«Я Б’ЮСЯ РІЗЦЕМ І ДОЛОТОМ»

17 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 17 ноября-24 ноября

«Державна безпека вже знає, хто криється за псевдо «Бей-Зот», а мої земляки-селяни не знають... Я хочу, щоб знали вони і знав увесь світ...

«Державна безпека вже знає, хто криється за псевдо «Бей-Зот», а мої земляки-селяни не знають... Я хочу, щоб знали вони і знав увесь світ. В своєму житті я, здається, втратив уже все, але як довго буде залишатися бодай одна краплина моєї крові, я буду битися з ворогами свого народу. Я не можу битись з ними зброєю, але я б’юся різцем і долотом. Я, каліка (інвалід), б’юся в той час, коли багато сильних і здорових людей в світі навіть не вірять, що така боротьба взагалі можлива... Я хочу, щоб світ знав, що визвольна боротьба триває, що українці б’ються... Така моя думка, думка рядового підпільника. Слава Україні!..»

Эти строки Нил Хасевич написал в 1951 году, за год до смерти в неприметном бункере на хуторе поблизости села Сухивци, что за двенадцать километров от Клевани Ровенской области.

С восстановлением в западных областях Украины советской власти имя художника кегебисты занесли в списки «врагов народа».

Он был для них «бандитом», «художником-убийцей», «военным преступником», «предателем». Какой же на самом деле была судьба Нила Хасевича — талантливого украинского графика и патриота? В тридцатых годах в искусствоведческих кругах Львова и Варшавы Нил был известен как прекрасный художник. Друзья вспоминали, как в Варшавской академии искусств появился небольшого роста юноша, очень бедно одетый. В руках он держал палку, потому что вместо левой ноги у него был протез, сделанный им самим. Занимался Нил в мастерской известного польського графика профессора Скочеляса. В польськой столице он был членом «Украинской громады», хорошо знал Степана Бандеру, его жену Ярославу Опаровскую. Нил Хасевич был одним из основателей творческого кружка «Спокій», который опекали митрополит Андрей Шептицкий, писатель Юрий Лыпа, сенатор сейма от Волыни Степан Скрипник, который через полстолетия станет первым православным патриархом Украины — Мстиславом. В студенческие годы по старым рукописным книгам он изучал кириллицу. Наследуя прекрасного графика Юрия Нарбута, чтобы понять суть сотворения буквы, он переписал гусиным пером Пересопницкое Евангелие... Его азбуку изучали в школе. Сохранилась и памятная грамота митрополиту Андрею Шептицкому от кружка «Спокій», написанная Нилом Хасевичем. Среди работ того периода — мастерски сделанный экслибрис президента УНР в экзиле Андрея Левицкого. Молодой художник создает портреты Святого Владимира и гетмана Мазепы, получает почетную награду «Ватикан».

С 1931 по 1943 годы художник принимал участие в 35 выставках. Его произведения экспонировались в Праге и Варшаве, Берлине и Львове. Несколько работ Хасевича на международных выставках в Чикаго и Лос-Анджелесе получили высокую оценку критики. Он был отмечен несколькими дипломами и наградами. В 1939 году в Варшаве был напечатан альбом художника «Екслібриси Ніла Хасевича». В альманахе «Дереворити» поместил одиннадцать своих графических работ. Критики ставили его имя в один ряд с именами таких известных графиков, как Юрий Нарбут, Василий Кричевский, Петро Холодный...

В оккупированном немцами Львове в 1942—1943 годах проходила выставка украинских художников, в которой участвовал и Нил Хасевич. Тут экспонировалась его драматическая по содержанию работа «Спіть, хлопці, спіть...», созданная по мотивам известной песни украинских повстанцев. Но наибольшую ценность представляет графика и серия рисунков, сделанных в подполье. В послевоенных украинских изданиях США и Канады печатались рисунки художника-подпольщика.

Для передачи за границу документов существовала специальная курьерская служба. Очень часто в стычках с подразделениями госбезопасности эти люди гибли. Списки павших газета «Самостійник» печатала на своих страницах. Связная одного из подразделений УПА, которая в 1947 году, пробираясь в Луцк с двумя десятками рисунков, сделанных Нилом Хасевичем, погибла в перестрелке с группой сотрудников госбезопасности. (Именно эти рисунки и пролежали в архиве бывшего Волынского управления КГБ до того времени, когда Украина стала независимым государством.) В июне 1948 года Украинской головной вызвольной радой — своеобразным подпольным парламентом — было принято решение об учреждении наград и отличий участникам украинского подполья «За боротьбу в особливо важких умовах». Проекти и эскизы этих наград разработал Нил Хасевич, который был единственным в Ровенской области членом УГВР. В 1950—1952 годах за океаном вышли альбомы Хасевича «Волинь у боротьбі» и «Графіка в бункерах УПА». Большинство работ датированы мартом-декабрем 1949 года. В мае 1951 года Москва отреагировала циркуляром: «Совершенно секретно. Областным управлениям государственной безопасности: «Эти рисунки подбрасываются в посольства, делегатам сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Замысел провокаторов — убедить общественное мнение Запада в том, что на Украине вроде бы идет массовая вооруженная борьба против советской власти... Ваше задание — разыскать автора рисунков и остановить его антисоветскую деятельность». Как приложение прислали также фотокопии альбома «Волинь у боротьбі».

В подполье «Бей-Зот» (псевдоним графика) был знаком с командующим отрядами УПА на Волыни Климом Савуром, настоящая фамилия — Дмитрий Клячковский, и его заместителем Ростиславом Волошиным-Березюком. Сохранился портрет Клима Савура, который погиб в 1945 году, нарисованный одним из учеников художника «Свиридом». К сожалению, очень мало известно о звене Зота, или школе Хасевича. Чудом сохранился альбом, который назвал нам его учеников. Под рисунками стоят такие подписи: «Грудень 49-го року, виконавець «Андрій», коректа Хасевича», «1949 рік, виконавець «Свирид», під наглядом Хасевича», «Рік 50-й, виконавець «Мирон», за дереворитом Хасевича». В статье «Про графіку» Нил писал: «Ніхто не заперечить великих можливостей графіки як художнього і пропагандивного чинника. В момент відродження нашої державності, в момент налагодження культурного життя на звільнених землях митці мають зголоситися до праці над портретами діячів, над плакатами і пропогандивними листівками»...

В подполье УПА художник был значительной фигурой — руководил техническим звеном центрального и крайового проводов ОУН, некоторое время был в референтуре пропаганды провидныка ОУН на Волыни, руководителя службы безопасности Богдана Козака под псевдонимом «Смок», который погиб в феврале 1949 года.

Специальная оперативная группа Министерства госбезопасности усилено искала автора рисунков, которые рассказали всему миру о том, что Украинская повстанческая армия, вояки которой, принимая присягу, клялись: «Здобути Українську державу або загинути у боротьбі за неї», не сдаются на милость врага. После консультаций с художниками члены спецгруппы знали, что автор гравюр — художник высокой квалификации.

Выйти на след художника помог случай. В одном из захваченных бункеров солдаты нашли зашифрованные документы. Когда их расшифровали, то прочитали: «Заготували для вас п’ять кілограмів паперу і вишневе дерево». В шифровке был указан и адрес получателя: бункер возле села Сухивци, где находился Нил Хасевич. Утром 4 марта 1952 года подразделения МГБ окружили хутор, нашли вход в схрон. О том, что было дальше, пишет какой-то полковник Евгений Бондарь в книге «Чекисты рассказывают», которую выпустило издательство «Советская Россия» в 1985 году. Вот отрывок из этой книги: «— Выходите! Иначе забросаем гранатами! — крикнул Бондарь. Ответом было молчание. Выходит, переговоры не состоялись. Жаль... Но его, капитана Бондаря, совесть была чиста. Он дал «Зоту» и его охранникам последнюю возможность сохранить свои жизни. Чекист вынул из сумки гранату РГД...» Читаем дальше: «Живых в бункере не оказалось. При свете фонаря Бондарь увидел три трупа. У одного отсутствовала нога — «Зот».

После операции чекисты привезли убитых в Клевань.Там они пролежали два дня под дубом. Где похоронили художника, установить не удалось.

Осенью 1992 года вместе с творческой группой киностудии «Укркинохроника», которую возглавлял кинорежиссер Михаил Ткачук, мне удалось побывать в родном селе Нила Хасевича — Дюксине, что раскинулось на правом берегу реки Горынь, во время съемок документального фильма о судьбе Нила Хасевича «Здобути або не бути». К сожалению, время и прежняя власть сделали всё, чтобы дом Хасевичей не сохранился. Но об этой семье люди помнили. Трое сыновей дьякона сельской церкви Антона Хасевича погибли за Украину. Анатолий и Нил были в отрядах УПА, а Федор — священник Украинской автокефальной церкви — умер уже после войны в ссылке. К нам подходили люди и рассказывали, что до войны в каждом доме были рисунки или иконы, созданные руками художника. Много интересного рассказал Петр Глинчук, который заведовал в подполье библиотекой и архивом «Бей-Зота». Он был с художником с 1941-го до зимы 1944 года.

Сейчас работы Нила Хасевича хранятся в Волынском краеведческом музее. Однажды он писал: «Малюнок є правдою абсолютною, а мову правди треба вивчати скрізь і завжди. Зробив би малюнок основою навчання в усіх школах. Це єдина мова, якою можна висловити все».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно