ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР

23 декабря, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 23 декабря-30 декабря

Конечно же, у нас у всех выработался негативный условный рефлекс на это крылатое выражение - «язык...

Конечно же, у нас у всех выработался негативный условный рефлекс на это крылатое выражение - «языковой барьер»: наш умный и образованный эмигрант приезжает в Штаты; он, естественно, доктор наук, профессор и первооткрыватель; но его английский словарный запас состоит приблизительно из семи слов; вследствие этого никто не понимает его ценности для Америки, а он сам не может ее объяснить; и, опять-таки вследствие этого упомянутый эмигрант должен садиться либо на велфэр, либо на шею родственникам, - к величайшему неудовольствию как государства, так и родственников. Вот это и есть языковой барьер. Наш языковой барьер, русско-английский .

И вот совершенно случайно я узнаю, что бывает, оказывается, и барьер противоположного характера, то есть англо-русский: американец прибывает в Россию с аналогичным словарным запасом, хоть и с совсем другой целью, и не намерен ни что садиться, а скорее даже наоборот. Эта поучительная история произошла с журналистом Тимом Джонсоном, им же рассказана и заключается в следующим.

Тим и его жена решила удочерить русскую девочку-сироту. Ради этой благородной цели и для оформления всех необходимых документов будущим родителям надлежало прибыть в Петербург, где, как им было известно, говорили по-русски. И для преодоления языкового барьера будущий счастливый отец решил слегка подзаняться русским языком, о котором у него были самые туманные представления. Преодолеть этот барьер было необходимо хотя бы для того, чтобы по прибытии на место как-то пообщаться с суровыми таможенными чиновниками, произвести хорошее впечатление на известных своей непреклонностью российских бюрократов, ведающих удочерением сирот, а главное - сказать пару ласковых слов на родном языке будущей дочурке, которая, как объяснили Тиму, никогда еще не сталкивалась с иностранцами.

Если верить рекламе, в Америке можно в считанные дни выучить любой язык, в том числе и русский. Итак, воодушевленный Тим Джонсон вошел в книжный магазин, направился к стенду «Учите язык самостоятельно» и через пятнадцать минут вышел, держа под мышкой упакованные в пластик книгу и магнитофонные кассеты.

Все было предусмотрено строго по-научному. Первые восемь уроков посвящались русскому алфавиту и произношению русских букв (а - ah, y - ooh, но ужаснее всего, конечно, - «ы», не имеющее никаких аналогий в романо-германских языках); слогам «ба», «бу», «бы»; географическим названиям вроде «Индия» и «Занзибар»; и минимально необходимому набору слов - вроде «подкова - horse-shoe» или «картечь - buckshot», - слова, без которых, по-видимому, совершенно не обойтись при общении с таможенниками, бюрократами и будущей дочерью.

Этой будущей дочери, кстати, было чуть больше года, и кто его знает, каким словарным запасом обладала она. Супруги получили видеокассету, где невидимая служащая детского дома звала девочку по имени: «Вера! Верочка-а-а!», и потом о чем-то долго говорила по-русски - быть может, о ней, Верочке, а может - о перетрясках в правительстве Черномырдина. Языковой барьер он барьер и есть. И к вящему разочарованию его жены, после пройденных восьми уроков Тим так же ни черта не понимал в сказанном, как и до них.

Но упорство и труд, как говорится, все перетрут, вследствие чего Тим Джонсон пробился до урока номер 17. Именно в этом уроке он выучил русскую фразу: «Как бы ты ни старался, из этого ничего не выйдет». Очень воодушевляющая фраза. И еще: «Какая вы хорошенькая! И вам не стыдно, что вы позабыли меня столь быстро?», «Какой же вы странный!» и «Что бы вы ни сделали, я не буду удивлен».

Трудно сказать, где именно человек, изучающий великий и могучий, мог бы применить этот репертуар. Но там было и несколько полезных высказываний: «Посмотрим, что из этого выйдет!» и «Рад знакомству с вами!» -последнюю фразу густым басом произносил мужчина, и чувствовалось, что он вовсе не рад этому знакомству.

Прошли недели упорных занятий, пришло время ехать за Верочкой. Супруги Джонсон прибыли в Петербург, и Тим приготовился погутарить с таможенниками. Они подошли к сидящей за столом и отчаянно скучавшей женщине в военной форменной одежде. Та окинула прибывших безразличным взглядом и махнула рукой - проходите! Она и не подумала открыть их чемоданы, а Тим и не подумал открыть рот. Они направились к гостинице, и плоды просвещения тут же дали себя знать: у фонарного столба стояла обнявшись молодая пара, а над ними висел знак с надписью «Стоп». Тим смог не только прочесть эту надпись, но и перевести ее жене на английский!

Вообще Тим заметил одну особенность - американец, начинающий изучать русский, может чувствовать себя в России довольно уверенно. Дело в том, что нынешний русский язык наполовину состоит из некоего подобия английских слов, и если говорить эти слова не с английским акцентом, а с русским, то вас все поймут. Нам в Америке с этим много хуже, вы можете произносить русские слова с каким угодно английским акцентом, и черта с два вас кто-нибудь поймет.

Располагая свободным временем, Джонсоны посетили, музей естественной истории. И хотя в лексиконе Тима были такие роскошные слова, как «гладиатор», «интеллигент» и «калейдоскоп», сюда они явно не подходили. Тогда американец прошелся по англо-русскому словарю и спросил у проходившей мимо женщины: «Пожалуйста! Где есть древни слон?». «Надо говорить мамонт», - поправила та и показала куда идти. Система работала! Переводчик не требовался.

Он не требовался и в том деле, за которым приехали Джонсоны. Всю предварительную бумажную волокиту выполнило специальное американское представительство, так что Тим не открывал рта вплоть до подписания необходимых документов. Поэтому он практиковался на улице, на случайных прохожих, с помощью своего верного словаря. Однажды их пятилетний сын Эван, которого они взяли с собой, увидел в магазине игрушечных рыцарей и глаза его загорелись. Жена Тима, Сьюзен, была, однако, против продажи детям любого вида оружия, и Тим, полистав словарь, спросил продавца: «Пожалуйста! Вы иметь рыцарь без меч?» И вдруг продавец, обращаясь к Сьюзен, сказал на безукоризненном английском: «Madame, I have only what you can see here» («Сударыня, у меня есть лишь то, что вы здесь видите»). Пораженные, они купили трех рыцарей с мечами.

Словом, пока они вполне могли обходиться без русского. Но, боялись Джонсоны, с Верочкой этот номер не пройдет. Уже в детском доме словарь оказался бесполезным, и директриса говорила с ними по-русски без переводчика: «Пусть это вас не беспокоит, девочка еще слишком мала для языкового барьера. Важен не язык, важна интонация. Так что вы вполне можете говорить с нею по-английски».

И действительно, стоило Сьюзен заговорить с Верочкой с соответствующими ласковыми интонациями, как та быстро и охотно залопотала в ответ. Они выехали из Петербурга в Москву, девочка заснула прямо на руках у Сьюзен, но зато проснулась в три часа ночи оживленная и желающая общаться. Тогда Тим сменил жену и решил поговорить с вновь обретенной дочерью на ее родном языке. «Из этого ничего не выйдет!» - сказал Тим, припомнив уроки. «Ди! - ответила Верочка, улыбаясь во весь рот. - Ди-да-да!». «Приятно с вами Познакомиться, - продолжал беседу Тим. - Какая вы хорошенькая! И вам не стыдно, что вы так скоро забыли меня?».

Новый отец выложил весь свой репертуар, и он подействовал, как хорошая колыбельная, - девочка снова заснула. Языковой барьер был преодолен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно