Взбешенные спокойствием

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 1 июля-8 июля

Бывают старые байкеры и пьяные байкеры. Но не бывает старых и пьяных одновременно. Байкерская пословица Общество, как организм — разные люди с разными возможностями выполняют различные задания...

Бывают старые байкеры и пьяные байкеры.

Но не бывает старых и пьяных одновременно.

Байкерская пословица

Общество, как организм — разные люди с разными возможностями выполняют различные задания. Поэтому для блага общества желательно, чтобы они были покрепче физически, способны к обучению, но без лишних умственных заморочек. Это неоспоримо на первый взгляд. Но так же, как анатомы древности не могли знать о роли гипоталамуса, полезной бактериальной флоре или белых кровяных тельцах, так и мы до сих пор не вполне понимаем, какую роль Творец отвел в обществе людям странным, «неформатным». Как вяло-мечтательным, так и гиперэнергичным.

Фашистский и коммунистический идеалы государства, восходящие к Платону, эстетически сами по себе очень хороши. Правда, плакатную картинку портит одна гнусность: для всеобщего счастья нужно истребить всех «плохих», неправильных субъектов. Хрестоматийный пример, когда Гитлер решил очистить нацию от психически больных. Через пару лет в Германии появился такой же процент «двинувшихся», как и до «зачистки». Дело не только в том, что тиранию нормальная психика не выдерживает. В суперразвитых странах всегда есть определенный процент безработных, как индикатор успешности экономического развития. Если он сильно возрастает — что-то не то с экономикой. А если бы стремительно исчезал — означало бы, что неладно с демократией.

Людей, постоянно ищущих на свою голову приключений, также можно считать субъектами с нетрадиционно ориентированной психикой. Ведь базовые потребности человека — они какие? Дышать, питаться, спать, чувствовать себя в безопасности. Секс опять же. В разные эпохи эти люди составляли первые ряды рыцарских орденов, флибустьерских команд, колонизаторских отрядов. Когда Земля стала круглой и понятной, часть занялась войнами, мятежами и революциями. А часть полезла в горы, нырнула под воду и понеслась по трекам.

Войны стали реже, ужаснее, техничнее. Ричарда Львиное Сердце вполне смог бы распылить на молекулы маленький очкарик, сидящий у «кнопки» на другом континенте. Мятежи и революции стали исторически наказуемыми и непоощряемыми. Тамплиеры и конкистадоры мутировали до экстремалов.

Страсть к опасностям, риску в воздухе, в воде, на земле, на снегу, считает эстонский психиатр В.Кукк, следует называть «адреналиноманией», поскольку есть общие критерии эмоциональных и поведенческих зависимостей. Адреналиномания может быть представлена как средство от скуки, как вызов фортуне, как источник острых ощущений. Книга рекордов Гиннесса свидетельствует не только о необыкновенных возможностях человеческого организма, но и о том, что есть люди, постоянно нащупывающие острые грани этих возможностей.

Психолог Е.Ильин использует термин «мотивационная установка». Это задание «для себя». Запланированное, но отсроченное. Или намерение, которое будет осуществлено при появлении нужной ситуации. Но если ситуация долго не возникает, то снижается острота переживания потребности. Следовательно, снижается побудительное напряжение.

С экстремалами все наоборот. Можно говорить о том, что мотивационная установка незаметно превращается в навязчивую идею, в пристрастие.

В большинстве светских разговоров на эту тему путают два термина — «повод» и «предлог». Предлог для экстремала — это внешнее обстоятельство, которое человек использует для самооправдания при нарушении принятых норм поведения. А вот повод — это внутреннее обстоятельство, способное быть основанием совершения поступка.

Что вынуждает этих обычно состоятельных и успешных людей периодически рисковать жизнью? Неосознанная тяга к самоубийству, «воля к смерти»? Вряд ли, обычно трюки тщательно просчитываются. Необъяснимое возбуждение, порождаемое избранным видом спорта или разовой акцией? Я уже писал в статье «Страхи, которые мы выбираем» об обстоятельствах появления в крови человека повышенных доз адреналина и норадреналина. Но одного телесного, «адреналинового» возбуждения для мотивации такого поведения недостаточно. Ведь человек испытывает при этом целую гамму эмоций, иногда высшего порядка. Может, это попытка бросить вызов судьбе? Эдакий, говоря словами Ж.Бодрийара, «символический обмен со смертью». Он рассматривает труд как медленную смерть, противопоставленную насильственной. Общество предоставляет человеку условия жизни для того, чтобы он на него работал, так же, как в древности пленного не убивали, а обращали в рабство ради экономии рабочей силы. Можно говорить о том, что у экстремала психология восставшего раба. А ежедневная гибель людей в автокатастрофах — искупительная жертва рабов тем, кто проложил дорожное полотно, сделав его не только транспортной магистралью, но и культовым местом скорости, а в итоге — местом массовых человеческих жертвоприношений.

Еще есть простая потребность развеяться, побороть скуку. Но непросто назвать обычным развлечением, например, кросс через Сахару, где температура достигает +49 по Цельсию, или езду на сноуборде со скоростью 200 км/час.

Тем не менее сами экстремалы называют эти факторы мотивами. Это — предлоги, поскольку предусматривают полемику с будущими оппонентами в таком формате, который изначально повышает самооценку экстремала. Стало быть движет таким человеком стремление к достижению успеха. Иначе говоря, «мотив достижения», склонность к переживанию удовольствия и гордости при достижении результата. Вроде бы похоже, но… Люди, мотивированные на успех, всегда предпочитают задачи сложнее обычных, потому что уверены в успешном исходе задуманного. При слишком трудных задачах возрастает риск неуспеха. Они не выбирают запредельный риск.

Через двадцать лет после появления термина «мотив достижения» психолог Р.Уайт предположил, что гиперактивные люди испытывают потребность в эффекте от своих действий. Это дает чувство компетентности, сопровождающееся переживанием радости и удовольствия. Но каким бы отшельником экстремал ни был, это же в итоге волей-неволей предъявляется обществу для оценки.

Здесь уместно вспомнить о стремлении к власти, к самому мощному социально-психологическому стимулятору. О таком типе власти над собой, который я бы назвал «мания наличия себя». В процессе экстремального переживания человек расширяет границы восприятия, одновременно старые, узкие границы личности размываются. Это хорошо для отшельников и подвижников, но плохо для живущих среди обычных людей. Поэтому экстремалу периодически нужно приближаться к установленным однажды достижениям, чтобы продолжать осознавать себя как личность.

Традиционно предполагают, что люди в этом состоянии испытывают едва ли не религиозный экстаз, глядя на довольные рожи «чисто пацанов» на огромных машинах с псевдоментовскими номерами, на скорости «подрезающих» всех на дороге и плюющих на правила вообще. Не надо путать счастье победителя с радостью хулигана. Исходя из личного опыта, предполагаю, что хронический экстремал, напротив, приходит в состояние собранности и уравновешенности, хотя бы потому, что любая другая поведенческая реакция грозит быстрой смертью.

Чем консервативнее и сытее общество, тем больше у него потребность в экстремалах. Количество этих людей и то, что они «исполняют», — яркие маркеры зажиточности страны.

Вы не встретите сообщений о них из Афганистана, Африки или Латинской Америки, где целые народы находятся в состоянии голода, войны или выживания. И все чаще читаете не только о евро-американских, но и об украинских «любителях острых ощущений». Значит, жизнь в стране все-таки налаживается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно