Женщина, которая против «государства сирот»

29 декабря, 2010, 17:25 Распечатать Выпуск №49, 29 декабря-14 января

До 2008-го в Украине было много беспризорников. Сегодня детей, которые живут на улице и нюхают клей, практически нет...

До 2008-го в Украине было много беспризорников. Сегодня детей, которые живут на улице и нюхают клей, практически нет. Это большая победа. В том числе и экс-заместителя министра Министерства по делам семьи, молодежи и спорта Людмилы Волынец. Для нее уходящее десятилетие было, скорее, профессиональным, нежели личным. Хотя для тысяч украинских мам и пап, которые в том числе и благодаря этой женщине усыновили детей, — наоборот.

Людмила Семеновна — уроженка Херсона. Переехала в Киев в 1987 году. Сиротством как проблемой начала заниматься в 1997-м, когда в рамках украинского Института социальных исследований был создан Центр исследования детства. Там ребенка впервые начали рассматривать не только в системе образования, здравоохранения или МВД (учить, лечить или карать, если он вступил в конфликт с законом), — стали думать о том, как его защитить. В конце прошлого десятилетия инновационный центр работал над внедрением в Украине абсолютно новой формы устройства на воспитание детей — foster family, которую позднее назвали приемной семьей. Работу возглавляла Людмила Семеновна. С 2001 года «приемная семья» появилась в законодательстве Украины, а с 2005-го в Минсемьи получила активное развитие. Сегодня в таких семьях находятся почти девять тысяч маленьких украинцев.

В 2004 году Волынец инициирует создание в Херсоне Центра матери и ребенка, где женщины могли находиться до достижения малышом полутора лет. А значит не отказываться от своих детей из-за отсутствия элементарных социальных условий. В 2005 году было принято постановление Кабмина о создании таких центров. Сегодня их в Украине 14. И если в начале 2000-х каждый год для двух тысяч украинских детей после первого крика «Я есть!» вторым становился «Я — сирота!», то сегодня количество отказов уменьшилось до 700—800.

В 2005 году Людмилу Семеновну пригласили работать в Минсемьи и возглавить департамент по усыновлению. «Если каждая четвертая семья в стране вынужденно бездетна, а показатели национального усыновления при этом ежегодно падают, значит, здесь что-то не так», — подумала тогда Волынец. В результате было принято решение объединить в одной структуре все формы устройства детей-сирот (приемные семьи, ДДСТ, опека и усыновление) с тем, чтобы ребенок не терялся между ведомствами, разыскивая свою маму. В 2009 году по инициативе Людмилы Волынец была введена единоразовая помощь при усыновлении в размере выплат родителям при рождении первого ребенка. Факт усыновления был приравнен к рождению в семье ребенка! В кризисном 2009-м специальным законом в два раза была увеличена помощь детям под опекой. Получили развитие приемные семьи и ДДСТ. Национальных усыновлений стало больше.

Самой одиозной темой в министерской деятельности Волынец стало реформирование интернатной системы. Но сопротивление Минобразования и науки, а также руководителей интернатных учреждений было сломлено. Людмила Семеновна считает большой победой своей команды (уже заместителя министра в 2008—2009 гг.) уменьшение количества детей-сирот в школах-интернатах почти на 40%, а в домах ребенка — на 60%. К сожалению, победой неустойчивой. В июне 2010-го премьер-министр Азаров заявил, что на освобожденные места в детских интернатах следует помещать детей из кризисных семей. Успешную в сфере детства политику гуманитария Ющенко сменил производственный подход профессионалов. В результате в 2010 году в 250 районах страны ни один ребенок(!) не был устроен в приемную семью или ДДСТ. То есть сегодня, становясь сиротами, дети автоматически отправляются в интернаты. А Украина постепенно опять становится государством сирот?

Расформирование же Минсемьи, передачу большинства его полномочий Минобразования и науки, из которых совершенно исчезло слово «семья», Людмила Волынец восприняла как личную и профессиональную трагедию, откат страны на десятилетие назад. «Образование — не защита ребенка, — говорит Волынец. — Да и вряд ли Минобразования и науки сможет одновременно заниматься развитием интернатной системы и семейных форм воспитания. Заложенное противоречие безжалостно бьет по будущему сирот. В результате реформы местных органов вероятна и ликвидация служб по делам детей (ранее службы по делам несовершеннолетних). В этом случае Украине грозит возобновление детской беспризорности».

Очевиден еще один нюанс «новой» политики. Согласно указу президента об админреформе, департамент по усыновлению детей, до сих пор имевший статус правительственного органа, тоже должен быть ликвидирован. Его полномочия, очевидно, передадут службе по делам молодежи и спорта. При этом президенту, подавшему на рассмотрение в ВР Гаагскую конвенцию, никто не напомнил, что ее принятие означает обязательное наличие в стране отдельного центрального органа по усыновлению.

«У меня не раз возникало желание все бросить и заняться чем-то другим, — говорит Людмила Волынец, руководитель Всеукраинской общественной организации «Служба защиты детей». — Но, наверное, никогда этого не сделаю. Да и ничего другого я делать не умею. В сиротство можно не приходить, но, придя, уйти из него невозможно. Я очень горжусь тем, что с улиц исчезли беспризорные дети, а философия усыновления в нашей стране изменилась и украинцы стали усыновлять значительно чаще. Надеюсь, эти победы были не последними…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно