Великан из Маунт Вернона

26 февраля, 2010, 13:43 Распечатать Выпуск №8, 26 февраля-5 марта

Остерегайтесь лжепатриотизма! Джордж Вашингтон В Вашингтоне, округе Колумбия, стоит облицованный мрамором монумент первому президенту США...

Остерегайтесь лжепатриотизма!

Джордж Вашингтон

В Вашингтоне, округе Колумбия, стоит облицованный мрамором монумент первому президенту США. Когда на столицу спускаются сумерки, он сияет в ярком луче прожекторов и феерически отражается в водоеме. В дождливые дни обелиск серый и неприветливый. А в солнечную погоду, поднявшись на высоту 169 метров, оттуда можно увидеть живописную панораму города. Монумент зримо возвышается над стоящим напротив Капитолием, а незримо — над кафедральным собором в Кельне и над пирамидами египетских фараонов.

Но неподалеку американской столицы, в Маунт Верноне, что в соседнем штате Вирджиния, можно увидеть «живого» первого президента США. Здесь, в родовом имении, находится гостеприимный хозяин. Реющий над его домом флаг — признак того, что он дома. Джордж Вашингтон вместе с супругой Мартой радушно встретит вас, пообщается. А, выйдя из дома, как главнокомандующий континентальной армии обратится к своим воинам и примет военный парад. Те пройдут перед ним строем, выбивая барабанную дробь и играя на дудках (маленьких флейт). Это не просто зрелищное театрализованное действо. Родовое имение Джорджа Вашингтона, которым занимается местная Ассоциация женщин, посетили уже свыше 80 миллионов туристов, преимущественно американцев разных поколений. Эмоциональные впечатления питают национальную память на генетическом уровне.

Маунт Вернон был малой родиной первого президента США. Здесь, у подножия холма, его похоронили в надежно защищенном склепе после того как грабители-могильщики попытались похитить его останки. Здесь прошли все мирные годы его жизни. Сюда он возвращался каждый раз, чтобы после тяжелых испытаний обрести душевный покой. Так было и после победного завершения войны за независимость. Отсюда он выехал в тогдашнюю столицу Нью-Йорк, чтобы в апреле 1789 года принять первую в национальной истории президентскую присягу.

Джордж Вашингтон всегда чувствовал влечение к земле. Он был хорошим хозяином, вводил на плантациях севооборот, использовал новую технику и удобрения. Свой день начинал на рассвете. Как и любимый герой — патриций раннего периода Римской республики Луций Квинций Цинциннат, Вашингтон оставлял плуг и становился военачальником только тогда, когда к тому его призывал патриотический долг.

Каким же он был, не увековеченный в камне и не в актерском воплощении, а во плоти? Современники изображают Джорджа Вашингтона импозантным великаном (ростом один метр 88 сантиметров) с лазурно-серыми глазами и каштановыми волосами. Его бледно-желтое лицо было иссечено оспой, которой он заразился в молодости во время путешествия в Вест-Индию. На всех портретах он изображен с крепко сжатыми губами. У него были проблемы с зубными протезами, и он не похож на современного американца с белозубой (или, лучше, с голливудской) улыбкой.

По темпераменту Вашингтон был сдержанным, неторопливым, приятным в общении. У него была привычка смотреть собеседнику в глаза. Был смелым до потери инстинкта самосохранения. С редчайшим самообладанием. После одной из битв Вашингтон писал: «Я слышал, как вокруг меня свистят пули. Поверьте мне: в этих звуках есть что-то волшебное». Он был бесстрашным воином и превосходным всадником. Еще в колониальный период, во время битвы с французами за форт Дюкен, под ним погибли две лошади, четыре пули продырявили его мундир, но сам он не получил ни царапины. Как и в течение всех военных кампаний.

Вашингтон неоднократно бывал на грани жизни и смерти. Возвращаясь из военной экспедиции, он едва не утонул, сорвавшись в реку с торосами. Индеец стрелял в него с расстояния менее чем 15 метров, но каким-то чудом промахнулся. Потому невольно начинаешь верить в его слова: «Наши поступки контролирует Провидение, которому неспособны противостоять никакие усилия человеческой натуры». Возможно, оно оберегало его для великих дел в будущем...

Эдвард Севедж. Семья Вашингтон. 1789–1796
Эдвард Севедж. Семья Вашингтон. 1789–1796
Пересказывать биографию Джорджа Вашингтона бессмысленно: о нем написаны горы книг на английском и других языках. Но все же стоит кратко освежить в памяти некоторые штрихи, дополняющие его психологический портрет. Он родился в четвертом поколении привилегированной семьи американских колонистов. Однако в детстве судьба не баловала его. Потеряв отца, Джордж привык полагаться на самого себя. Домашнее образование не открывало перед ним широких горизонтов. Его багаж знаний в целом не выходил за рамки начальной школы. Но он хорошо овладел математикой и, имея практический склад ума, в 16-летнем возрасте стал землемером.

Он считал не так быстро, как в наше время на калькуляторе, но так же точно. Однажды скрупулезно подсчитал, что в каждом тройственном фунте красного клевера 71 000 семян. Когда американские колонисты, двигаясь западнее, захватывали и осваивали новые территории, профессия землемера пользовалась особым спросом и давала солидный доход.

Вашингтон понемногу прикупал земли под угодья. Стремление добиться успеха и разбогатеть — в ментальности американцев, а бедность никогда не была для них синонимом честности. Здесь можно было бы коснуться интересной темы — глубинных различий между протестантской религией, которая до сих пор остается духовной основой американского общества, и господствующей у нас православной. К сожалению, для этого не хватает газетной площади.

Вашингтон женится на Марте Дендридж Кастис, самой богатой в Вирджинии вдове, которая, к тому же, была старше его. Это был брак по расчету. К своим 5 000 акрам земли (1 акр равен приблизительно 0,4 га) он прибавил еще 17 тысяч акров и стал одним из самых богатых местных землевладельцев. У него было 36 рабов, работавших на плантациях и прислугой, а как часть приданого он получил еще 85 душ.

Впрочем, в письме сенатору Роберту Моррису Вашингтон писал: «Никто из нынче сущих не относится с большей искренностью, чем я, к замыслам отменить рабство». На самом деле он никогда не был аболиционистом, как называли в США и Европе радикально настроенных сторонников отмены невольничества, запрета работорговли и освобождения рабов. Но его взгляды существенно эволюционировали. Сначала он относился к темнокожим рабам как типичный белый плантатор. Однако под влиянием своего французского друга, участника американской революции маркиза де Лафайета, Вашингтон стал единым «отцом-основателем нации», завещавшим освободить своих рабов, правда, после смерти жены. Потому по своему мировоззрению Вашингтон опережал эпоху, в которой рабовладение считалось неизменным «природным явлением».

Оценки личности первого президента США и его поступков, как и любой другой исторической фигуры, противоречивы. В конце концов, он — человек, и, как каждый смертный, допускал ошибки и был не безгрешным. Радикальный революционер и публицист Томас Пейн в публичном письме Вашингтону писал: «Относительно вас, сэр, неверного в личной дружбе и лицемерного в общественной жизни, мир будет ломать голову над тем, отреклись ли вы от добропорядочных принципов или у вас их вообще не было?» В противоположность этой оценке священник Мейсон Лок Вимз в книге «История жизни и смерти, достоинства и подвиги генерала Джорджа Вашингтона» возвышает своего героя как «самого выдающегося из всех смертных». По словам историка Фишера Эймса, он «засиял, как Полярная звезда на чистом небе, а его президентство сформирует эпоху, которую назовут веком Вашингтона».

Яркое сияние далекой звезды заметил великий бард Украины. Мечтая о национальном освобождении своего народа, Тарас Шевченко посвятил первому президенту США проникновенные строки:

...Коли

Ми діждемося Вашингтона

З новим і праведним законом?

А діждемось таки колись!

(«Юродивий», 1857 год)

Немало парадоксов и неожиданных поворотов в событиях и поступках тех, кто творил мировую историю. Прежде чем устанавливать «новый и праведный закон», Джордж Вашингтон стоял на страже старого. В колониальный период его избирают в палату бургесов (нижнюю палату законодательного собрания Вирджинии). Он работает окружным судьей. Рано начинает военную карьеру, становится адъютантом британского генерала Бреддока, а в 23-летнем возрасте становится полковником вооруженных сил Вирджинии. Его карьера стремительно идет вверх.

Но под влиянием бурных событий в американских колониях Вашингтон осуждает введенный Лондоном налог на гербовый сбор, обернувшийся для колонистов финансовым грабежом. Вместе с Томасом Джефферсоном солидаризируется с «братьями из Массачусетса» — членами разогнанной тамошней палаты бургесов, которые отказываются подчиниться притеснениям со стороны наместников британской короны. Вирджинские законодатели принимают резолюцию, провозглашающую: «нападение на одну из колоний будет считаться нападением на всех». Вашингтон публично утверждает: британская колониальная политика «несовместима со всеми принципами естественной справедливости» и является «свидетельством самой деспотичной системы тирании, осуществляющейся под личиной свободного правления». Избранный делегатом на Первый и Второй континентальные конгрессы, где решается, быть или не быть новому государству, он становится одним из ведущих борцов за независимость.

Когда в 1775 году на Втором континентальном конгрессе Вашингтона единодушно избирают главнокомандующим революционных войск, Георг III обнародовал королевскую прокламацию, заклеймив его как «предателя» и угрожая «заслуженным наказанием». Однако победителей, тем более триумфаторов истории, не судят. Но путь Вашингтона к победе был сложным. Его первая военная операция увенчалась блестящим успехом. Он заставил британских «красномундирщиков» эвакуироваться из Бостона. В честь этого события конгресс решил отчеканить памятную медаль.

Война продолжалась с переменным успехом. Вашингтон терпит поражения в битвах за Нью-Йорк и Нью-Джерси, но сохраняет боевой дух. В рождественскую ночь он форсирует покрытую льдом реку Делавар и неожиданно нападает на Трентон, взяв в плен британский гарнизон и захватив арсенал оружия. А потом — новая полоса неудач. После поражения под Филадельфией Вашингтону приходится пережить зимний «черный» сезон в Велле-Фордж. Его воины мерзнут без одеял, одежды, полубосые и голодные. Треть их не выдержала испытаний и разбежалась кто куда.

Сам главнокомандующий не теряет веры в победу и в ужасных условиях создает из анархичной группы колонистов дисциплинированную армию. Он вырабатывает собственную стратегию и тактику боевых действий против регулярных, хорошо обученных войск колонизаторов. До завершающего этапа войны Вашингтон избегает военных операций на условиях противника, не нарывается на риски, отступает под прикрытием ночи и осуществляет неожиданные рейды во вражеский лагерь.

Решающая битва состоялась под Йорктауном. Попав в ловушку войск колонистов и французского экспедиционного корпуса, британский генерал лорд Корнваллис сложил оружие. Эхом этого события стало поражение партии войны в Великобритании и приход к власти правительства, проявившего готовность признать независимость американских колоний.

В 57-летнем возрасте Джордж Вашингтон возглавляет новое появившееся на карте мира государство. Он — единственный из американских президентов, кто не принимал участия в собственной избирательной кампании. Единственный, за кого два раза подряд единодушно проголосует коллегия выборщиков. И, хотя народ не голосовал, авторитет Вашингтона в массах — колоссальный. Американцы воспевают его национальным хором на британский мотив «Боже, храни короля...». А канцлер Нью-Йорка, принимая присягу первого главы государства, под восхищенные возгласы толпы провозглашает: «Пусть живет Джордж Вашингтон, президент Соединенных Штатов!»

Ему суждено было стать «архитектором» американского института президенства. «Я прокладываю путь. Вряд ли даже доля того, что я делаю, не станет прецедентом», — заявил он. В своей первой инаугурационной речи он отстаивал республиканскую модель правления.

Король или диктатор? После победной битвы под Йорктауном воины континентальной армии, неудовлетворенные тем, что конгресс не выплачивает им жалованье, готовились к мятежу. Положение в стране было напряженное, царил хаос. Тогда военная верхушка предложила Вашингтону «принять американскую корону» и утвердить «сильную монархию». Его ответ был категоричным: «Я воспринимаю такие идеи с отвращением и сурово их осуждаю». Вместе с тем Вашингтон добился от конгресса, чтобы победителям полностью выплатили пятилетнюю задолженность по зарплате. Конфликт был улажен.

Были и попытки объявить Вашингтона военным диктатором. Но, обратившись к офицерскому корпусу, он восстановил дисциплину, подтвердил принцип подчинения военного руководства гражданскому.

С тех пор этот принцип действует в Соединенных Штатах безотказно. Президентами здесь были 12 генералов. Но ни один из них никогда не пытался установить военную диктатуру. Серьезную попытку действовать вопреки президенту предпринял генерал Дуглас Маккартур. Апеллируя к конгрессу, он пытался навязать Гарри Трумэну свои методы ведения войны в Корее, угрожавшие расширением масштабов конфликта. Но хозяин Белого дома отправил его в отставку. Попытки военных переворотов в США остаются темой разве что для голливудских блокбастеров.

Сторонник федерального строя. Свои взгляды на государственный строй Вашингтон выразил еще до начала президентства в письме губернаторам штатов. Независимость США и их национальная самобытность, утверждал он, должны держаться на четырех принципах. Это — незыблемый союз штатов под верховенством федерального центра, священное уважение к общественной справедливости, утверждение мирных основ, дружеские отношения между американцами. Последнее заставляло бы их забыть о местных предубеждениях и политических страстях, пойти на взаимные уступки для общего блага, а в некоторых случаях — пожертвовать личным в интересах всего общества. Написано будто сегодня! И не только для американцев.

Принятие в 1787 году конституции, в выработке и дальнейшей ратификации которой заметна была роль Вашингтона, дало немедленный толчок созданию сильной федеральной власти. Она получила полномочия принимать законодательные акты, выполнение которых было обязательным для штатов, вводить налоги, осуществлять дипломатические отношения с зарубежными государствами. Главная забота Вашингтона заключалась в том, чтобы сформировать федеральный правительственный кабинет.

Выражаясь современным языком, первый президент США по своим взглядам был монетаристом. Кардинальным шагом стало создание эффективной финансовой системы, обеспечившей обращение денег и кредитование. Как указывается в энциклопедии Americana, была создана корпорация — банк Соединенных Штатов для выпуска банкнот, обеспеченных золотом и серебром, в качестве официальной американской валюты. Вместе с тем банк должен был быть депозитарием государственных ценных бумаг и посредником министерства финансов. За корпорацией присматривало правительство, а ее деятельность осуществлял совет директоров частных акционеров. Производители получили финансовую помощь. Были введены налоги для защиты интересов внутреннего производителя и акцизный сбор на виски.

Производители крепкого напитка в Пенсильвании отказались платить акциз и устроили мятеж. Вашингтон без колебаний мобилизовал «в поддержку правительства и законов» 15-тысячное территориальное народное ополчение и, прибыв на место событий, без единого выстрела усмирил бунтовщиков. Так был подавлен первый в истории США антигосударственный мятеж. Вашингтон наглядно продемонстрировал: он — сторонник сильной президентской власти, стоящий на страже интересов федерального государства. Однако не прибег к репрессиям и проявил милосердие, помиловав мятежников.

Буря в правительственном кабинете. Джордж Вашингтон формировал правительственный кабинет на голом месте, выплачивая жалование своему секретарю из собственного кармана. Прежде всего необходимо было создать эффективные исполнительные органы власти. В этом он соблюдал основоположный принцип: правительственных чиновников нужно подбирать по их способностям, географическому принципу и деловым качествам. Чрезвычайно важно, считал он, чтобы претенденты мыслили общенациональными масштабами, были честными и справедливыми.

Президент едва ли не больше всего опасался последствий непропорционального по политическим критериям выбора. Он считал, что это может зажечь «пламя оппозиции, которое нелегко или даже вообще невозможно будет погасить». Поэтому министром финансов Вашингтон назначил консерватора-федералиста Александера Гамилтона, который фактически стал вторым лицом в администрации. На другую ключевую должность — госсекретаря — он выбрал либерала, демократического республиканца Томаса Джефферсона.

Похоже, что президент из самых лучших побуждений допустил психологическую ошибку. Яркие личности, тем более в политике, не могут ужиться. С одной стороны, Вашингтон умело использовал для государственных нужд мощный интеллектуальный потенциал Гамилтона и Джефферсона. С другой — взаимная неприязнь между ними переросла в непримиримую вражду. Речь шла не только о столкновении личных амбиций. По сути это было противостояние двух диаметрально противоположных мировоззрений: ориентированного на развитие промышленности и торговли Севера и на аграрное развитие — Юга. Север представлял Гамилтон, Юг — Джефферсон. Как государственник Вашингтон мыслил широкими категориями и понимал, что одно не противоречит другому. И, несмотря на все усилия, ему так и не удалось примирить политических оппонентов. Оба подали в отставку, и Джордж Вашингтон сформировал новый правительственный кабинет. (Одной из причин отставки Гамилтона было то, что он не мог прокормить за мизерное министерское жалованье свою семью.)

Хотя прецедент участия в администрации на министерском уровне представителей оппозиционной партии, созданный первым президентом, оказался не совсем удачным, он не стал анахронизмом. В Соединенных Штатах утверждалась концепция, согласно которой внешний курс государства (как и политика в сфере обороны) должен был базироваться на двухпартийной основе.

Президенты-демократы часто назначают на соответствующие должности политиков пожестче, а президенты-республиканцы — полиберальнее. Классический пример: советником Джимми Картера по национальной безопасности был Збигнев Бжезинский — единственный «ястреб» в администрации «голубей». А Джордж Буш-младший в первый срок пребывания у власти выбрал госсекретарем известного своими умеренными взглядами генерала Колина Пауэлла. Зато министром обороны в администрации Билла Клинтона был республиканец Вильям Коэн, а в администрацию Барака Обамы ныне входит республиканец Роберт Гейтс.

Стиль президентства. Вашингтон всегда преследовал цель — достижение конкретного результата. Прежде чем принять решение, он тщательно взвешивал факты. Но после этого действовал быстро и решительно, возлагая на себя полную ответственность за последствия.

Сначала президент встречался с министрами для решения неотложных дел с глазу на глаз. Потом ввел действующую и поныне практику заседаний правительства. Правительственный кабинет он превратил в свой совещательный орган. Это был «почерк» сильного президента.

Если обратиться к новейшей истории США, аналогичным образом действовал Джон Кеннеди. Сформировав интеллектуальную команду, он полагался на ее компетентность, однако все важные решения принимал лично. Существует другой, диаметрально противоположный стиль президентства. Его типичным представителем был Билл Клинтон, обычно делегировавший полномочия членам своей администрации, вместе с тем возлагая на них и ответственность.

Прецедент, освященный собственной свободой и совестью. На властный олимп Вашингтона вознесла слава национального героя, завоевавшего независимость. Его тяготило бремя власти, и он был намерен отказаться от избрания на второй срок. Только настойчивые совместные уговоры двух непримиримых политических недругов — Джефферсона и Гамилтона — в конце концов побудили его изменить намерение. Однако от баллотирования на третий срок Вашингтон категорически отказался изначально, хотя конституция этого не запрещала. Так был создан чрезвычайно важный прецедент.

Единственный раз в национальной истории этот принцип нарушил Франклин Рузвельт: он был хозяином Белого дома четыре раза подряд. Принятая после этого 22-я поправка конституции гласит: «Ни одно лицо не может быть избрано президентом Соединенных Штатов более двух раз».

Президент и конгресс. Отношения между ними сначала базировались на паритетных основах. Обычно Вашингтон не вмешивался в процесс принятия конгрессом законодательных актов, а его послания высшим законодателям были выдержаны в духе партнерства. Президент считал, что на законы нужно накладывать вето только в том случае, если они антиконституционны. В течение восьмилетнего пребывания у власти он воспользовался своим правом только дважды. Конгресс, со своей стороны, обычно одобрял инициативы президента, обходясь без формальностей: молчание законодателей означало их согласие.

Но во время второго срока пребывания у власти между Вашингтоном и палатой представителей, в которой большинство принадлежало оппозиционным демократическим республиканцам, возник острый конфликт вокруг заключенного в 1794 году противоречивого по своим результатам для США американо-британского договора. Законодатели настаивали на том, чтобы им передали всю информацию, связанную с закулисной дипломатической игрой. Но Вашингтон, опираясь на конституцию, не предусматривавшую подобного, отстаивал свои президентские прерогативы.

Порой он и сам переступал черту, заключал международные договоры, не обсуждая их с сенатом. Таким образом действовали и преемники Вашингтона, добиваясь от высших законодателей post factum их ратификации.

Отношения между президентом и конгрессом (за исключением тех периодов, когда обе ветви власти представляет одна партия) a priori не могут быть бесконфликтными. Они отражают реальный плюрализм взглядов в демократическом обществе, противоречивые отношения между властью и оппозицией. Демократическая система правления, пожалуй, не идеальна с точки зрения эффективности, зато имеет надежные предохранители против монополизации власти одной ее ветвью.

Примечательно, что конституция США не дает полномочий президенту распускать конгресс. При чрезвычайных обстоятельствах он может разве что созвать обе палаты или одну из них, а в случае несогласия между ними по поводу времени окончания сессии может сам отложить сессию на время, которое сочтет благоприятным. Однако ни один американский президент никогда не воспользовался этим правом.

Религия и государство. Вашингтон считал, что религия необходима обществу для поддержания морали, не особенно интересуясь вопросами теологии. Он принадлежал к епископальной церкви, но не исповедовался и не причащался. Как национальный лидер поддерживал право каждой конфессии на свободу вероисповедания, на равенство перед законом, порицая любые проявления фанатизма, нетерпимости, дискриминации и преследований. Если бы он был нашим современником, можно предположить, что он бы стоял на позиции отделения церкви от государства и не содействовал бы преподаванию в школах религиозной этики.

* * *

Джордж Вашингтон осознавал, какой груз ответственности принимал на себя в качестве главы государства. «Я начинаю идти по непроторенному пути. Что бы я ни делал, любой мой поступок может стать в будущем прецедентом», — заявлял он. Преисполненный человеческого достоинства, Вашингтон, в отличие от тиранов и тщеславных деятелей, не возвеличивал себя. Амбициозность не была его определяющей чертой в государственных делах, хотя он всячески поддерживал престиж и статус президентской должности. Он проявил себя сильной фигурой, воплощая стремления зарождавшейся нации избавиться от деспотической опеки британской короны.

Джордж Вашингтон первым обратился к своим соотечественникам со словами: «Я торжественно присягаю, что буду добросовестно исполнять обязанности президента Соединенных Штатов и в полной мере своих сил поддерживать, защищать и оборонять конституцию Соединенных Штатов». Это определило его место в национальной истории.

Он хотел быть президентом над партиями и публично провозглашал это как свою главную цель. Однако в полной мере его намерение не осуществилось. Одни американские обществоведы называют его единственным беспартийным президентом, другие — президентом, склонным к федерализму, или даже федералистом. В конце концов Вашингтон являлся сторонником сильной централизованной власти. И этим все сказано.

Когда у руля стал признанный герой борьбы за независимость, США были совершенно другим государством, нежели то, которое он оставил в наследие. Страна, едва выстоявшая в тяжелой борьбе за выживание и перенесшая разруху, теперь экономически процветала и самоутверждалась. Американцы сразу ощутили реальные плоды независимости и свободы, прониклись чувством патриотизма, стремлением двигаться по выбранному пути дальше.

По экономическим, демографическим, геополитическим и другим критериям тогдашняя Америка несравнима с современной. Ныне численность населения США, по официальным данным, превысила 300 миллионов, а в эпоху Джорджа Вашингтона она составляла всего четыре миллиона.

Положение молодого государства было чрезвычайно шатким. Президенту пришлось вести сложную дипломатическую игру, маневрируя между непримиримыми врагами — Великобританией и Францией. Каждая из двух европейских сил старалась втянуть Америку в свою орбиту. Вашингтон не пошел в их фарватере и успешно провел корабль между Сциллой и Харибдой.

Правда, провозглашение им Прокламации о нейтралитете было равнозначно нарушению союзнических договоров с Францией, которая пришла на помощь США во время войны за независимость и предоставила мощную военную поддержку*. Его позиция вызвала шквал негодования не только в Париже, но и в самих Соединенных Штатах, где большинство населения, охваченное антибританскими настроениями, благосклонно относилось к французской буржуазной революции.

Вашингтон всегда считал своих соотечественников сознательными гражданами, на которых можно положиться, и они отвечали ему доверием. Но на этот раз взаимопонимание в отношениях было нарушено. Кумиру нации пришлось пережить драматическое время. Вице-президент Джон Адамс свидетельствует: «Тысячи людей на улицах Филадельфии (тогдашней столицы США. — А.С. ) изо дня в день грозились вытащить Вашингтона из его дома, заставить полностью сменить правительство или объявить войну на стороне французской революции».

Кто вспомнит об этом сегодня? Разве что некоторые придирчивые историки. И даже они будут утверждать: в бурном океане первый президент США никогда не плыл без руля и парусов, а в международных отношениях руководствовался исключительно интересами своего государства. Джордж Вашингтон воплощал патриотизм, свободу и ум нации, рождавшейся под счастливой звездой.

*Джордж Вашингтон стремился не допустить в США кровавых эксцессов французской буржуазной революции, господство террора. Ему даже пришлось противостоять послу Франции в США «гражданину Женэ», взявшему на себя мессианскую роль и дерзко обращавшегося к американцам через голову президента с радикальными призывами. Разразился дипломатический скандал. Но после того как к власти во Франции пришли якобинцы, Женэ боялся возвращаться на родину. Вашингтон проявил гуманность и предоставил ему политическое убежище.

In memoriam

Монумент Вашингтону, воздвигнутый в американской столице в 1848—1884 годах по решению конгресса, был самым высоким в мире, пока в Париже не взметнулась в небо Эйфелева башня. Памятники первому президенту США сооружены также перед ратушей в Нью-Йорке, в штате Мэриленд, и на месте победной битвы в Трентоне. Монумент Вашингтона стоит в столице бывшей метрополии на Трафальгарской площади, хотя сам он утверждал, что этого никогда не произойдет.

Монумент Джорджу Вашингтону
Монумент Джорджу Вашингтону
Его имя носит столица. На северо-западе США есть штат Вашингтон. Именем первого президента назван столичный университет, университет в Сент-Луисе. Есть еще университет Вашингтона и Ли в штате Вирджиния.

Конгресс объявил Джорджа Вашингтона отцом своей страны.
В 1976 году был принят закон, согласно которому Вашингтону присвоено военное звание шестизвездного генерала — выше, чем любому военачальнику в американской истории. В составе ВМС США — авианосец «Джордж Вашингтон» класса Нимиц.

Американцы не забывают наследия своего первого президента. Государственное издательство опубликовало 39-томное издание «Произведения Джорджа Вашингтона из рукописей 1745—1799», а издательство университета Вирджинии — шеститомник «Дневники Джорджа Вашингтона».

Афоризмы Джорджа Вашингтона

Если отнять свободу слова, нас, немых и бессловесных, могут увести на бойню, как стадо баранов.

Дерево Свободы, едва только пустит корни, растет быстро.

Несправедливо и неразумно частично лишать человека принадлежащей ему Свободы, предполагая, что он может ею злоупотреблять.

Деспотическую власть легче всего установить на руинах Свободы, безнравственно злоупотребляя ею.

Конституция — путеводитель, от которого я никогда не откажусь.

Наша политическая система основана на праве народа творить и менять конституцию.

Правосудие — самая крепкая опора правительству.

Отдельные люди не должны попирать законы, принятые по общему согласию.

Наш правильный курс — избегать постоянных союзов с каким-либо зарубежным государством.

Быть готовым к войне — самый эффективный способ сохранить мир.

Мое самое первое желание — стереть войну с лица земли как проклятие человечества.

Надеюсь, мне всегда будет хватать твердости и добродетели, чтобы сохранить то, что я считаю самым привлекательным из всех званий — быть честным человеком.

Мне безразличны почести, если мои поступки не одобряет страна.

Счастье и нравственные обязанности неразрывно связаны.

Не дайте угаснуть в душе пламени небесного огня — Совести.

Оглядываться стоит только для того, чтобы извлечь полезные уроки из прошлого и воспользоваться горьким опытом.

Если вы уважаете свое доброе имя, общайтесь с хорошими людьми. Лучше быть одинокими, чем в плохой компании.

Будьте вежливы со всеми, близки с немногими и, прежде чем доверять им, хорошенько их испытайте.

Преданность друзей определяется их поступками, а не словами.

99 процентов неудач приносят люди, которые привыкли извиняться.

Каждый гражданин, пользующийся покровительством свободного правительства, должен защищать его, не только отдавая часть собственности, но и участвуя в этом лично.

Когда-то, по примеру Соединенных Штатов, возникнут Соединенные Штаты Европы.

Перевод с английского

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно