Воскрешение Василия Седляра. Произведения расстрелянного художника возвращаются к украинцам

4 сентября, 2009, 12:48 Распечатать

Художник Василий Седляр… Одно из имен, которое еще в 30-е годы прошлого века, казалось бы, навсегда ...

Художник Василий Седляр… Одно из имен, которое еще в 30-е годы прошлого века, казалось бы, навсегда было вычеркнуто из истории украинской культуры.
13 июля 1937 года на закрытом заседании военной коллегии Верхов­ного суда СССР в Киеве Седляр был приговорен к расстрелу за «принадлежность к национал-фашистской организации, планировавшей террористические акты против руководителей ВКП(б) и советского правительства». В тот же день приговор был приведен в исполнение: художника расстреляли в подвале киевского Октябрьского дворца вместе с его учителем Михаилом Бойчуком, художником Иваном Падалкой и другими обвиняемыми. В 1938 году, в год соз­дания Союза советских художников Украины, в Киевском музее русского искусства картины Седляра порвали в клочья, а все произ­ведения монументальной настенной живописи его и других «формалистов-бойчукистов» безжалостно уничтожили. Шевченковский «Кобзар», иллюстрированный Седляром, был изъят из всех библиотек и сожжен, а его хранение в частном собрании книг приравнивалось к «антисоветчине».

Родившийся на Полтавщине в 1899 году крестьянский сын Седляр окончил Киевскую художественную школу и в 1919 году поступил в Украинскую государственную академию искусства в Киеве. Учился в мастерской монументального искусства профессора Бойчука. Еще студентом Седляр начал преподавать. «С января 1921 года назначен был советом Академии инструктором художественных показательных курсов при Академии для рабочих, взрослых и детей», — писал он в автобиографии. По окончании учебы, в январе 1923 года, его назначили управляющим Межи­горским художественно-керамическим техникумом (переорганизованным из профшколы). Один из учеников Седляра в техникуме, Пантелеймон Мусиенко, вспоминал: «Уже в первой год учебы он нас подчинил системе своих взглядов на искусство. На его лекции мы приходили, как на концерт. Он читал нам просто и интересно. Любил иллюстрировать примерами из искусства эпохи Возрождения и старого украинского. Он высоко ценил произведения западноевропейских импрессионистов. Фанатично влюбленный в украинскую икону и графику, ковры, работы из золота и театр. Примеры из литературы, философии и истории культуры обогащали профессиональные зна­ния по искусству. Нас пленил его глубокий ум и общая культура. Он был товарищем студентов больше, чем директор и педагог».

В 1925 году Седляр стал одним из основателей «Асоціації революційного мистецтва України» (АРМУ). «АРМУ — бойчукисты, — вспоминал Михаил Дерегус. — Византия, икона, народная картина и народное искусство, а главным образом Джотто, были ориентирами в их творчестве. Конечно, не были они столь ограниченными, чтобы исповедовать только выше названное, их интересовало все, что происходило в мировом искусстве. Из всех видов изобразительного искусства главенствующим считали фреско-монументальное. Очевидно, мозгом этого объединения был Бойчук, однако, мне кажется, лидером был Василий Феофанович Седляр. Человек большой культуры, умелый организатор с незаурядным даром оратора».

С конца 1920-х годов началось травля Бойчука и его учеников в прессе. Невинная на первый взгляд дискуссия в журналах, как было модно в те годы, постепенно переросла в прямое обвинение всего Бойчуковского учения, в неприятие творчества бойчукистов; все больше подчеркивались идеологические «ошибки» школы: влияние византийского наследия и религиозных традиций.

«Долгие годы непрекращающейся травли со сменой напряжения и различным пафосом обвинений логично распадаются на перио­ды, — пишет историк Сергей Било­кинь. — Сначала речь шла еще только о разнице творческих устремлений, которой отмечались художни­ки различных группировок. Скажем, Валериан Полищук мог себе позволить обвинить Бойчука в сти­лизаторстве (1926), и тут видим вро­де бы невинное различие в творческих установках. За несколько лет идейный экстремизм отдельных творческих деятелей дошел до такой степени, что художественный критик М.Ба­бенко в мае 1929 года писал уже о мистическом мировосприятии, ретроградности и глубокой реакционности византизма — как том источнике, из которого «черпают для создания художественной формы» бойчукисты. А в октябре того же 1929 года поэт-футурист Гео Шкурупий написал против бойчукистов статью «Диктатура богомазов», в которой перечеркивал само творческое направление, ему, футуристу, не созвучное. В тоталитарном обществе это была не творческая дискуссия, а скорее сигнал к арестам».

Именно в эти неспокойные годы Седляр создает главный труд своей жизни — цикл иллюстраций к Шевченковскому «Кобзарю».

В мае 1930 года, за год до выхода «Кобзаря» в свет, Дмитрий Власюк и Евгений Товбин анонсировали книгу в газете «Харківсь­кий пролетар». Иллюстрации Седляра они назвали «настоящим памятником творчеству поэта и большим вкладом в нашу художественную культуру». «Работа эта, — писали авторы, — поражает своей эпичностью, широким показом темы и проникновением в настроение целого произведения. Все 75 рисунков Седляровского «Кобзаря» представляют собой такое же органическое целое, как и «Кобзар» Шевченко. Но они дают нам Шевченко не романтика, лирика, а поэта-бунтаря, поэзии которого звучат призывом к освобождению всего трудящегося люда». Критики отмечали «свободный мазок кисти, которым сделаны все эти иллюстрации», стремление художника избегать «подробностей и украшений».

Новый этап работы над «Кобзарем» начался, когда летом 1930 года выпуском книжки занялся художественный и технический редактор киевского филиала издательства «Література і мистецтво» Владимир Вайсблат (псевдоним — Александр Гер). Он стал фактическим редактором обоих изданий «Кобзаря» с иллюстрациями Седляра.

Первое издание «Кобзаря» с 54 черно-белыми иллюстрациями Седляра увидело свет в конце фев­раля 1931 года тиражом пять тысяч экземпляров. «Кобзаря» моего здесь в Харькове принимают очень по-разному — одни восторженно (напр., худ.[ожник] Севе­рин, и это было бы очень приятно, если бы он не был такой дурак), а другие — категорически враждебно, как Комашко (а это было бы очень неприятно, если бы он не был такой дурак!)», — писал Седляр. Второе издание «Кобзаря» увидело свет в мае 1933 года тиражом 10 тыс. экземп­ляров в честь 120-летия со дня рождения Шевчен­ко. Седляровских иллюстраций в нем было уже 62, в частности 18 цветных. Спустя месяц после Скрипниковского самоубийства стартовали заказанные сверху погром «Кобзаря» 1933 года и травля людей, причаст­ных к его изданию. Последствия не заставили себя ждать: в ноябре был арестован Бойчук, а 26 ноября 1936 года из харьковского дома писателей «Слово», где он проживал, забрали Седляра и вскоре доставили в киевскую тюрьму НКВД. Начался путь на Голгофу...

Даже после реабилитации 1956 года Седляр и прочие бойчукисты в украинской советской культуре оставались «враждебными элементами». Только сейчас, спустя десятилетия, творчество художника возвращается к его народу.

В этом году издательство «Дух і літера» переиздало «Кобзар» с впечатляющими иллюстрациями Седляра. А с 10 по 20 сентября в Национальном художественном музее Украины в Киеве будет проводиться выставка произведений Василия Седляра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно