгеля совпали: началась разработка первого в мире подвижного ракетного комплекса РТ-20П с межконтинентальной ракетой 8К99. Котин несколько раз прилетал в Плесецк на северный ракетный полигон, где проходили летные испытания нового ракетного оружия. Вес подвижной установки с заправленной ракетой составлял 78 тонн. Скорость движения по шоссе — до 40 км/ч, по бездорожью — 15 км/ч. Запас хода по конструкции танка — 15 000 км. Котину было особо приятно: этот ракетный комплекс собирали в его родном городе Павлограде.

Неожиданно для всех, в том числе и для разработчиков, подвижной грунтовой ракетный комплекс РТ-20П показали на военном параде 1967 года. Установка вызвала ажиотаж среди зарубежных дипломатов и военных атташе: никто не предполагал, что такие ракеты могут летать на межконтинентальную дальность, а когда узнали, что это возможно, комплекс нарекли «железной девой». Уникальная самоходка Ж.Котина стала последней разработкой главного конструктора Кировского завода. В 1968 году генерал-полковника инженерно-технической службы Ж.Котина назначили заместителем министра оборонной промышленности СССР.

Усвоив тяжкие уроки прошедшей войны, Жозеф Яковлевич сформулировал свое видение задач, стоящих перед конструкторами оружия: война — это не то, кто кого перестреляет, а кто кого передумает. Доктор технических наук, профессор Ж.Котин опубликовал ряд статей о мастерстве конструктора, читал лекции в институтах, редактировал военно-технический журнал… В отличие от многих конструкторов и военачальников, Котин не взялся за воспоминания и размышления: за нас и о нас должны говорить наши дела …

21 октября 1979 года Ж.Котина не стало.

На территории Кировского завода открыт памятник главному конструктору. Ветераны КБ, соратники и ученики Ж.Котина издали о нем книгу «Конструктор боевых машин» (1988 г.)

Свято чтят память о своем земляке в Павлограде: в краеведческом музее развернута экспозиция о его жизни и деятельности, на высоком пьедестале установлен один из котинских тяжелых танков ИС-З. В 1986 году альпинисты Днепропетровска совершили восхождение на безымянный пик
4820 м в районе Туркестанского хребта Тянь-Шаня и назвали покоренную ими вершину в честь славного сына Украины. На мемориальной доске, установленной на вершине, отлиты в бронзе слова: «ПИК КОТИНА. Назван в честь советского конструктора танков, Героя Социалистического Труда, четырежды лауреата Государственной премии СССР Котина Жозефа Яковлевича».

Павлоград—Харьков—
Санкт-Петербург—Москва
.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно