За гранью счастья и несчастья

24 июня, 2011, 12:46 Распечатать

Этот монолог выдающегося украинского философа записывался в прошлом году, в конце мая.

© Сергей Крымский

Этот монолог выдающегося украинского философа записывался в прошлом году, в конце мая. Было жарко, потому балкон в квартире Сергея Борисовича Крымского был открыт. Комнату наполняли звуки всегда шумной улицы Саксаганского, которая жила своей жизнью сразу за большими окнами. О колени хозяина терся черный лохматый пес…

Через несколько дней Сергей Борисович отпраздновал свой восьмидесятилетний юбилей, а уже 30 июня его не стало. Текст этот, возможно, последний в его жизни, вычитать философ так и не успел…

Человека нужно понять

Мы все пережили очень важное и редчайшее событие — смену тысячелетий. Редко бывает, чтобы люди жили в двух тысячелетиях. Декретом XXI века являются идея святости личности и идея диалога. Как недавно заявил Ватикан, «если ты говоришь, что прав, а кто-то другой неправ, то это уже начало тоталитаризма». Диалог интересен именно тем, что ставит задачу доказать не то, что твой оппонент неправ, а то, что мы оба принадлежим к некоторой третьей сфере истины, которая и является для нас верховной ценностью. Человека нужно понять. А это означает, что его надо приобщить к собственному опыту, к самому себе. Это особое состояние, когда вы относитесь к человеку как к части самого себя. Очень важный педагогический вывод сделал Гете: «Если вы будете относиться к человеку, как к такому, каков он на самом деле, то он станет хуже, чем он есть. А если будете относиться к нему, как к такому, каким он должен быть, то он станет таким, каким может быть». Это особое педагогическое направление, исходящее из идеи святости личности. Человек в своей жизни проходит самый долгий путь — путь к самому себе. Современная психология утверждает, что только 5% людей знают что-либо о самих себе, а в античности вообще считали, что о себе могут знать только боги. И здесь возникает интересный аспект: личностью является не только индивид, то есть какое-то физическое лицо, личностью являются прежде всего нации. Каждая нация неповторима.

Нация — это историческая личность. Этнос превращается в нацию тогда, когда становится субъектом исторического развития. И Украина именно в XVII веке, когда формируется украинская нация, становится субъектом мировой истории. Казаки были главной военной силой Европы в защите против турок. Почти при всех европейских дворах в качестве военной силы и охраны присутствовали казаки. У меня есть прижизненное издание Вольтера «Казаки при дворе Людовика XIV». Это произведение не переводилось, но моя жена хорошо знала французский. Она и помогла прочитать.

Так вот, однажды Людовику донесли, что казаки выпивают, гуляют и вообще многое себе позволяют, что пора привести их в норму. И тогда французский король устроил соревнование для всех находившихся при его дворе военных. Самыми искусными воинами оказались казаки. Они завоевали все первые места! В результате их оставили в покое и позволили жить так, как им хотелось…

Два способа жить

У нас модно сейчас говорить: «Вот экономика выведет нас из всех кризисов…». Я ничего не имею против экономики, но ни в одну эпоху, ни в одной стране нация не выходила из кризиса благодаря исключительно экономическим факторам. Только благодаря культуре, религии, идеи государственности и национальных интересов. Смотрите: XIV век, самая страшная эпоха в истории Европы, черная смерть (чума) унесла половину ее населения, повсюду страшный продовольственный кризис — нет хлеба… Чем отвечает человечество? Ренессансом! Невиданным подъемом культуры! То же самое и в Украине после войн Богдана Хмельницкого. Из Руины как выходят? Создается Киево-Могилянская академия. В образовании осуществляется переход на латынь (ее даже в сельских школах преподают!). Когда к Тарасу Бульбе приезжают сыновья из Киева, он говорит: «И я Горация читал в оригинале». У Котляревского иногда трудно отличить, где украинский язык, а где латынь. Вот послушайте: «Енеус ностер магнус панус і славний Троянорум князь блукав по світу, як циганус, ад те, о рекс, прислав нунк нас». Переход на латынь на самом деле был переходом на общеевропейский язык культуры. И именно тогда получает распространение концепция Феофана Прокопо­вича о синтезе западноевропейской культуры и славянской (потом этой идеей воспользовался Петр I).

Бывший чешский президент Гавел высказался таким образом: «При сталинской диктатуре мы сидели в клетках, нас выпустили — и мы оказались в джунглях». Как преодолеть эти джунгли? Только высокой духовностью. Духовность я понимаю не только как развитие культуры. Духовность — это создание своего собственного внутреннего мира, своей личности, потому как Бог говорит с людьми через их личность. Духовность на трех китах базируется — это вера, надежда и любовь. Вера здесь понимается не только в религиозном смысле. Была одна русская женщина, позже эмигрировавшая во Францию, ее звали мать Мария. Она сейчас очень известна. Ее сыновья воевали с немцами и погибли. Она тоже воевала, ее поместили в Освенцим. Вместо одной молодой женщины Мария пошла в крематорий. Добровольно. Сегодня многие считают ее святой… Так вот она говорила: «Есть два способа жить. Первый — ходить по твердой почве. Тогда можно что-то планировать, рассчитывать… А второй способ — ходить по воде. То есть уже не планировать, не предусматривать и не ожидать, здесь можно только верить. Наступит миг уныния — и ты уйдешь под воду!». Вот в таком понимании вера. А надежда — это способ видеть себя в зеркале будущего. Апостол Павел писал, что самый страшный смертный грех — потерять надежду. Он писал: «над надеждой надежда». А Леся Украинка повторяла: «Без надії сподіваюсь».

И третья основа — это любовь. Человек всегда исходит из своих эгоистических интересов, он не может выпрыгнуть из самого себя. И это не недостаток — такова его природа. Он иначе не может. Единственный способ выйти за пределы самого себя — это любовь. Потому что любовь — это всегда поиск абсолютного центра за пределами самого себя. Как писал Соловьев, «любовь существует не только для продолжения рода, хотя она и освящает его, это — способ развития личности человеческой».

Архетипы украинской нации

Когда мы говорим о нациях, здесь нужен очень точный научный анализ, который должен базироваться на том, что я называю архетипами. Архетипы — это сквозные символические структуры, присутствующие на всех этапах развития той или иной нации, от начала и до нашего времени. Они очерчивают путь наверх. Если говорить об архетипах украинской нации, то это прежде всего кардиоцентризм, то есть философия сердца. Вся аргументация персонажей и героев украинской истории базируется на аргументах сердца. Само сердце рассматривается П.Кулишом как источник национальной идеи, как источник премудрости Божьей. Премудрость Божья идет только через сердце человека. Эта аргументация наблюдается еще в «Слове о полку Игореве». Князь Игорь, прежде чем совершить свой поход, «наострил мужеством сердце». Аргументация философии сердца была постоянной в украинской литературе, духовности, менталитете. И это архетип, то есть сквозная символическая структура. Еще одной такой структурой является идея софийности. У греков идея мудрости была связана с Логосом, с головой. В украинской ментальности мудрость связана не только с головой, есть еще и мудрость самих вещей. Эта мудрость вещей и называется софийностью.

Православная религия — теистическая, в ее центре не субстанция, не энергия, не какая-то материальная основа, как, скажем, у индусов, а личность Бога. Бог является личностью православия, такой же личностью, как каждый из нас. У него есть биография (Евангелие). У него есть характер. Скажем, Иисус плакал, но никогда не смеялся. Но если Бог личность, а не субстанция и не энергия, то в таком случае, как Его связать с миром? Тогда и вспомнили об античной концепции софийности. Исходили из той идеи, что вещи и мир — это текст Бога. Это Божественные слова, которыми были созданы все эти вещи. Они сохранили информацию о слове Бога. Поэтому изучение вещей внешнего мира приобщает нас к Божественной мудрости. Этот мир является книгой Бога, языком Бога. И надо только суметь понять эти Божественные смыслы. Отсюда и такая очень редкая (отличающая от других наций) наша особенность. Все народы обожествляют внешний мир и природу. В Украине иначе. Внешний мир и природа аккомпанируют человеку, отвечают на его запросы, его желания, его молитву. Помните пролог к «Гайдамакам» Шевченко?

«Заспіваю, — море грає,

Вітер повіває,

Степ чорніє, і могила

З вітром розмовляє.

Заспіваю,— розвернулась

Висока могила…»

То есть мир отвечает человеку. А у Леси Украинки? Мавка, то есть сила природы, вообще влюбляется в человека!..

Как известно, грешным мир делают люди. Кант утверждает, что чистая совесть — это выдумка дьявола. Потому что мы живем в грешном мире и на каждом шагу вынуждены идти на какие-то компромиссы. И думать при этом, что у тебя чистая совесть — это забывать о том, что мы живем в грешном мире. Христианство выработало виртуозную технику признания собственной вины, признания собственной греховности. Итак, человек греховен. Христос осудил фарисея, у которого вовсе не было грехов. Осудил за то, что он не нес ответственности за грехи других людей. Христианство прощает грехи, но не прощает безгрешности. Ведь в таком случае человек впадает в тягчайший грех — грех гордыни. В христианстве даже мысли могут быть грешными. Потому присущая украинскому менталитету идея софийности вполне христианская.

Еще одной особенностью украинского менталитета является понимание слова как духовного оружия. В XVII веке выдающийся украинский религиозный и общественный деятель Лазарь Баранович пишет книгу «Меч духовный», где сравнивает слово с казацкой саблей. Слово понималось как оружие, более того — происходило освящение слова как духовной родины. Боготворение слова наблюдается на всех этапах украинской истории. Это также архетип. Шевченко отправляется в ссылку и берет с собой родную речь. Таким образом он Родину с собой носит. И он создает молитву слова:

«Пошли мені
святеє слово,

Святої правди
голос новий!

І слово розумом святим

І оживи, і просвіти!

(…)

Подай душі убогій силу,

Щоб огненно заговорила,

Щоб слово
пламенем взялось,

Щоб людям
серце розтопило,

І на Украйні понеслось,

І на Україні святилось

Те слово, божеє кадило,

Кадило істини. Амінь.»

Это молитва слова. Язык не только способ общения, это, прежде всего, форма культуры, которой мы живем, это образ мышления. А значит — и образ действия.

Уже в Киевской Руси был язык, похожий на наш… Академик Була­ховский, выдающийся языковед, провел эксперимент. Он проанализировал ошибки в надписях на старославянском языке периода Киевс­кой Руси и доказал, что их могли сделать только люди, мыслящие на украинском. Язык не возникает менее чем за 500 лет. Говорят, что Шевченко создал украинский язык. Это не так! Уже Котляревский писал по-украински!.. Это такая же чепуха, как и то, что украинская культура крестьянская. Украинцы являются чуть ли не единственной нацией, выдержавшей нажим степи. Даже китайцы его не выдержали. Украину называли Гайдарикой, страной городов. Почему? Выдержать нажим степи могли только укрепленные города-крепости. Украинская культура рождалась в городах.

О нескольких условиях счастья

Выше мы говорили о высокой духовности, базирующейся на вере, надежде и любви. Но не только на этом. Эдгар По выделил несколько условий человеческого счастья. Первое — это общение с природой. В «Триумфальной арке» Ремарка какой-то русский эмигрант говорит: «Все наши несчастья от четырех стен». Если у вас депрессия и вы останетесь дома, то она у вас усилится. Пойдите в лес, в поле, к морю… И перед тем, что выше вас, что является абсолютным, перед чем вы можете преклонить колени, вам станет легче. Это размагничивает и дает выход. Второе условие — это любовь (об этом мы говорили выше). Третье — это полное отсутствие тщеславия. Тщеславный человек не может быть счастливым. Он постоянно ставит перед собой все новые и новые цели. Как сказано в Библии, «сила жаждет и только печаль утоляет сердца». Тщеславный человек — раб желаний своих. Он делает карьеру, а любая карьера описывается известным в социологии принципом Питера. Человек жаждет все новых и новых должностей, пока не достигает уровня своей некомпетентности. Любая карьера заканчивается разочарованием. Поэтому тщеславный человек не может быть счастливым.

И, наконец, надо иметь духовные цели. Счастье от этого также зависит. Чем масштабнее духовные задачи вы себе ставите, тем больше у вас условий для счастья. Это прямо связано с вопросом смысла жизни человеческой. И это не сложно, а наоборот, очень просто. Смысл человеческой жизни заключается в том, чтобы сделать счастливым хотя бы одного человека. И тогда вы выполните свое предназначение в этом мире. Один польский ксендз был в Париже. И когда он оказался на Мос­ту самоубийств (так его прозвали парижане, потому что с него час­то бросаются в Сену самоубийцы), увидел человека, который, наклонившись через перила, обреченно смотрел в воду. Было понятно, что человек хочет прыгнуть вниз. Ксендз подошел к нему и сказал: «Я не буду вас заставлять отказаться от вашего желания, это ваше дело. Но в вашем кармане, наверное, есть какие-то деньги, они вам больше не нужны. На углу стоит нищий — отдайте деньги ему». Человек пошел и больше не вернулся. Он сделал маленькое добро другому, и это спасло его.

Сенека пишет: «Если хочешь быть добропорядочным человеком, сделай как можно больше добра многим людям. Если не можешь многим — сделай части людей. Если и этого не можешь — сделай ближним. Если и это трудно — сделай доб­ро самому себе». Если ты не полюбишь самого себя, если не сформируешь самого себя — ты не сумеешь полюбить и других. Надо работать над собой постоянно. Как считал Сковорода, надо ежедневно самого себя формировать. Каждый вечер отчитываться, в чем ты сегодня себя преодолел. В этой работе над собой, в формировании добра в себе состоит великая цель нашей жизни. Человек сделан так, что все плохое он относит к другим людям. Не к себе. Но когда он заглянет в глубь себя, то может встретить такое, от чего станет жутко! Потому что зло в нем самом прячется…

…Агрессия сидит внутри человека. В человеке очень большие запасы зла. Герцен писал: «Жесток ребенок в своей невиновности. Обрывает мухе крылья, потому что не понимает, что делает. Жесток поп в своей святости. Жесток ученый в своей науке и доктринерстве. Все мы жестоки, а особенно жестоки, когда правы. А этичность и мягкосердие приходит с обожженными крыльями. Когда просыпаясь вночи от мысли, какой ты плохой человек, ты ищешь оправдание себе и, не находя его, находишь другим. С этого времени позиция жестокости становится нетерпимой и невыносимой». Задача состоит в том, чтобы укротить бесов в самом себе. А для этого надо сформировать свою личность. Когда у тебя есть оппонент, то, споря с ним, ты должен осознавать в себе часть зла, которое есть в нем. Потому что оно в тебе тоже есть. А в оппоненте видеть ту часть добра, за которое ты борешься. Тогда возникает эта третья правда жизни. И ты поднимаешься над сущим, и видишь всю ситуацию панорамно. Апостол Павел говорит: «Пока мы живем, мы через мутное стекло на свою жизнь смот­рим». У нас нет истинного представления о себе. Это понятие третьей правды я у Бунина взял. У него есть рассказ «Сны Чанга». Там описывается жизнь человека глазами собачки по кличке Чанг. Ее подарили капитану судна. Чанг был свидетелем, как его хозяин был в фаворе, жил в роскошной каюте, к нему приходили две красивые женщины, жена и дочь… А потом Чанг видел своего хозяина, когда тот спился, стал нищим и, наконец, умер. И вот эта собака, ожидая встречи со своим последним хозяином, Богом, приходит к выводу: нельзя жизнь человека охарактеризовать в сроках счастья и несчастья. Есть какая-то третья правда, она выше этих понятий.

Помните знаменитую актрису Любовь Орлову? У нее было все: и любовь, и деньги, и слава! Но она себя так и не реализовала. Когда Орлова пошла работать в московский театр им. Моссовета, то оказалось, что в ней погибла гениальная драматическая актриса. В течение всей жизни она играла роли, на которые сегодня стыдно смотреть… Так в ее жизни что было: счастье или несчастье?

Когда-то люди жили в среднем 50 лет. За это время человек рождал детей и ставил их на ноги. То есть он решал все свои задачи, после чего умирал. Он свою миссию выполнил. Сегодня средний возраст 75 с лишним лет. И поэтому стоит вопрос о смысле жизни. К той ли стене была лестница поставлена? Может, во мне большой актер умер, а я всю жизнь бухгалтером работал… Свое предназначение не так легко определить. Как правило, это кто-то другой должен увидеть.

Между поражением и победой

Винниченко писал, что без брома украинскую историю читать невозможно. Это действительно так. Но, вопреки всему, украинцы нашли что-то среднее между поражением и победой. Это оставаться непобежденными. Во что бы то ни стало. Веллингтон, победивший Наполеона под Ватерлоо, сказал, что после поражения самое худшее — это победа. Потому что тогда человек убеждается даже в своих недостатках. Я ведь победил! Победа все спишет. Победителей не судят. И видим: Япония и Германия, испытавшие поражение и критически осмыслившие свою историю, вышли сейчас на передний план, а мы, благодаря «великой» победе, остались далеко позади… Это ведь была варварская победа, когда на каждого погибшего немца приходилось по десять наших. Это же скифское ведение войны… Сорок миллионов погибших людей, вы можете себе представить?!

Так вот, украинцы нашли третий путь: оставаться непобежденными. Почитайте «Слово о полку Игореве». Князь Игорь потерпел сокрушительное поражение. Погибло все войско, его самого в плен взяли… Но когда он совершил побег, готские дивы пели за Дунаем, и все веселились. Потому что он все же выполнил свою клятву. Он поклялся Божьей матери, что не изменит вере, что убежит из плена и организует новое войс­ко. Он остался непобежденным. И это воспевается в «Слове…». Украинцы имеют такой массив исторического опыта, который есть разве что у римлян и греков. Это же тысяча лет украинской истории и культуры! Начиная с Киевской Руси… Греки могут быть побеждены? Или римляне? Они навсегда вошли в героическую историю человечества. После «Иллиады» и победы над Троей приходит «Одиссея», то есть освоение мировой культуры. Это такой большой массив исторического опыта… Наши корни — из седой древности.

Вот говорят о Триполье. Но ведь трипольцы — это не украинцы. Это средиземноморская раса… Как-то я спросил у антропологов: «Как же они выглядели, эти трипольцы?» И они мне сказали: «Ты смотрел фильмы Рязанова? Там есть актриса Лия Ахеджакова. Так она типичная жительница Триполья». Именно так выглядели трипольцы: маленькие, чернявые, худенькие… Это не украинцы. Но наши корни там…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно