Я ПЬЮ, ПОТОМУ ЧТО МНЕ СТЫДНО, А СТЫДНО — ПОТОМУ ЧТО ПЬЮ

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 26 октября-2 ноября

...Приятные мечты о предстоящем уикэнде прервал пронзительный звонок в дверь. Открываю: на пороге супруг с помятыми ромашками в руках и перегаром на устах...

...Приятные мечты о предстоящем уикэнде прервал пронзительный звонок в дверь. Открываю: на пороге супруг с помятыми ромашками в руках и перегаром на устах. «Ты где был — пиво, что ли, пил?» — спрашиваю. «Нет, водку», — честно отвечает он, делает шаг вперед, впадает в квартиру и мгновенно засыпает прямо на коврике в коридоре.

Наутро жертва «зеленого змия», придя в чувство после баночки пива, глубокомысленно изрекла: «Наверное, водка была фальшивая: давно я так не «отдыхал».

 

Нет, я вовсе не хочу сказать, что мой муж — большой любитель выпить, но компанию поддержать не откажется. И хотя случаются «мальчишники» редко, но как-то уж очень метко. Вот взять хотя бы недавнюю встречу по поводу юбилея фирмы, в которой он работает. Клятвенно пообещал прийти пораньше и в «человеческом» виде: у меня подвернулась срочная работа и нужно было занять детей. Но долгожданное шкрябанье ключа в замке послышалось лишь в три часа ночи. Чертыхаясь (опять не высплюсь!), выхожу в коридор и обнаруживаю любимого не только «веселым», но еще и мокрым с головы до ног. «Неужели это ты от жалости ко мне истек слезами?» — допытываюсь, давясь от смеха. «На меня, — говорит, — напали, избили и бросили в Днепр. А ботинки (только тут заметила, что он босиком) я сам снял — чтобы не утонуть». «Кто ж это постарался? Может, в милицию заявить?». «Не знаю. Может, я и сам прыгнул. Точно помню только то, что плыл».

В другой раз — и вовсе анекдот. Заглядываю как-то в карман своего пиджака и обнаруживаю
100 грн. Обрадовавшись нежданному подарку судьбы (наверное, на что-то отложила и забыла), тут же отправилась в магазин осуществлять давнюю мечту — приобретать сковородку с антипригарным покрытием. Вернувшись, обнаружила своего ненаглядного в бешенстве. «Ты, — говорит, жутко вращая при этом глазами, — зачем мои деньги забрала?». Оказалось, накануне, после бурного обмывания чьей-то новорожденной дочки, он перепутал пиджаки и спрятал заначку (по «счастливому» совпадению в этот день выдали зарплату) в карман моего. «Да, — хохотали мы с ним после, — прятать заначку в карман жены — это клиника!»

Между тем далеко не у всех женщин хватает душевных сил воспринимать «загулы» мужа с юмором. Особенно, если происходят они с «завидным» постоянством. Гибнут чувства, деградирует личность — причем не только пьющего человека, но и его постоянной спутницы. Не выдерживая постоянного напряжения, женщина нередко срывается, превращаясь в классическую карикатурную жену — вечно скандалящую и со сковородкой в руке. «А что делать, если больше ничем его не пронять?» — пояснила одна такая.

— Действительно, — подтвердил врач-психиатр лечебного центра «Ноу-хау» Андрей Карачевский, — алкоголизм — болезнь семейная. Ведь семья — это единый организм, союз, основанный на любви и взаимопонимании, где у каждого есть свои права и обязанности. Члены семьи пьющего человека пытаются адаптироваться, чтобы выжить в тяжелых и неприятных условиях. Супруги и дети зависимого человека или отчаянно пытаются ограничить потребление спиртного, или же ставят «крест» на собственной счастливой жизни. Вместо ощущения безопасности, доверия и любви в такой семье поселяются страх, гнев, стыд и обида. Семейная жизнь становится тяжелейшей обузой и источником трудностей. Утрачивается взаимопонимание — вместо правды и откровенности появляются ложь, фальшь и манипуляции одного супруга другим. Семья изолируется и от внешнего мира. Все это часто означает «взаимопроникновение» в болезнь мужа или отца.

— Чем это опасно?

 

— Возникает созависимость от алкоголя, которая также меняет личность человека. Нередко у жены алкоголика все мысли, чувства и поступки сосредотачиваются вокруг одной болезненной темы. Она пытается взять на себя роль главного в семье: контролирует поведение «неразумного» мужа, пытается не пустить его на встречу с друзьями или отбирает деньги, чтобы хоть как-то ограничить потребление спиртного, готова нести ответственность за поступки мужа, которые он совершил в нетрезвом виде, пытается защитить его перед начальством. Вместе с тем у нее может наблюдаться отказ от собственных стремлений и потребностей, готовность к самопожертвованию, страх перед расставанием, пониженная самооценка, а также маниакальные переживания по поводу будущего. Со временем появляются злость и сварливость — по каждому малейшему поводу и без него.

— А как реагируют дети? Я слышала, что существует ген алкоголизма. Но ведь не всегда сын алкоголика начинает пить?

 

— Американские ученые установили, что существует предрасположенность к заболеванию на генетическом уровне, как к другим наследственным заболеваниям. Интересные исследования проводили на близнецах: одних оставляли в их родной семье, а других отдавали приемным родителям. У первых наблюдались две крайности: либо они сами начинали пить с ранних лет, либо, видя отрицательные примеры воздействия алкоголя, не притрагивались к спиртному на протяжении всей жизни. Вторые, не видя пагубных последствий возлияний, могут начать пить и живя в обычной, здоровой семье.

— Можно ли распознать алкоголика до свадьбы, и вообще, с чего начинается алкогольная зависимость?

 

— Как правило, зависимые от алкоголя люди выбирают себе авторитарных жен. Такому мужу очень удобно — за него все, как в детстве мама, решает жена. К слову, поведение супруга, как невоспитанного ребенка, — один из первых «звоночков» заболевания. Жена же поощряет инфантильное поведение, а когда начинает требовать, чтобы вел себя, как взрослый, возникают проблемы.

Начинается все с того, что человек может выпить и постепенно теряет ощущение нормы. Затем появляются провалы в памяти («тут помню, а тут не помню»), желание опохмелиться утром. Между прочим, опохмелиться новой дозой спиртного — бессмысленно, ведь после будет еще хуже. В древности в такой ситуации пили рассол, кисломолочные продукты или ели щи. Если же человеку становится легче от новой дозы алкоголя, например, баночки пива, значит, у него уже формируются патологические механизмы.

Затем появляется бессонница, когда человек просыпается в четыре-пять утра и больше уснуть не может. Исчезает рвотный рефлекс на алкоголь: здоровый человек обычного телосложения должен реагировать на 300—500 г водки. Затем человек уже может пить без меры, вплоть до коматозного состояния, когда за столом падает «лицом в салат». У такого человека полностью утрачивается количественный контроль, когда «выпил меньше, чем хотел, но больше, чем смог».

Вообще же наибольшая алкоголизация происходит в возрасте от 25 до 35 лет. После человек уже вырабатывает свою собственную толерантность: где и с кем пить можно, а где — нет.

— Как правильно вести себя с таким родственником?

 

— Для начала нужно усвоить, что алкоголизм — это болезнь, а не простое отсутствие силы воли. Поэтому всевозможные упреки и ссоры дают весьма сомнительный эффект. Чем давать подобным образом выход отрицательной энергии, лучше погладить белье или помыть пол. Пустым сотрясанием воздуха оказываются патетические проповеди и нотации, так как виновный прекрасно знает все то, о чем ему говорят или хотят сказать. Это его может только спровоцировать к последующему вранью и заставит давать обещания, которые он не сможет выполнить. Не стоит принимать и заведомо невыполнимые обещания: обманываясь и делая вид, что веришь, можно привести больного к убеждению, что он может всех перехитрить.

Нередко жены прибегают к шантажу, говоря: «Если бы ты меня действительно любил, то не пил бы...». Подобные высказывания ничего не меняют, так как человек не в силах изменить ситуацию. Это равносильно тому, если упрекать больного ринитом — мол, если бы ты любил меня, то не простудился бы.

Пустые угрозы («разведусь», «выгоню на улицу» и т. д.) лишь дают алкоголику моральное право несерьезно относиться как к словам супруги или других членов семьи, так и к своим собственным. Поиски спрятанного алкоголя заставляют искать новые потайные места, а прятанье и выливание спиртного только провоцирует к еще более настойчивым попыткам его найти и в конце концов напиться. Некоторые родственники алкоголиков пытаются «принять удар на себя», составляя им компанию, но это вовсе не означает, что алкоголик в сумме выпьет меньше, либо не свалится под стол от одной рюмки.

Реагировать на «веселое» настроение супруга нужно по возможности хладнокровней — как говорится, себе дороже. Если загул происходит раз в месяц, то можно и посочувствовать. Если чаще, то нужно постараться так организовать свой быт, чтобы не зависеть от состояния пьющего мужа или жены.

— Вы говорите, алкоголизм — болезнь и тяга к нему у больных непреодолима. Но ведь даже самый конченый алкаш может взять себя в руки и какое-то время не пить. К примеру, у нас в доме одному из таких какой-то знакомый пообещал 0, если он не будет три месяца пить. Бедняга действительно весь установленный срок ходил трезвый, как стеклышко.

 

— Ремиссии можно добиться разными способами. Иногда человек совершенно спонтанно решает не пить. Бывает, 20 лет не пьет. Но если зависимость раз возникла, то все может неожиданно проявиться. Достаточно стресса или какого-нибудь заболевания, чтобы все началось снова.

— То есть, вылечиться все-таки можно?

 

— Да, но не за один день, как это обещают рекламы модных центров. Кодирование — не панацея. Некоторым действительно помогает, и они не пьют десять лет и больше. А другие «срываются» через полгода. Здесь очень важно, как протекает период реабилитации. В это время очень важна разумная помощь близких. Ведь у многих за годы совместной жизни сформировалась привычка командовать пьющим супругом, поучать, не надеяться на его помощь. Получается, человек и хочет стать другим, а изменить свою роль в семье не может. Не нужно бросать человека на произвол судьбы, но не стоит и чрезмерно опекать его, выполнять вместо него работу. Помогать лучше лишь в том случае, если человек сам об этом просит.

Большую помощь могут оказать в этот период общества анонимных алкоголиков. Они помогают человеку найти свое место в жизни, учат не просто быть трезвым, а жить трезво. Там, кстати, есть и группы созависимых, где помогают родственникам бросивших пить, правильно строить взаимоотношения в семье.

— В общем, насколько я поняла, если алкоголик попадет в руки опытного психиатра, то у него есть шанс стать нормальным членом общества. Вопрос лишь в том, как убедить его обратиться за помощью?

 

— Существует методика кризисной интервенции (она с успехом применяется в нашем Центре), которая может помочь человеку осознать, что ему нужно лечиться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно