ЖАЖДА «СИЛЬНОЙ РУКИ» МОЖЕТ ПЛОХО КОНЧИТЬСЯ

20 июля, 2001, 00:00 Распечатать

В дни 55-летнего юбилея победы над фашистской Германией в немецкой столице городские власти по традиции возложили венки на могилы советских солдат и у памятника Советскому воину «с девочкой спасенной на руках»...

Виктор Горыня
Виктор Горыня

В дни 55-летнего юбилея победы над фашистской Германией в немецкой столице городские власти по традиции возложили венки на могилы советских солдат и у памятника Советскому воину «с девочкой спасенной на руках». Сюда же в первые дни мая поклониться памяти боевых соратников пришли 270 ветеранов Великой Отечественной войны, которые прибыли в ФРГ с Поездом мира и согласия из Москвы через Смоленск, Минск, Брест в Берлин. На шефских концертах мэр Берлина г-н Эдуард Дипген призвал всех на века жить в дружбе, согласии и без войн. Живым укором и страшным напоминанием о войне стал прибывший с ветеранами 18-летний участник сражений в Чечне, оставшийся в живых, но лишившийся ног и половины руки. Здесь, в Германии, добрые люди вызвались сделать ему протезы...

В те майские дни в Германии прошла Международная научная конференция «Итоги Второй мировой войны», в которой приняли участие ученые, дипломаты, журналисты, депутаты. Среди них был и Виктор Горыня, немецкий историк, на протяжении десятков лет научный сотрудник исторического, а затем военного музеев, ныне один из руководителей Союза жертв сталинизма земли Берлин (Бранденбург).

Г-н Горыня знаком с газетой «Зеркало недели» и любезно согласился выступить на страницах этого издания.

Портрет ученого

 

Виктор Владиславович (так он представляется по-русски) из коренных немецких жителей прусской земли. Его отец занимался ремеслом, мать воспитывала детей. В годы Второй мировой войны родители Виктора боролись против нацизма, помогали военнопленным и остарбайтерам, в том числе украинским.

Оказавшись после создания ГДР на ее территории, Виктор Владиславович Горыня не спешил перебраться на Запад, хотя и был не согласен с принципами нового немецкого государства. Зная психологию немцев и законы развития общества, он был уверен в том, что время искусственного государства ГДР, без сомнения, истечет, и все вернется «на круги своя». Он не скрывал своих взглядов, и руководство было очень им недовольно. Ведь доходили слухи, что г-н Горыня нелегально читал лекции по вопросам немецкой истории 20—40-х гг. ХХ ст. студентам богословия. И сам он верующий. Г-на Горыню преследовали по политическим и религиозным взглядам, но не могли обойтись без его высокого профессионализма историка и знаний русского языка. Десятки лет Виктор Владиславович изучал период национал-социализма и истоки позора Германии за деяния фашистов...

Виктор Владиславович часто проводил экскурсии гостям из СССР, ездил туда в командировки как переводчик. Однажды в Москве, когда он в Пассаже по-немецки заговорил с женой, какой-то изможденный, плохо одетый человек бросился к нему: «Вы говорите по-немецки! Вы немец! Я чудом добрался до Москвы из мест принудительных работ, где нас, угнанных из Германии, много. Я пытался передать от нас весточку на Родину, подходил к правительственным зданиям, кидался под гэдээровский кортеж, но отовсюду прогоняли. Умоляю, возьмите письмо домой, сообщите, что я жив, расскажите обо всех нас». Письмо было на Запад, но, несмотря на риск и трудности, г-н Горыня сумел его передать родным того человека, которые уже не чаяли увидеть угнанного живым...

Так г-н Горыня столкнулся с тяжелой и парадоксальной страницей истории — немцы, которые ничем себя не скомпрометировали по отношению к советской армии, после ее победы над фашистской Германией повторили участь наших людей, угнанных оккупантами в свое время на подневольный труд и в концлагеря третьего рейха. Трудоспособные женщины 16—40 лет, пожилые немцы были вывезены в шахты, на лесоповалы Донбасса, Кузнецка, Воркуты, Карелии. С декабря 1944 г. из тыла Красной армии на Балканах, а с весны 1945 г. из Восточной Пруссии, Силезии, Померании, Бранденбургии в СССР было вывезено на принудительные работы 250 тыс. немцев. Судьба изгнанных с того времени стала одним из направлений деятельности Виктора Владиславовича. Благодаря ему многих разыскали, многих реабилитировали.

Через 55 лет после окончания Второй мировой войны в новом тысячелетии ученые и дипломаты вновь заговорили об уроках истории. Мы беседовали с г-ном Горыней об этом.

 

Уроки истории

— Каково значение конференции для нашего времени?

 

— Как известно, проанализировать опыт прошлого очень важно для будущего. К примеру, истоки Второй мировой войны восходят к Первой, но многие об этом забывают. Разумеется, на конференции затрагивается вопрос и о нацизме (я предпочитаю этот термин, когда речь идет о национал-социализме в Германии, а не «фашизм» (дословно с итал. «боевые бригады»), введенный в обиход Муссолини). Я изучал это явление десятки лет, чтобы понять его истоки и причины победы над другими партиями в 30-е гг. ХХ ст., что сыграло роковую роль для Германии. Ведь тогда в стране действовало много партий: социал-демократы, коммунисты, консерваторы, демократическая, католическая партии и др. И если посмотреть, кого поддерживало население на выборах в рейхстаг, можно отметить относительную стабильность общественного мнения, а затем резкий «взлет» национал-социалистов.

В конце 1925 г. в партии нацистов было 25 тыс. членов, а в конце 1933 г. — 2 млн. 500. Анализ обстоятельств того времени показал, что одной из причин появления нацизма в Германии были последствия Первой мировой войны для страны. Сыграли свою роль и особенности немецкого государства, национальной психологии и немецкого менталитета.

И сейчас в некоторых странах, уставших от нестабильности, жаждут прихода «сильной» руки, как это в свое время было в Германии, благодаря чему наряду с другими причинами нацисты пришли к власти. Но пусть наши современники вспомнят, что человечество получило в результате этого...

Обратите внимание: нацизм в то же самое время существовал не только в Германии, а и в Нидерландах, Швейцарии, Франции, Англии, США...

— Почему же нацизм смог победить и победил не там, а именно в Германии?

 

— Я много лет исследовал этот вопрос. Кроме названных уже выше причин, я бы хотел отметить еще одну — отсутствие в тот период в Германии института демократических традиций...

Кайзеровская Германия до Первой мировой войны была авторитарным, но относительно справедливым государством, в котором большинство людей жили неплохо. Большие привилегии были у государственных чиновников, учителей. Очень высоко «стояли» военные. Служить в армии в немецком обществе считалось самым почетным делом. Бытовало суждение, что «человек начинается с лейтенанта». Поколения жили в Германии под девизом — служить! Крестьяне были зажиточными людьми, их дворы насчитывали по 400 лет, а в деревянных сундуках хранились охранные грамоты от государства на их собственность. Крестьяне держали конные заводы для армии и из поколения в поколение поставляли туда унтер-офицеров. Они получали от государства субсидии, таможня защищала их внутренний рынок. Средняя безработица в государстве составляла 2% в год. Выборы в правительство проходили каждые 4—5 лет. Социал-демократическая партия (в 1914 г. она насчитывала 1 млн. человек) была самой мощной в мире.

После поражения в Первой мировой войне Германия подверглась разделу территории, демилитаризации, жила с ощущением национального позора и стремлением реванша. Ведь в этой стране всегда были сильные милитаристские традиции и даже мечты о мировом господстве.

Благодаря усилиям социал-демократов и эмиграции Вильгельма II в Нидерланды на смену кайзеровской Германии пришла Веймарская республика. В то время усилилась роль профсоюзов, имевших потребсоюзы, просветительские организации и т.д.

Всемирный экономический кризис 1928—1932 гг. нанес особый удар по Германии, высокоиндустриальной стране, где большое количество продукции производилось на экспорт. Но в связи с кризисом ее перестали покупать.

В промышленность Германии частично инвестировала свои капиталы Америка. Но в эти же самые годы (1928—1933) и здесь наступил период великой депрессии, и она отозвала свои капиталы из Германии. Это был сильнейший удар по экономике, который вызвал ликвидацию большого количества рабочих мест, повальную безработицу. Нужно знать психологию немцев, чтобы понять, насколько это было страшно для них. Ведь для Германии всегда был девиз: «немец живет для работы». Лишить немца работы — значит, лишить его жизни».

Ни люди, ни Веймарская республика не знали, как с этим бороться. Кульминационным моментом оказался июль 1932 г., когда 44% рабочих стали безработными. У 30% был сокращенный рабочий день, они не получали нормальной зарплаты.

Люди были в страхе, что такое положение никогда не кончится. Еще в 1927 г. в Германии был принят закон, гарантирующий каждому безработному пособие от 50% бывшей зарплаты в течение полугода в зависимости от состава семьи, затем шло социальное пособие. В 1932 г. пособие платили только шесть недель и только тем, кто до начала безработицы имел постоянную работу. Значит, студенты, домохозяйки, домработницы не имели на него права. Молодых же увольняли в первую очередь. Кризис коснулся и крестьян. В 20-е годы в Германии появилось электричество для двигателей, молотилок, тракторы. За модернизацию и механизацию сельского хозяйства нужно было платить. В 20—30 гг., когда начался кризис, крестьяне стали получать меньше прибыли. В те времена из Америки стали привозить дешевую мороженую говядину, которая сбивала цены. Кому было продавать дорогое немецкое мясо? Платить за электризацию было нечем.

После Версальского договора не у дел остались военные. В армии в 150 тысяч человек разрешалось иметь только четыре тысячи офицеров. Остальным можно было получить службу только в случае смерти их товарищей.

В стране зрело недовольство Веймарской республикой, где царило постоянное ощущение беспокойства и неуверенности. Средние слои (более 50% общества) мечтали о прошлом и с презрением относились к своему новому государству, очень серому, слабому, неинтересному, нестабильному. Эти слои всегда были антидемократичными, голосовали за консервативные партии.

Государство, которое не защищало их интересы, сытую жизнь, большинству общества не нравилось. Веймарскую республику начали сотрясать протесты, путчи: в 1920 году — монархистов, в 1921 году — коммунистов в Саксонии, в 1923 году — попытка социалистической революции, в ноябре
1923-го — восстание Гитлера. Власть в Германии и раньше, и теперь придерживалась правила: всякие выступления против государства немедленно и решительно пресекать вплоть до расстрела. Милитаристские настроения всегда царили в Германии. Недалеко от Берлина существовала всегерманская организация фронтовиков Первой мировой войны «Железный шлем», куда входили, между прочим, три сына последнего кайзера Вильгельма II. Члены организации выступали за восстановление границ Германии, существовавших до раздела, а возможно, и за завоевание новых территорий. Оригинально, что, исходя из того, что Киев имел Магдебургское право, они сочли, что Германия имеет право и на этот город (не говоря уж о том, что Рюрики по происхождению восходили к германцам)...

Но на сопротивление властям решились лишь нацисты во главе с Гитлером в 1923 г. Фюрером в своей организации он стал еще в 1921 г.

Нацисты не были широко известны и популярны в немецком обществе, а зажиточные слои смотрели на них с презрением, как на новых странных, неопытных людей, а некоторые видели в них даже разновидность коммунистов. В 1920 г. на 4 млн. жителей в Берлине было всего 100 нацистов. Гитлер активно заявил о себе во время путча.

Стало известно, что 9 ноября 1923 г. в пивной соберутся власти Мюнхена. Гитлер появился там с вооруженной группой (у входа поставили пулемет), выстрелил в потолок, закричал: «Революция победила!», объявил себя новым германским канцлером и попросил собравшихся: начальника полиции Мюнхена, министра-президента Баварии и других поддержать его. Гитлера на поддержали, и он назначил на утро вооруженную демонстрацию, надеясь на помощь населения. Надежды не оправдались. Против вооруженных демонстрантов выступила полиция, после невыполнения приказа «разойтись» начала стрелять, и 12 нацистов было убито. Гитлера и других арестовали. Учитывая его военные заслуги (он служил связистом в Первой мировой войне и был награжден за храбрость), судьи вместо четырех лет тюрьмы присудили ему один год. Именно тогда Гитлер осознал, что к власти нужно прийти законным и мирным путем.

Нацисты в краткой, точной и агрессивной форме начали излагать свою программу, исходя не из идеологических позиций, а учитывая экономические и социальные трудности в Германии. Крестьянам нацисты обещали вернуть прежние льготы. Военным намекали, что неплохо было бы оснащать армию танками и т.п. Молодежь нуждалась в работе, потому стала выступать за сильные партии: правую «Стальной шлем» или национал-социалистов. 95% студентов голосовали за них в 1931 году. Девизом их было «За лучшую учебу. За справедливость. За Германию, чтобы она была такой, как прежде».

Видя активность НСДАП, промышленники постепенно стали обращать внимание на Гитлера. Нацисты начали формировать из своей партии образ спасителя общества. (В 30-е гг. они выполняли многое из обещанного: строили квартиры, дороги, стадионы. Начали выплачивать родителям деньги на детей, устраивали турпоходы и развлечения вплоть до поездок на Средиземное море. К 1938 г. уже не стало безработицы.)

С 1928 г. большинство людей, даже те, кто раньше голосовал за демпартии, стали голосовать за фашистов.

— До сих пор люди возвращаются к вопросу «нацизм и антисемитизм».

 

— Антисемитизм присутствовал в Германии в умеренном виде, как и в других европейских странах. В начале прошлого столетия самой антисемитской страной была Франция (вспомним дело Дрейфуса). В период, когда формировалась нацистская партия, еврейских притеснений не было. И когда нацисты пришли к власти, массовые выступления против евреев начались не сразу. Коренное еврейское население, которое воевало в период Первой мировой войны и среди которого было много награжденных орденами и медалями, пользовалось уважением. Евреи эти считали так: мы коренные немцы, мы воевали, почему мы должны уезжать? И не уезжали. В 1933 г. нацисты впервые выступили против евреев-лавочников. 1 марта 1933 г. они объявили Днем протеста против евреев и призывали ничего у них не покупать. Страшная Хрустальная ночь, когда были разрушены синагоги, наступит лишь через пять лет, в 1938 г. Тогда многие наконец эмигрировали — в Англию, США, Францию.

Проблема антисемитизма объясняется просто: она заключается в конкуренции.

Евреи всегда были интеллектуалами и прогрессивными людьми. На 4 млн. населения Берлина приходилось всего 150 тысяч евреев (на всю Германию меньше 1%), но каждый второй врач был евреем, каждый третий адвокат — евреем. Большинство профессуры, журналистов прогрессивных газет, режиссеров были евреями. Вместо сентиментальных любовных и военных немецких историй, традиционных песен о Нибелунгах еврейские режиссеры ставили на сценах новые пьесы, произведения новых авторов. С их легкой руки стали играть американский джаз. В 20-е годы Берлин был самой крупной европейской метрополией, где процветало новое искусство.

Конкуренция была причиной антисемитских настроений и среди представителей естественных и инженерных наук, будущих конструкторов, создателей ракет. Среди немцев — лауреатов Нобелевской премии некоторые были нацистами.

— Известно, что и в нынешней демократической Германии есть проявления антисемитизма: разрушают памятники на еврейских кладбищах, осквернили могилу главы еврейской общины Германии Галинского, недавно подложили бомбу под стену синагоги. Неофашисты продолжают реализовывать еврейскую программу гитлеровцев.

 

— Я думаю, что среди нынешней молодежи мало идейных нацистов. Они используют лозунги нацистов скорее для того, чтобы выразить протест против общества вообще, это повод похулиганить. Речь идет не только об антисемитских выходках. Неонацисты часто выступают и против иностранцев. Там, где почти нет иностранцев и не к чему придраться, они находят другие поводы для протеста.

Нужно укреплять традиции демократизма. В свое время в 30-е гг. обыватели хотели тихой и сытой жизни. Общество, кроме социал-демократов и партийного объединения Zentrum, считало, что устройство типа Веймарской республики с демократическими свободами нетипично для Германии. Население вслед за промышленниками постепенно стало склоняться к мысли, что республика не нужна, и постепенно начало ориентироваться на Гитлера, желать прихода «сильной» руки. Что из этого вышло, все знают. Вместо тихой и сытой жизни обыватель получил диктатуру и войну.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно