ВНЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА

25 апреля, 2003, 00:00 Распечатать

На Пасху будет сорок дней, как умер Олесь Бердник. Почти фантастическое совпадение. Наверное, знак...

На Пасху будет сорок дней, как умер Олесь Бердник.

Почти фантастическое совпадение. Наверное, знаковое для тех немногочисленных, но одержимых людей, которые и сейчас исповедуют его философские идеи, пытаясь реализовать проект Украинской духовной республики, а Бердника почтительно именуют Учителем. Для других, живых еще диссидентов эпохи застоя, он прежде всего один из учредителей Украинской Хельсинкской группы, отсидевший за это пять лет в том же лагере № 36 в с.Кучино, где отбывали наказание и Васыль Стус, и Левко Лукьяненко. А те, чей неизбежный период юношеского увлечения фантастикой пришелся на 60—80-е годы, с ностальгическим восторгом говорят об Олесе Берднике — авторе «Зоряного корсара», «Дітей Безмежжя», «Подвигу Вайвасвати», «Чаши Амріти», «Вогняного вершника», «Вогнесміху» и других захватывающих книг, самые известные из которых были переведены на десятки иностранных языков.

А еще он писал картины, стихи, песни, публицистические статьи и политические программы, читал лекции, постоянно кипел неимоверной творческой энергией. Двухметровый, широкоплечий, белобородый — совершенно нездешний, фантастический человек на обыденной Земле, среди обычных людей.

Жена Олеся Павловича, художница Валентина Сергеевна Бердник-Сокоринская, говорит, что за тридцать один год, что они с мужем прожили вместе, между ними установилась слишком прочная духовная связь, чтобы ее могла оборвать даже смерть.

«Человек будущего»

Александр Павлович Бердник родился 25 декабря 1927 года в селе Вавилово Херсонской (ныне Николаевской) области. Совсем юным ушел на фронт. А после войны, поселившись в Киеве, избрал романтичную профессию — актера. Закончил театральную студию при театре им. И.Франко и начал работать в труппе. И на одном из первых партсобраний, где артистов учили правильной идеологической трактовке пьес, бросил с места дерзкую фразу в адрес чиновников, которые, видимо, считают себя великими литераторами, раз предлагают видоизменять реплики в классических спектаклях…

«И начались преследования, — рассказывает Валентина Бердник-Сокоринская. — Старшие актеры посоветовали ему: беги, Сашко, тебе здесь из-за той единственной фразы не дадут жить. Он уехал на Западную Украину, и уже там был арестован. Девятнадцать лет — юный, романтичный мальчик. А потом шесть лет лагерей. Именно тогда, во время первого заключения, он сформировался как писатель. Он рассказывал, что в лагерях были хорошие библиотеки…

Первая его книга «Поза часом і простором» вышла в 1957 году. В ее названии уже сформулировано кредо Олеся Бердника: человек, преодолевающий время и пространство.

Олесь Павлович по натуре не очень любил рассказывать о своем прошлом. Когда его начинали расспрашивать, он отмахивался: это неинтересно, давайте-ка я вам лучше расскажу о… и начинал излагать свои идеи. Человек будущего! На его лекции в Союзе писателей было настоящее паломничество, там даже открывали окна, чтобы его могли послушать люди, не поместившиеся в зале.

В 1973 году Бердника исключили из Союза, пятнадцать лет не печатали, и он не имел возможности выразить себя — этот вулкан, клокочущий каким-то космическим огнем! В тот период он написал очень много картин. У него было много друзей-художников. Вот он заходит в мастерскую, видит мольберт с холстом и краски: «Можно, я что-нибудь нарисую?» — «Пожалуйста, Олесь Павлович!» Он быстро, в несколько приемов, писал картины и, как правило, оставлял их у художников, редко какие забирал с собой. У нас собралась совсем небольшая коллекция его картин, и мы организовали уже двенадцать выставок — вместе с моими гобеленами.

Вся его жизнь горела в постоянном поиске преображения человечества, и этот поиск его сжигал. У нас даже не оставалось времени на какие-то личные разговоры: я не позволяла себе отнимать его время, которого и так не хватало».

«Маленький оруженосец»

История их знакомства была фантастичной. Валентина взахлеб читала книги Олеся Бердника — но не знала, как он выглядит. Она с восхищением наблюдала в центре города за удивительным, ни на кого не похожим человеком, мысленно называя его «мой Дед» — но не знала, как его зовут. А потом — неожиданная встреча в доме Валиной подруги, как выяснилось, бывшей жены Олеся Павловича…

«Я чувствовала, что мое будущее связано с этим человеком, и видела себя рядом с ним… в образе маленького оруженосца. Когда Олесь Павлович пригласил меня на наше первое свидание, я пошла в парикмахерскую и очень коротко постриглась — хоть и знала из его книг, что ему нравятся девушки с длинными косами, нежные, женственные. Он очень удивился: «Зачем ты это сделала?» — «Чтобы быть твоим оруженосцем. Идти впереди и помогать тебе».

Они были женаты пять лет, когда Олесь Бердник снова попал за решетку — на этот раз за правозащитную деятельность. После ареста Мыколы Руденко Бердник стал фактически руководителем Украинской Хельсинкской группы. Валентина Сергеевна вспоминает:

«Нам тогда негде было жить в Киеве — стоило снять квартиру, как хозяев тут же предупреждали о нашей неблагонадежности, и нам отказывали. И мы решили выехать в село, в Гребени. Полгода прожили в хатынке, о которой Олесь Павлович говорил: «Я живу в собачьей будке на кручах Днепровых». И вот шестого марта он поехал в город купить продуктов к празднику и, возможно, гостинцы нам с дочуркой, — и не вернулся. На следующий день в семь утра к нам нагрянули с обыском, и я поняла, что мужа арестовали. Так и происходили аресты — чтобы не вламываться в дом, избежать возможных неприятностей.

Потом был суд, почти через год. Олеся приговорили к шести годам заключения и трем годам ссылки. А мы с дочкой остались в той «будке» ждать его. Он писал в тюрьме стихи о том, что та хатынка — единственное место в Украине, где его ждали».

После смерти Брежнева Валентине Сергеевне удалось выхлопотать для мужа досрочное освобождение. Это было необходимо: в лагере у него резко ухудшилось здоровье, было несколько сердечных приступов, и он уже не надеялся вернуться домой живым.

Второе заключение, по словам Олеся Бердника, сформировало его как мыслителя. Он написал еще немало книг, философских и публицистических статей. Через год после освобождения родился сын. У детей Бердников — фантастические имена героев книг их отца. Громовица — из «Зоряного корсара». И Радан — из «Вогнесміху».

«Отец совсем нас не воспитывал, — рассказывает Громовица. — Он считал, что индивидуальность должна развиваться самостоятельно. Мог сказать: «Я бы не стал этого делать, но ты самостоятельный человек, делай, как знаешь». Вообще, он думал о всем человечестве, и на двух отдельно взятых детей у него просто не хватало времени. Но я никогда не чувствовала недостатка внимания с его стороны. Он часто брал меня с собой в поездки по Украине, советовался со мной, если писал эпизод, связанный с молодежью… Я рада, что он никогда не учил меня, как надо жить».

«Наша работа»

Не бывает, чтобы в одном человеке на равных правах уживались художник и политик: кому-то одному всегда приходится уйти в тень. Олесь Бердник выдвигал свою кандидатуру, ни больше ни меньше, на президентские выборы 1991 года, но зарегистрирован не был.

«Какой же он политик! — улыбается Валентина Сергеевна. — Он не был таким наивным человеком, чтобы думать, будто может победить на выборах. Да и что бы он делал во властных кабинетах, такой вулкан? — он не выдержал бы!.. Просто за последние тридцать лет у Олеся вызрели некоторые идеи общественного характера. И он пошел в политику, чтобы иметь возможность высказать их, донести до тех людей, которые никогда бы не стали читать Бердника-фантаста и романтика. Как отнеслись к его идеям — не столь важно, главное — что они охватили большую массу людей и, возможно, проявят себя в будущем.

Меня, конечно, тревожит, произойдет ли это, и в какой степени. Наивно было бы думать, что они реализуются стопроцентно уже сейчас. Но и социальная, и духовная ситуация в Украине и в мире, и последняя война показывают, как нам необходима та духовная революция, о которой писал Олесь Павлович. Его идеи сейчас очень своевременны. Во всяком случае, стоит вернуться к ним и по-новому на них посмотреть. Я думаю, и политики, и художники, и мечтатели сегодня воспримут их несколько по-иному, чем десять лет назад, когда их не приняли вообще».

Валентина Бердник-Сокоринская делает все для переиздания книг мужа. На сегодня запущено два проекта: в скором времени готовится к выходу роман «Подвиг Вайвасвати» в издательстве «Український письменник», а издательство «Смолоскип» решило выпустить тюремный философский дневник Олеся Бердника, материалы для которого Громовица с матерью сейчас приводят в систему. Идут переговоры и по поводу издания других книг — в Украине, в России…

Валентина Сергеевна не хочет говорить о последних годах жизни мужа, когда после трех инсультов он потерял речь и был прикован к постели. «Это только наше с ним, личное. Только Олесь Павлович, я и Бог знаем, каково нам пришлось».

Олесь Бердник похоронен в Гребенях, на Днепровской круче, возле своей хатынки. На лето Валентина Сергеевна поедет туда, к нему. А впрочем, они, кажется, и не расставались.

«Вся жизнь, которую мы с ним прожили — 31 год, — это была наша работа. И если я сегодня ощущаю его присутствие, чувствую, что мы продолжаем работать, что мы вместе, — это ее результат. Результат наших глубоких поисков. Нашего эксперимента».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно