Венская битва 1683 года: последняя виктория объединенной Европы - Социум - zn.ua

Венская битва 1683 года: последняя виктория объединенной Европы

5 сентября, 2008, 13:05 Распечатать

Venimus, Vidimus, Deus vicit (Мы пришли, мы увидели, Бог победил). Так, перефразировав знаменитое выражение Юлия ...

Venimus, Vidimus, Deus vicit (Мы пришли, мы увидели, Бог победил). Так, перефразировав знаменитое выражение Юлия Цезаря, «последний рыцарь на польском троне» Ян III Собеский подвел итог грандиозной битвы под Веной, 325 лет назад навсегда положившей конец исламским завоеваниям в Европе.

На тропе джихада

Дорогу, ведущую из Стамбула через Белград в Венгрию и Германию, не зря в свое время называли дорогой войны. По ней османские завоеватели в течение нескольких веков продвигались в самое сердце континента, захватывая новые и новые земли. 1 апреля 1683 года воины ислама направились из города Эдирне (древнего Адрианополя) в новый поход. Историки до сих пор спорят по поводу первичной цели предпринятой кампании. Некоторые источники утверждают, что почти 100-тысячная армия должна была всего лишь отвоевать у австрийцев два пограничных замка и присоединить их к владениям венгерского союзника Порты графа Имре Текели. И только 25 июня турецкий главно-
командующий, великий визирь Кара Мустафа-паша, якобы соблазнившись близостью вражеской столицы, самовольно отдал приказ «с помощью Аллаха» захватить Вену. Такая трактовка ситуации кажется скорее попыткой списать последовавшее сокрушительное поражение турок-осман как авантюру одного вельможи.

На самом деле турки давно и тщательно готовили свой решающий «бросок на Запад». В течение всего XVII века главной задачей их военной и дипломатической деятельности была нейтрализация двух мощных христианских государств — Речи Посполитой и Австрийской империи, препятствовавших мусульманской экспансии в Европу. Закономерно, что после относительного успеха на польском направлении (захвата части Правобережной Украины в 70-х годах) Стамбул сосредоточился на «венском вопросе». Кроме стратегического успеха — полного контроля за бассейном Дуная и коммуникациями между Западной Европой и Черноморским регионом — овладение столицей Австрии давало бы османам неоспоримое моральное преимущество. К тому же систематическая поддержка некатолических религиозных меньшинств в подавстрийской Венгрии, казалось, начинала приносить плоды: против Габсбургов выступила протестантская шляхта во главе с Текели. В Стамбуле решили, что время для решительного удара пришло. Поэтому становятся понятными и мобилизация невиданного доселе войска, и передача султаном Мехмедом IV великому визирю зеленого знамени пророка как символа священной войны (джихада).

Однако тогдашний технический потенциал не давал возможности осуществить блицкриг — как не предполагала его и тогдашняя военно-стратегическая доктрина. Война Австрии была объявлена вполне заблаговременно — в августе 1682 года. Так что у австрийцев было достаточно времени для подготовки к отпору. Пока турецкая армия собиралась у Эдирне и преодолевала расстояние до Вены, Габсбурги активно искали союзников и заключали межгосударственные соглашения. Среди них важнейшим был договор с Польшей, король которой Ян ІІІ Собеский обязывался помочь в случае нападения на Вену. Австрийцы в свою очередь должны были прийти на помощь полякам при возможном изменении направления турецкого удара, например, если бы был осажден Краков. Курфюрсты Баварии и Саксонии также согласились поддержать военной силой правительство империи. Финансовые субсидии Австрии и Польши предоставили Испания, Португалия, Генуя, Савойя, а также Папа Римский Иннокентий ХІ.

Принимались меры и для подготовки к массированной осаде собственно столицы — ведь она должна была любой ценой продержаться до подхода войск союзников. Были обновлены городские укрепления, разрушены все сооружения, которые могли бы служить врагу укрытием при попытке подойти непосредственно к стенам крепости. С приближением турок в начале июля император Леопольд I и его двор перебрались в баварский город Пассау. За ними последовали 80 тысяч беженцев. В столице остался гарнизон из 11 тыс. профессиональных солдат и 5 тыс. ополченцев, имевший в своем распоряжении 370 орудий. Возглавлял защитников граф Эрнст Рюдигер фон Штаремберг. Накануне осады он получил известие об устроенной османами жуткой резне в соседнем городке Перхтолсдорф, власти которого решили сдаться на милость врага. Затем фон Штаремберг категорически отверг ультиматум Кара Мустафы-паши с требованием капитулировать.

14 июля основные контингенты турок прибыли под Вену. Тут к их армии присоединилась 40-тысячная орда крымских татар во главе с ханом Мурад-Гиреем, а также венгерские союзники. Собственно осаду города осуществлял корпус янычар (около 12 тыс.), остальные войска блокировали окружающую местность. Кара Мустафа-паша сразу не решился на штурм, поскольку заранее освобожденное от каких-либо зданий пространство вокруг укреплений делало его воинов идеальной мишенью. И хотя в дальнейшем оборонявшимся все-таки пришлось выдержать несколько массированных атак, турецкая осада австрийской столицы свелась преимущественно к соревнованию саперов. Но более всего османское командование рассчитывало на истощение сил осажденных из-за нехватки еды и сна.

Впрочем, длительное и безрезультатное топтание на одном месте в не меньшей степени истощало и самих турок. Их ряды таяли вследствие распространения эпидемических болезней и дезертирства. Особенно массово покидали расположение османской армии воины из балканских владений Порты — ведь до дома им было не так уж и далеко, а война против единоверцев-христиан для них не была своей. По преданиям, молдавские и валашские канониры заряжали нацеленные на Вену орудия соломенными ядрами. Фрондировали даже крымские татары, порой действуя по собственному усмотрению и отказываясь участвовать в планируемых штабом Кара Мустафы-паши операциях.

Христианские союзники не теряли времени. Ян III Собеский не стал ждать дополнительных подкреплений из Литвы и повел свои войска с такой скоростью, что австрийцы порой даже не успевали наводить переправы на речках. Спешили на выручку австрийцам и отряды из Баварии, Саксонии, Швабии, Франконии и Ганновера. Прибыли в Австрию и многие добровольцы из других стран Европы. Успешно работала союзническая дипломатия: Папа Римский удерживал еще одного врага Габсбургов — короля Франции Людовика XIV — от полномасштабного удара в спину Священной Римской империи. «Король-солнце» не мог игнорировать христианскую солидарность, учитывая общественные настроения в своей католической стране.

И все-таки в конце августа ресурсы защитников Вены были практически исчерпаны. Более того, османским саперам удалось взорвать стену одного из ключевых бастионов — Замкового. Но вместе с тем поступило и первое тревожное для турок известие: австрийский главнокомандующий Карл Лотарингский неподалеку от столицы разбил отряды Имре Текели. А уже 6 сентября польская армия пересекла Дунай и соединилась с немецкими войсками. За следующие шесть дней, которые предшествовали битве, христианам удалось наладить эффективное командование своим многонациональным войском. На высоте был и боевой дух союзников — ведь они воевали на своей земле и за свою веру.

Роковая ошибка великого визиря

Однако, несмотря на все эти не слишком благоприятные для турок обстоятельства, их армия по-прежнему представляла грозную силу. Ведь лучшие ее подразделения, участвовавшие в осаде — янычарская гвардия, кавалерийские отряды спахий, пешие албанские головорезы (арнауты и левенды), сохраняли довольно высокую боеспособность. Если бы Кара Мустафа-паша сразу бросил свои главные силы на разгром армии союзников, концентрировавшихся под Веной, то конечный результат сражения — а быть может, и весь дальнейший ход европейской истории — мог быть другим. О вероятности такого альтернативного сценария свидетельствует и успех спахий в первых столкновениях с главной ударной силой христиан — знаменитыми польскими «крылатыми гусарами».

Прославленный польский «крылатый гусар». Графика, Мария Орловская-Габрус
Прославленный польский «крылатый гусар». Графика, Мария Орловская-Габрус
Вместо этого великий визирь в начале сентября ограничился тем, что приказал татарской коннице атаковать поляков на марше (чего хан не сделал), а почти все остальные войска бросил на штурм Вены, которая, казалось, уже вот-вот должна была пасть под давлением воинов ислама. Таким образом, накануне битвы турки, образно говоря, оказались лицом к столице и спиной к развернутым силам союзников. Перегруппироваться надлежащим образом для встречи противника турки так и не успели. Как оказалось, это решение турецкого командующего, обусловленное явной недооценкой воли венцев к сопротивлению, стало, без преувеличения, роковым для исхода всей кампании.

12 сентября диспозиция сторон была окончательно определена. Часть поляков (среди которых были рекруты с украинских и белорусских земель) и немцев стояла справа от горы Каленберг. Слева от нее, до самого Дуная, выстроились австрийские войска Карла Лотарингского вместе с саксонцами и баварцами. В центре, на самой горе, занял позицию Ян III Собеский (осуществлявший общее командование) с отборной гусарской кавалерией и несколькими тысячами немецких солдат. 81-тысячному войску христиан с 152 орудиями противостояли почти 90 тыс. воинов ислама (правда, более 10 тыс. янычар были частично задействованы в продолжающейся осаде Вены, а остальные оставлены в резерве) и порядка 300 орудий.

Бой начался на рассвете. Первыми атаковали турки, стремясь не дать союзникам подготовиться к удару (ошибка Кара Мустафы-паши становилась уже вполне очевидной). Христиане ответили контратакой со своего левого фланга и центра, причем им удалось практически сходу, за несколько часов, отбить у осман венские предместья Нурсдорф и Хайлигенштадт. Пополудни с турецкой пехотой на правом фланге было покончено. Одновременно продолжались тактические бои на других участках, которые должны были истощить силы мусульман перед решающей атакой союзников. В 16.00, спустя полусутки с начала поля битвы, развертывание кавалерии союзников для решающего удара было завершено. Разведка боем показала, что местность до самого турецкого лагеря и ставки командования является практически идеальной для осуществления атаки.

Еще через час 20 тысяч тяжелой христианской конницы (15 тыс. польских гусар и 5 тыс. немцев) — одна из самых массированных кавалерийских атак в истории человечества — двинулись в направлении турецких позиций и штабной палатки Кара Мустафы-паши. Против тяжелой кавалерии до самого появления пулемета можно было обороняться только хорошо укрепившись за валом или телегами (как это делали, например, запорожские казаки). Впрочем, будучи длительное время развернутыми «спиной» к наступлению союзников, турки этого не сделали. Их передние ряды были буквально смяты, последующие прорваны во многих местах. Польские гусары всегда выигрывали такую атаку, даже если проигрывали сражение в целом, как это было, например, во время Первой северной войны в битве со шведами под Варшавой. А под Веной, уже через полчаса после решающего наступления конницы союзников, была захвачена палатка великого визиря и зеленый флаг пророка. Христианам достался весь обоз турок и вся артиллерия. Венский гарнизон присоединился к уничтожению турок, которые даже не думали оказывать хоть какое-то организованное сопротивление.

Кульминация битвы под Веной. Картина конца XVII в.
Кульминация битвы под Веной. Картина конца XVII в.
Воины ислама потеряли до 20 тыс. убитыми, ранеными и пленными и вынуждены были навсегда покинуть мысль о продолжении завоевательной политики в Европе. Непосредственный виновник поражения — великий визирь Кара Мустафа-паша — вскоре был казнен по приказу султана. Австрия надолго стала мощнейшим государством Центральной Европы. А вот Польша — главный победитель — не получила практически ничего. Пришла в упадок и прославленная «крылатая гусария», для которой триумф в Венской битве стал последним крупным успехом. Уже в следующем, XVIII веке, эта самая блестящая кавалерия в Европе постепенно превращается в чисто церемониальное подразделение.

Об интересной странице истории битвы под Веной, связанной с местным мещанином украинского происхождения (с Самборщины) Юрием-Францем Кульчицким читайте в «ЗН» №7 за 2004 г. в статье Тараса Чухлиба «Кофе по-турецки, по-венски или по-украински».

Три года спустя, в 1686-м, Европа имела еще одну причину для празднеств и фейерверков, когда после более чем 150-летнего турецкого господства была освобождена столица Венгрии Буда. Однако вскоре наш континент надолго оказался разделенным на враждующие блоки и коалиции, и уже ни одна следующая война не могла рассчитывать на столь единодушное восприятие со стороны христианского мира, как та памятная в веках кампания. Ну а последние операции в Афганистане и Ираке, в которых участвует ряд европейских государств в рамках руководимого США НАТО, отнюдь нельзя считать успешными даже в чисто военном плане.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно