ВИЛЬНЮС — КИЕВ — ТРАНЗИТ, С ЛЮБОВЬЮ

13 октября, 1995, 00:00 Распечатать

транзит, с любовью После первых же десяти минут общения с Людмилой Жильцовой дают о себе знать коварные симптомы «дежа вю»...

транзит, с любовью

После первых же десяти минут общения с Людмилой Жильцовой дают о себе знать коварные симптомы «дежа вю». Знаю, что видимся впервые, что живем в разных странах, что никогда не ходили в одну школу и не имеем общих друзей, - все же еле удерживаюсь от вопросов: «А помнишь?» Искренность, деликатность, обаяние моей визави способствуют созданию иллюзии встречи после долгой разлуки. Говорим о детях, о женском, о ценах на рынке у них и у нас, словом, обо всем... Как две подруги, с полуслова друг друга понимающие. Когда же речь зашла о вещах серьезных, державных, выяснилось, что совсем не так уж и проста эта женщина, везущая на своих плечах огромный воз должностей, обязанностей и поручений. «Главная украинка Литвы», - полушутя называют Людмилу. Хотя на самом деле так оно и есть. Судите сами: председатель Общества украинцев Литвы, член Украинского всемирного координационного совета, председатель «Сандрауга» («Содружества»), член Международной ассоциации защиты прав человека, член Совета при департаменте региональных проблем и национальных меньшинств. И это только часть той работы, которую она проводит.

Мы говорим по-украински. Для Людмилы этот язык родной, как, впрочем, и литовский, который она выучила в совершенстве. Естественно, знает русский. Родом госпожа Жильцова из-под Бердянска, там живет ее мама, и каждый год Людмила вырывает несколько деньков, чтобы ее навестить. Правда, чем дальше, тем проблематичнее становятся эти короткие отпуска...

- Почему, Людмила? Из-за границ между нашими странами?

- И это тоже. Сегодня существует очень жесткий визовый режим. Ведь в Киев я приехала и затем еще, чтобы наряду с другими решить вопрос о льготах для украинцев при поездке на родину.

Но самое главное - путешествие требует астрономической суммы. Отложить деньги практически невозможно, даже отказывая себе во всем необходимом. Жизнь катастрофически подорожала. То и дело возникают стрессы. Теперь большинству литовцев многое не по карману: начиная от горячей ванны, до желания хорошо одеваться. Заметьте, говорю о самых простых человеческих потребностях. Но мы не жалуемся, так как понимаем, что на данном этапе другого выхода нет. Готовы и дальше терпеть, лишь бы страна укрепила и сохранила независимость. Только во имя этого и стоило жить.

- В российских средствах массовой информации постоянно муссируются слухи о «дискриминации» национальных меньшинств в странах Балтии. Хочется узнать правду из первых уст: как там наши, за вашей границей, не пора ли начинать массовую реэмиграцию на «рідну неньку»?

- Слава Богу, вопрос так не стоит. Проблемы у литовских украинцев, людей других национальностей и самих литовцев общие, и решаем мы их сообща. Прежде всего - экономические. В силу всем известных причин произошло резкое разделение на богатых и бедных, упал уровень производства - отсюда безработица, массовое обнищание с органически вытекающими последствиями, вплоть до чрезвычайно серьезной криминогенной обстановки. Быстро развивается малый бизнес, все приватизируется, акционируется. В магазинах - рай, бери - не хочу, даже языковой проблемы нет, хоть и вовсе молчи, только деньги выкладывай.

Вам все это еще предстоит пройти. Не удивляйтесь, что я говорю «мы», «вы». Литва стала для меня второй - и любимой - родиной. Я не чувствую себя здесь чужой, как и большинство украинцев, принявших здешний уклад и знающих язык этой страны. В Литве (и в других европейских странах) владение языком является необходимым (но не достаточным) условием для существования. Есть специальная инспекция, которая следит за неуклонным выполнением соответствующего закона. Вся документация, газеты, журналы, радио и телепередачи ведутся только по-литовски. Если не хочешь «выпасть из контекста» - учи язык. И это абсолютно правильно! Не уважая других (а незнание языка и есть неуважение), не жди, что будут уважать тебя. К сожалению, далеко не все это понимают. Многие из наших в свое время, дабы не напрягаться, пошли по пути наименьшего сопротивления - русифицировались. Теперь пожинают плоды: не могут найти себя в здешней жизни, выброшены на ее обочину. Отсюда и вопли о так называемой дискриминации, которая на самом-то деле - у нас внутри...

- Почему же не возвращаются?

- У кого была такая возможность - уехали. Из 44,5 тысячи украинцев осталось примерно 38 тысяч. Я интересовалась, каким они видят свое будущее. Многие, чего греха таить, расстроены. Люди находятся в «подвешенном» состоянии: вроде и здесь они ни кому не нужны, и там их никто особенно не ждет. Это трагедия. Никто не даст гарантии, что на родине они смогут «натурализироваться»...

- Что делает ваша организация для помощи таким людям?

- Дело в том, что проблема гораздо шире. Она в том, чтобы не ассимилироваться, не развеяться по свету, сберечь себя как народ. Мы видим решение этой важнейшей из задач в образовании и религии. Уже открыты и действуют пять воскресных школ, собираемся ставить вопрос перед правительством о создании общеобразовательной литовско-украинской школы, как только подыщем (остро дефицитные, кстати) кадры учителей, особенно гуманитариев.

- Думаете, державные мужи пойдут навстречу?

- Безусловно. Хочу рассказать об этом. Государство оплачивает нам эфирное время на радио и телевидении, благодаря чему имеем регулярную оперативную публичную трибуну, газеты без проволочек публикуют материалы о жизни украинской диаспоры. Есть ли в Украине что-либо подобное? В любое время я незамедлительно могу попасть на прием к мэру либо к самому президенту, на решение даже самых сложных вопросов уходит не более двух дней. Извините, но здесь, у вас, я просто диву даюсь: во-первых, почти нигде не слышно украинской речи, во-вторых, такое впечатление, что клерки договорились между собой держать «мертвую» круговую оборону, чтобы, не дай Бог, даже случайно, ни одна проблема не проникла под их «броню». На здешнем правительственном уровне мы не только никому не нужны, но, по-моему, там даже боятся услышать о нашем существовании. Родной менталитет: «моя хата скраю», и никакого прорыва в завтрашний день, когда мы могли бы стать друг другу взаимополезными.

- Когда вы собираетесь вместе, как между собой общаетесь (имею ввиду литовских украинцев)?

- Едим сало и поем (смеется). Если серьезно - в основном читаем газеты, полученные отсюда, и обмениваемся информацией. Отмечаем все даты, связанные с Т.Шевченко (кстати, он прожил в Вильнюсе два года, есть мемориальная доска), религиозные праздники. Наиболее массовый сбор происходит, когда из Украины приезжает какой-либо художественный творческий коллектив - стараемся, чтобы гости побывали в каждом уголке нашей страны. Провожая их домой, отрываем маленький кусочек своего сердца...

- Что бы вам хотелось выделить особо?

- Очень важный для нас момент. В Литве уже изданы две и готовится третья книга о событиях в Вильнюсе 1991 года. Украинцы бок-о-бок с коренным населением защищали литовский парламент. Прошу всех, кто располагает любыми сведениями об этом, о людях, стоявших на баррикадах, принимавших присягу от г. Ландсбергиса, найти возможность передать их нам через общество «Украина». Мы совместными усилиями должны постараться, чтобы память о дружбе двух великих народов навсегда осталась в истории их стран.

- Спасибо за беседу и «хай щастить!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно