Украины дочки и сыны? Для ветеранов войны капитализм оказался без капитала

6 мая, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 6 мая-13 мая

Внешне нам могут помочь иностранцы, а кто спасет нас изнутри? Леонид Андреев Тяжелое чувство возникает у любого человека от «общения» с исполнительными государственными структурами...

Внешне нам могут помочь иностранцы, а кто спасет нас изнутри?

Леонид Андреев

Тяжелое чувство возникает у любого человека от «общения» с исполнительными государственными структурами. Все те же неуважение к человеку, пришедшему решать свой вопрос, неуважение чиновника к самому себе, позволяющее быть некомпетентным в правовой области, невежественным с людьми, вводя их в заблуждение, лишь бы ушли (одно «одеяло»-бюджет, на всех не хватит), неуважение к стране, позволяющей это.

А, может, чиновники оказались заложниками той странной законодательной системы, которая работала явно на «показуху», вводя в заблуждение мировую общественность (иначе как объяснить, что один и тот же законодательный орган принимает закон и тут же его «корректирует» никому неизвестной «постановой», указом, инструкцией)? «Валовый продукт» нашей законодательной системы неуклонно растет, но кто в нем разберется? И по одному и тому же вопросу разные суды могут принять различные решения. Двойственность нашего сознания: независимость Украины и «помаранчевая революция» — это уже ступени к обретению достоинства и осознанию прав человека. Но вместе с тем, глубинная массовая психология еще остается прежней — государство и его проблемы гораздо важнее, чем справедливое отношение к обычному простому человеку, к закону, который должен действовать; и действовать одинаково для всех. «Что мировая революция по сравнению с отдельной судьбой?» — это когда-нибудь станет-таки прошлым?

Близится праздник — 60-летие Победы над нацизмом. 1941 год — страшное время, разделившее ранее солнечное летнее утро на жизнь и смерть. Время, всколыхнувшее глубины сознания, вывернувшее суть человека наизнанку: от самоотверженного героизма, чего ранее человек и сам от себя не ожидал, до предательства, жандармизма и стукачества на своих же, ради собственной жизни, топча жизнь других? Кто-то ушел в добровольцы, а кто-то прятал свое добро... Все исконные понятия и законы жизни, ранее прикрытые ее сутолокой и суетой, всплыли на поверхность, стали читаться ясно и однозначно. Это — великое время однозначности, время без лжи. Стоит ли теперь его окрашивать в пустые слова, ленточки и фанфары без сути? Тем его унижая и невелируя?

Для того, чтоб понять, о чем я говорю, стоит прийти в областной военкомат любого города. Еще недавно он был полон ветеранами вооруженных сил, размахивающими «Комсомольской правдой» со статьей о пенсии ветеранам. Из нее следовало, что многие годы людям недоплачивали заслуженную пенсию, принятую законом, массово дискриминировали.

Как же так произошло, что пересчитанная, согласно закону, пенсия для бывших военнослужащих оказалась намного больше той, что регулярно выплачивалась? И такое положение дел с недоплатой пенсий, как выяснилось, длится уже достаточно много лет. Как это понимать? Как это расценить? Как выглядят при этом праздничные доплаты? Это что — выплаты в счет долга? Может, тогда и долг за много лет стоит так же реструктуризировать, как реструктуризируют долги населению за коммунальные услуги, учитывая не только последние три года? Ярых неплательщиков могут «за грехи» отключить от коммунального обеспечения, а что делать с неплательщиком — собственным государством?

В Украине масса благотворительных обществ и фондов в защиту прав инвалидов и ветеранов. Как работали и работают они, если такой факт, как массовая дискриминация ветеранов вооруженных сил, а вместе с ними и ветеранов войны, имел место? Для кого они созданы, эти общества? Какие деньги через них проходят, какая «отчетность» ложится при этом на государственный налоговый стол, созданы ли они вообще для защиты прав людей?

Рассмотрим закон, «гарантирующий» социальную защиту ветеранов войны:

П.1. Нет в городе аптек, предоставляющих бесплатные лекарства по рецепту врача (справочная аптек). Более того, в госпиталях, больницах они также покупаются за деньги. Не действует.

П.2. Без комментариев о бесплатном протезировании. «Хорошее бесплатным не бывает». Все равно приходится платить. Фактически не действует.

П.3. Вызывает саркастический смех положение о бесплатном ежегодном санаторном лечении или же о денежной компенсации. Зайдите в любой военкомат, узнайте! И вам ответят, что ветеранам Великой Отечественной войны они вообще не положены и ни о какой компенсации речи быть не может.

П.4-п.6. Льготы при оплате жилья и коммунальных услуг. Тогда почему же так часто обращаются в военкомат люди по этому вопросу? Добиться полагающихся льгот удается не всем. Например, некоторые ЖСК не придерживаются этого при оплате эксплуатационных расходов (квартплата), вопреки п.22 и п.4. закона 3551; зачастую вдовам инвалидов приходится хлопотать о получении льгот по оплате коммунальных услуг.

Почему так много престарелых граждан у окошек коммунальных контор, пытающихся что-то доказать? Возможно, потому, что словосочетание «в межах середніх норм споживання» постоянно трактуется по-разному какими-то отдельными, никому не известными «постановами», хотя есть договор между потребителем и поставщиком, в котором установлены вполне конкретные цифры?

П.7. Вопрос льготного проезда набил оскомину. Хотя что-то уже стало меняться в лучшую сторону. Но водители маршруток до сих пор стараются проехать мимо пожилого человека не останавливаясь: а вдруг он льготник? На дачу на частном рейсовом автобусе бесплатно не доедешь, а государственных нет?

П.9. Полная декларация: «ежегодное обследование с привлечением самых необходимых специалистов».

П.14. Фантастика! «Первоочередное обеспечение жильем, землей, возможностью ремонта»? Просто, фантастика?

П.15. Аналогично. Кто это и где даст беспроцентный кредит на индивидуальное строительство? В райисполкоме вам напомнят, что в нашей стране — капитализм, и райисполком не распоряжается кредитами. (Тут возникает вопрос, назревший давно и не в связи с этим, зачем они вообще, райисполкомы с таким количеством людей, получающих зарплату госслужащего и в будущем немаленькую пенсию госслужащего, в чем их функция: объяснять почему наивно рассчитывать на выполнение закона?)

Ст.22. Бесплатные юридические консультации. Кто их оказывает и в каком качестве, если так много людей приходит с жалобами в военкоматы и другие службы? Если они есть, то где, почему о них никто не знает? Несет ли консультирующий юрист ответственность за достоверность информации? Бесплатные суды. Но где взять бесплатного адвоката, чтоб суд не отказал в решении вопроса? Так кто же должен защищать права наиболее теперь нуждающейся в этом части населения?

Очередь из инвалидов войны за полагающейся машиной растянулась на десятки лет, вероятно предполагается, что они долгожители, если войну сумели перестоять. Также и с обещанной выплатой сбережений в Сбербанке.

Все это похоже на мутную воду. Нельзя одной рукой недодавать, а другой награждать. Может, стоит просто извиниться? За то, что мы никак не открестимся от такого отношения к правам человека: скажи спасибо, что хоть это дали, а могли вообще не дать. Заслуженную пенсию приходится выпрашивать, как милостыню. Судиться. А ведь от заработной платы в былые времена 80% отчислялось в социальные фонды. Мы, как правило, военные пенсионеры, уходя «на гражданку», работали, нарабатывая при этом немаленький трудовой стаж, сам по себе который мог бы быть основанием для трудовой пенсии: из зарплаты у работающих пенсионеров всегда вычитались деньги на социальное страхование. Так что их взнос в общественный бюджет — немалый: и мужеством, и трудом, и невозвращенными деньгами. И будут ли судиться люди, многим из которых уже за 80?

А какой-то чиновник теперь будет решать: а не достаточно ли им? Государство такое бедное, много ли им надо, пенсионерам? Пусть дети содержат. При этом уходящие за границу миллионы и миллионы, оседающие в частной недвижимости новых «хозяев жизни», заработавших свои капиталы на манипулировании интересами вот таких вот простых невзыскательных людей, только считают, не пытаясь возвращать. Одним словом — капитализм!

Социалистическое государство, построенное, отвоеванное и восстановленное после войны, с мощной промышленностью и не последней в мире экономикой, разделили на частные части. Разделили как по закону Паркинсона: наградили непричастных и наказали невиновных. Невиновными были люди, вышедшие к тому времени на пенсию и работавшие ранее служащими. И ветераны войны в том числе. Кто подумал о них, когда шла приватизация? Куда они могли вложить свои «майновые сертификаты» ( заводы приватизировались своими коллективами, а доверительные общества обанкротились)? А жилищные чеки? Спросите, кто-нибудь из ветеранов знает, что это такое?

Итак, для ветеранов войны капитализм оказался без капитала: ни акций предприятий, ни земли, ни денег, сохраненных на своем частном счете в Сбербанке в качестве подспорья к пенсии, ни страховок, ни жилищных чеков. Вместо этого: страх за детей и их будущее; унижения при получении льгот, которые надо каждый год подтверждать, разнося справки по инстанциям, стараться не пользоваться транспортом, иным, чем электро-, чтоб не быть оскорбленным, и т.д. Еще и недоплаты по пенсиям, которые уже никто никогда не вернет...

Вы спросите у этих пожилых людей в военкоматах, за чем они пришли? Что делают здесь еле передвигающиеся инвалиды с палочками? И что делает военкомат, если эти люди здесь?

Другими словами, во всем видна трогательная «забота». Но если такое положение дел сохраняется из года в год, стало быть, это кому-нибудь нужно, или решение вопроса не нужно никому.

И хотя новое правительство сделало шаг в правильном направлении, частично включив в пенсию ветеранам вооруженных сил положенные законом надбавки, давно декларируемые, но, в основном, никогда не выплачивающиеся предыдущими правительствами, то до сих пор непонятно, льготы ветеранам ВОВ начисляются из все той же цифры социальной защиты: минимальной пенсии по возрасту, равной 19 грн., вовсе не 332 грн.? Из которой следует, что по уходу за ним для одинокого инвалида войны предусмотрена сумма порядка 10 грн.? Или 20? Их же социальный подвиг оценен в 36—76 грн.? А если просто участник боевых действий, не инвалид, то 29 грн. Не всем и не за все ордена платят. И платят по какой-то странной системе, похожей на оптовую: за первый больше всего, за остальные — оптом, в процентах к приложению. Сравнима ли надбавка «За особые заслуги перед Родиной» с надбавками в зарплатах и пенсиях современных чиновников и военных? И сравнимы ли их вклады в общественное развитие? Или не о той Родине речь? Но разве независимая Украина не правонаследница части того огромного Советского Союза? Эти старые люди — не Украины дочки и сыны? «Познания умножают грусть», это — явно о наших законах. Знать законы — не значит иметь права, можно только иметь грусть от знания того, что должно было быть на самом деле, а что есть? Видно, нормальная жизнь запланирована Богом для наших ветеранов не в этой жизни.

Правда, старые солдаты, как на то и рассчитывали те, кто так к ним относится, никогда ни на что и не претендовали, доверяя государству — это вошло в привычку со времен войны. Никто никогда не отчитывался перед ними и не обосновывал правильность начисления пенсии. И проверить правильность они бы никогда не смогли, даже, если б захотели. Военкомат никому не демонстрировал своих таблиц начисления: большая военная тайна. Сколько же их уже ушло, получивших только часть от положенной пенсии? Стоявших годами на получение того или иного «блага», но не получивших даже своих собственных сбережений?

Каждый год меняются законы, когда-нибудь, кто-нибудь из военкомата или соцслужб, многочисленных обществ «в защиту?» проявил, действительно, заботу, разъяснил действие закона, спросил о здоровье, о проблемах? Помог решить эти проблемы хотя бы советом? Вот это-то и было бы заботой, и красивые слова благодарности говорили бы уже заслуженные, так много видевшие на своем веку, люди. И в сердце их было бы теплее: действительно, «ничто не забыто, никто не забыт». И это было бы правдой.

Об этом остается только мечтать. Это не про нас, хотя кажется все так просто. По-европейски просто. И приходится, если еще могут, старым воякам самим пытаться разбираться в сложившейся ситуации. Но где прозрачность в правовом поле: информативная доступность существующих и принимаемых законов; доступные консультации по их действию; где трибуна, с которой может выступить каждый человек в свою защиту, высказать свое мнение, обратиться к общественности? Где просто пояснения к расчетам получаемых пенсий, положенные по закону?

«Наверху» ощутим творческий порыв перестроить и изменить. Внизу все растворяется в каше постсоветской мимикрирующей бюрократии. И есть ли время у тех, кто перенес Великую войну на своих плечах, еще ждать того, что, вроде бы, полагается им по закону? Так давайте не будем говорить красивых слов, иногда они выглядят как ирония? И в этом случае больше жаль молодых, чем старых: каков пример построения отношений! Исковерканы исконные заветы взаимоотношения людей, данные еще в Библии, это не может не отразиться негативом на общем сознании нации, в конечном итоге — на ее судьбе. А настоящим бы подарком ветеранам и тем, кого они защищали, стало бы верховенство права и социальной справедливости, вот это был бы подарок! Теперь защитники нуждаются в защите.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно