«Воспитать человека, который умел бы работать и головой, и руками, — колоссально важная вещь...»

20 марта, 2009, 14:58 Распечатать

«Ивану Гуриевичу очень повезло, что у него есть исследователь его наследия, который занимается им ...

«Ивану Гуриевичу очень повезло, что у него есть исследователь его наследия, который занимается им так системно, — сказала в ходе защиты диссертации на звание кандидата педагогических наук кировоградцем Андреем Иванко дочь всемирно известного педагога Ольга Сухомлинская. — Поскольку на материалах творческого наследия моего отца защищены сотни диссертаций, но вряд ли кто-либо занимается им так последовательно».

Действительно, проректор по учебно-методической работе Кировоградского областного института последипломного педагогического образования имени Василия Сухомлинского Андрей Иванко — автор десятков статей и книг, посвященных педагогическому наследию выдающегося педагога-земляка Ивана Ткаченко.

— Андрей Борисович, сегодня имя этого талантливого педагога не очень известно широкой общественности, да и молодые педагоги не всегда знают о его достижениях.

— 2009-й — это год 90-летия Ивана Гуриевича Ткаченко и, кстати, еще одного «юбилея», о котором мало кто говорит, — 30-летия отстранения выдающегося педагога от должности директора и учителя математики Богдановской общеобразовательной школы № 1 Знаменского района, которую он возглавлял 35 лет — с 1944-го по 1979 год.

Конечно, сегодня молодой учитель, открывая произведения Сухомлинского или Ткаченко
(а они издавались еще в советские времена), попадает прежде всего на коммунистическую риторику. И это, разумеется, отталкивает. Поэтому и сейчас существует проблема оценки педагогического, и не только педагогического — интеллектуального, наследия советского времени. Мы должны переосмыслить это наследие. Пренебрегать им и забывать его — недопустимо. Конечно, однозначно следует отвергнуть идеологическое наслоение.

— Но ведь наследие предшественников — не только интеллектуальное достояние, многие их идеи актуальны и сегодня...

— Иван Гуриевич — автор девяти книг, около 200 статей. Общий тираж его книг – более 150 тысяч экземпляров. Он был колоссально интересной и яркой фигурой. Пять лет назад наш институт подготовил и издал книгу воспоминаний об Иване Ткаченко. В этом году мы также выпустили книгу-цитатник «Іван Гуриевич Ткаченко про навчання і виховання учнівської молоді». Мысли его, откуда мы убрали всю коммунистическую риторику, сегодня чрезвычайно актуальны.

Например, еще в 70-е годы он говорил о роли директора в обеспечении научного руководства школой. Хороший учитель не всегда может стать хорошим директором. Иван Гуриевич разработал специальный факультатив для подготовки управленца-просвещенца. Но эта его идея так и осталась нереализованной.

А мысли о воспитании, формировании педагогического коллектива и самообразовательной деятельности руководителей школ? А проблема функционирования и перспективы сельской школы? А идея создания в школе научного совета, который возможен при контактах школы с научными учреждениями? Разве это не актуально сегодня? Он предлагал разработать положения о научно-педагогической, общественной деятельности руководителя учебного заведения, рассматривал педагогическую культуру как составляющую общей культуры личности.

— Вы так часто вспоминаете наряду с именем Ивана Ткаченко Василия Сухомлинского, что напрашивается вопрос: был ли он самодостаточным в педагогическом творчестве?

— Он был прежде всего Учителем. И сегодня далеко не каждый директор является блестящим учителем. Часто это фактическое лидерство заменяется формальной должностью. Иван Гуриевич был превосходным учителем математики. Приведу один факт, сегодня уже малоизвестный. На страницах журнала ЦК КПСС «Коммунист» в начале 80-х годов велась дискуссия о путях улучшения преподавания математики в средней школе. Кто принимал в ней участие? Один из ведущих математиков-теоретиков академик Амбарцумян, тогдашний министр образования СССР Прокофьев, ректор Московского государственного университета Логунов и учитель математики Ткаченко.

Когда в апреле 1979-го Ивана Гуриевича, вскоре после того, как отпраздновали его 60-летний юбилей, буквально выбросили из школы, он очень тяжело это переживал. Не дождались даже конца учебного года. Дочь Светлана вспоминала: он неоднократно говорил, что во сне видит школу, слышит школьный звонок. Его друг Ярослав Береговой сказал об этом: «Забрать у него детей, это все равно, что забрать у Паганини скрипку. Более жестокой кары для него не придумал бы и сам дьявол».

А что касается Сухомлинского, то Ткаченко следует назвать основоположником сухомлинистики. Сегодня это имя знает весь мир. А в те далекие времена, сразу после смерти Василия Александровича, слова Ткаченко о том, что Сухомлинский – классик мировой педагогики, воспринимались довольно скептически. Ольга Сухомлинская признавала, что именно с его легкой руки началось признание Василия Александровича, в Украине по крайней мере. Иван Гуриевич выступил мощным популяризатором идей Сухомлинского.

При жизни они тоже были достаточно близки. 50—70-е годы — тот период, когда они шли плечом к плечу, обменивались идеями, генерировали их, помогали друг другу. Василий Александрович впервые в истории украинской педагогики разработал 12 принципов трудового обучения и воспитания. Иван Гуриевич с блеском апробировал и реализовал их, внося определенные коррективы, в своей Богдановской школе. А когда в 1967 году «Народное образование» опубликовало знаменитые «Этюды о коммунистическом воспитании» Сухомлинского, будущий академик Борис Лихачев на страницах «Учительськой газеты» выступил с сокрушительной критикой. Он не просто подвергал критике — он обвинял Василия Александровича в приверженности к западным буржуазным идеям, в том, что он отступает от классических основ марксистско-ленинской педагогики. В то время это был практически политический донос. И тогда Иван Гуриевич вместе с коллегами пишет письмо в защиту Сухомлинского. Это сыграло свою роль: газета «Правда» предложила выдающемуся педагогу выступить с серией статей, с того времени травля прекратилась. Излишне говорить, что это было поступком.

— Они прошли нелегкие времена, но находили силы и возможности постоянно работать над собой, развиваться, воспитывать в себе высокий уровень культуры. У нынешнего учительства более широкие возможности — огромное информационное пространство, современные технические средства, Интернет. Но до сих пор проблемой остается общий уровень культуры учительства.

— Очевидно, что к Интернету и к книге надо подходить синтетически. В библиотеке Ивана Ткаченко насчитывалось более десяти тысяч томов. Его старшая дочь Светлана Шабарова вспоминала, что отец выписывал фактически все толстые журналы, выходившие в то время. Спектр его интересов был колоссальным. Он считал: если педагог не прочитывает сотню-другую страниц в день, этот день для него потерян.

Конечно, есть методические рекомендации, определенный официоз, и за ним часто не видят живых Сухомлинского, Ткаченко, других педагогов их плеяды. Фактически они выпали из ограничительных рамок советской педагогики, отошли от модели школы, начавшей формироваться в 30-е годы, — школы сидения за партами и зубрежки учебников. Они ее трансформировали в школу труда, общения с природой, ощущение связи с собственным родом.

Сегодня же воспитание трудом фактически отошло. А в учреждениях нового типа даже намеки на нечто подобное звучат архаично. Не готовим человека к труду. Забыли Ушинского: если хотим готовить человека к счастью, должны готовить его к сознательному труду. А мы сейчас возвратились к бывшей школе, только в худшем варианте:
в учебниках параграфы по 10—12 страниц, а у ребенка по шесть—семь уроков в день. Современные исследования показывают, что процентов 50 наших учеников вообще не берут учебники в руки...

Каждое же нормальное общество — и пример европейских демократических правовых государств здесь не исключение, а скорее подтверждение — дер­жится на квалифицированном, интеллектуальном и физическом честном труде. Мы же часто воспитываем бездельников, которые ничего не умеют. А что делал Иван Гуриевич? Организовывал ученические производственные бригады. А еще был лагерь труда и отдыха старшеклассников, научные и технические кружки, уроки производственного обучения, было более ста гектаров поля. Попробуйте сегодняшнего ученика посадить за руль трактора и добиться, чтобы он работал с соблюдением агротехнологий, со знанием норм внесения минеральных удобрений... А это было реальностью. И не только в Богдановской школе. Вот вам опыт советской школы. Самое легкое – поставить на нем жирный черный крест. Конечно, идеология советская нам не нужна, коммунистический туман надо отбросить. Но воспитать человека, умеющего трудиться и головой, и руками, — это колоссально важная вещь. Плюс воспитание ответственности, чего просто катастрофически не хватает нынешней молодежи.

И если эта школа была широко известна прежде всего трудовым воспитанием, то мало кто знает, что и интеллектуальное, и эстетическое воспитание там были на очень высоком уровне. В свое время в Москве вышла книга В.Неверова «Союз труда и красоты». Львиная доля в этой книге — о Богдановке.

Иван Гуриевич верил, что достояние их педагогического поколения не пропадет зря. Об этом писал коллеге Георгию Перебийносу за год до смерти. Очевидно, он был прав.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно