ЗЕЛЕНЫЙ ДЕНЬ ЕДИНСТВА

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 13 июня-20 июня

День завтрашний, 50-й от Воскресения Христова, православные (как, впрочем, и некоторые другие христиане) посвящают Святой Троице...

День завтрашний, 50-й от Воскресения Христова, православные (как, впрочем, и некоторые другие христиане) посвящают Святой Троице. Сторонники многих конфессиональных направлений празднуют Пятидесятницу в разные календарные сроки, как и Пасху. Но при этом Св. Троица сегодня является Символом Веры для половины населения Земли. Ее почитание служит идее высокой духовности человека, осознания им своего божественного призвания. Это — одно из главных торжеств христианских, впитавшее древние, прекрасные народные обычаи.

Колосящиеся хлеба, запахи душистых трав, спелая земляника и над летним убранством деревьев — колокольные звоны. Пришел день Троицы, Пятидесятница, или «Зелена неділя».

Христиане верят в то, что люди причастны к Св. Троице и что это угодно Богу. Все произошло от Отца, наделено смыслом через Сына и получает жизненную целостность от Святого Духа. В мирских представлениях, это словно три душевные способности: память, мысль и любовь. Или, скажем, деление времени на прошедшее, настоящее и будущее. Подобные аналогии вряд ли убедят закоренелого атеиста в наличии трансцендентного, но могут служить примером согласия религиозных представлений с естественными явлениями, признанными классической наукой.

Во всех частях света в честь Св. Троицы возводились прекрасные храмы. У нас это Святотроицкий собор в Почаевской лавре, надвратная церковь Киево-Печерской лавры. Как не вспомнить и готический костел в польском Люблине, украшенный в начале ХV века, представьте себе, фресками в византийском стиле работы восточнославянских мастеров! Это свидетельство взаимодействия культур Запада и Востока почему-то очень редко, к сожалению, приводится сторонниками межконфессионального мира.

Символ Веры как основа мировоззрения христиан, другими словами — их религиозное кредо, окончательно утвержден еще в ІV столетии на Константинопольском Соборе. Вера в единого Бога в трех ипостасях помогает осознать, что человек имеет свободу воли и может совершенствоваться. Ему свойственно стремление к истине и желание творить добро. Об этом говорил Иисус в Нагорной проповеди: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». Созданный по образу Божьему человек душой может уподобляться в совершенствах своему Первообразу. Молясь за верующих, Иисус подтверждает единство человека и Бога: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во мне и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино…»

Называя Христа «сыном человеческим», Александр Мень объяснил это единство со свойственным ему умением говорить просто о самых сложных вещах: «Человеку дана свобода, человеку указаны пути, человек будет нести ответственность за совершенное и потому он является образом и подобием Божиим». Наверное, к этой мысли пришли в свое время иконописцы, постепенно преодолев «табу» на изображение Всевышнего. Ведь в широком общехристианском смысле, отбросив искусственные перегородки и разногласия между конфессиями, мы сознаем, что Иисус Христос побудил своих учеников поверить в творческое начало человека. «Он необыкновенно возвысил, — продолжает А.Мень, — каждого из нас. У нас короткая жизнь, которую мы должны употребить не только для того, чтобы добывать себе пропитание и жилище, а и для того, чтобы искру Божию, которая в нас заложена, увеличить».

Сотни лет художники не решались рисовать Святую Троицу. Изречение апостола Павла о Боге, не живущем в храмах рукотворных, воспринималось как подтверждение ветхозаветного запрета изображать Всевышнего. Но ведь первые христиане в отдельных частях тогдашней Ойкумены по-своему осмысливали таинство воплощения Бога в Иисусе Христе. Поначалу теологи считали, что Бога можно визуально представлять лишь в лице Иисуса, в котором Бог явился людям. Проще было с Троицей ветхозаветной: на римских мозаиках V века можно увидеть явление трех ангелов Аврааму (это место из книги Бытие толкуется как прообраз Св. Троицы). Однако в соседней Византии — сначала робко, в миниатюрах, а затем на иконах и фресках — стали изображать новозаветную Троицу. Как говорится, всему свое время… Старинные запреты и ограничения на изображение Бога были окончательно преодолены в эпоху Ренессанса, принесшую расцвет живописи. Да и нынче в большинстве своем христиане не считают апостола Павла иконоборцем и родоначальником антицерковной схизмы. Правда, некоторые, пытаясь вернуться в далекое прошлое, отказываются не только от икон, но и от крестного знамения.

Созданию визуального образа Святой Троицы весьма содействовало книгопечатание, ведь ценились книги с украшениями и рисунками. Украинцы одними из первых воспользовались изобретением Гутенберга, и хорошие издания в основном духовного и богослужебного содержания в ХVІ—ХVІІ веках были у нас не в диковину. В ХVІІІ веке украинская книжная графика держалась на высоком европейском уровне. Несмотря на изданный в 1720 г. приказ Петра І с требованием печатать богослужебные книги так, чтобы «никакой розни и особого наречия в оных не было», украинское искусство книги развивалось не только во Львове и Остроге. Как заметил знаток книжной графики Аким Запаско, царский приказ и цензурные запреты Синода, к счастью, не относились к художественному оформлению, и граверы могли проявить свои творческие способности. Они использовали художественные явления иконописи Киевщины, Черниговщины, Полтавщины, где Святая Троица была хоть и не особенно модной, но привычной темой сакральной живописи.

Изображали новозаветную Троицу традиционно: с правой руки от Бога Отца — Иисус с крестом, а над ними — Святой Дух в виде осиянного голубя. Но при этом, в отличие от однолинейной византийской графической манеры, в иллюстрациях киевских, львовских, черниговских граверов заметно стремление передать форму рельефно, объемно, моделируя светотени. Религиозные персонажи изображались в обрамлении растительных орнаментов из акантовых листьев (отсюда и слово «окантовать»). Эти творческие приемы роднят наших мастеров с искусством Возрождения, чье влияние четко прослеживается в украинском барокко. Кстати, его традиции в какой-то мере сохранились в стилизованном оформлении новейших изданий христианской литературы.

В Украине акант не растет, он украшает итальянские сады, откуда форма его листьев была позаимствована для ренессансных орнаментов. Но к празднику Троицы причастны немало трав и деревьев нашей флоры, по древним обычаям используемых в народных обрядах. Выразительное описание «Зеленої неділі» в украинском селе дано в середине ХІХ в. этнографом Александром Терещенко: «Там, куда ни глянь — все и везде зеленеет. У порога хаты поставлены деревья; перед окнами — зелень, плетни также убраны зелеными ветвями. Войдешь в белую чистую хату — и там ароматная зелень. В красном углу (на покутті) стоит кленовое дерево, оттеняя собой стол, покрытый белой скатертью. На столе хлеб-соль, за образами — сирень и гвоздики; на стенах и на потолке тоже цветы. Пол устелен травами, а меж ними — душистый чебрец и горькая полынь от чародейства. В глазуревых горшках и кувшинах, стоящих на окнах и на столе, красуются пионы, лилии, фиалки, пижма и Божье деревцо (садовая душистая полынь). Перед иконами мерцает лампадка или восковая свечечка, чей свет едва пробивается сквозь густую зелень растений».

Из народных обычаев и устного творчества сохранились не отдельные признаки, а огромный пласт культуры, свидетельствующий о встрече и сочетании язычества с христианством. Мы так привыкли к этому, что не всегда можем определить, где заканчивается древний фольклор и начинается христианский обряд. Но впитывать лучшее из предыдущих верований свойственно, наверное, всем религиям, ведь буддизм и мусульманство тоже не пришли на голое место... Поэтому никак нельзя согласиться с утверждением, будто христианство уничтожило традиции, обычаи народов. Оно их, так сказать, после некоторых колебаний усвоило. Стало быть, это не просто мирное сосуществование, а продолжение и сохранение в новом качестве. Скажем, когда-то славяне душистой полынью, листьями аира отпугивали русалок, а нынче приглашают батюшку освятить зелень, чтобы хлеба уродились.

Вот как отобразил этот феномен писатель Василь Скуративский: «В народе этот праздник особенно уважаем, хотя о его происхождении у простых людей нет определенного мнения. В одних случаях, отвечая на вопросы, разосланные в 20-х годах Этнографической комиссией Всеукраинской академии наук, утверждали, что будто бы в этот день Бог сотворил землю и засеял ее зеленью; иные считали, будто Христос, Петр и Павел, идя по дороге, присели под зеленой кроной дерева, потому и трехдневный праздник; некоторые уверяли, что Христос, въезжая в Иерусалим на ослике, избрал для себя путь не по коврам, расстеленным богачами, а по ветвям, которыми бедняки украшали его дорогу. Отсюда и обычай украшать усадьбы зеленью. Немало анкет подтверждают мысль о том, что трехдневность праздников связана с Богом Отцом (воскресенье), Богом Сыном (понедельник) и Богом Духом Святым (вторник)…

В субботу, за день до Троицы, сельчане рвали материнку, чебрец, полынь, аир и украшали душистым зельем светлицы — утыкали стены, лавки, образа, аиром же усыпали полы…

После службы в церкви, с процессией всем селом обходили поле, «чтобы град не побил посевы и засуха не сожгла хлеба». Хоругви и кресты украшали веночками живых цветов».

К этому остается только добавить, что Пятидесятницу и «Зелені свята» отмечают нынче как в селах, так и в городах, возвращаясь к духовным ценностям отцов и дедов. Позволю себе заметить: это порождает надежду. Ведь метко сказано: человека отличает от прочих существ прежде всего искренняя вера в Бога, а кроме того — потребность в торжественном, праздничном настроении.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно