«УХ, КАКОЙ БОЛЬШОЙ МУЖЧИНА ПОШЕЛ

2 июля, 1999, 00:00 Распечатать

«Ух, какой большой мужчина пошел!Он - большой. Очень большой. Просто огромный. Когда он идет по редакции, то заслоняет собой свет из окна в конце коридора...

«Ух, какой большой мужчина пошел!Он - большой. Очень большой. Просто огромный. Когда он идет по редакции, то заслоняет собой свет из окна в конце коридора. Он рассказывает детям о звездах, смущается при вопросе о женщинах и иногда плачет. Он обаятелен, как большой ребенок.

Александр Багач начиная с четвертого класса ходил в кружок легкой атлетики при школе. Помимо этого занимался баскетболом и участвовал в республиканских соревнованиях. К седьмому классу школы ему определили специализацию - метание копья.

В 1981 году в Кировограде на финале Кубка Украины на него обратил внимание заслуженный тренер Украины Шабленко Виталий Степанович, который в прошлом в составе сборной команды Украины тоже толкал ядро. Александр попал в Киев, в Республиканскую спортивную школу-интернат. Так он начал заниматься толканием ядра и делает это по сей день.

- Вам не надоело всю свою жизнь толкать ядро?

- Когда бывают длинные затяжные сезоны, много соревнований, очень устаешь, хочется отдохнуть. Бросить тренировки, ничего не делать. Но вот это ничего не делать продолжается максимум две недели, а потом опять тянет в зал, к штанге и в сектор по толканию ядра.

- Но спортивная карьера рано или поздно закончится. Вы не думали о том, чем будете заниматься потом?

- Да не думал я еще об этом. Знаю, что закончится, но мне страшно об этом думать. Чем потом заниматься…

- Есть ли какие-то возрастные рамки в этом виде спорта?

- Нет. Во времена сборной СССР с чьей-то подачи говорили, что 30 лет - это все, критический возраст. Пора уже, наверное, сворачиваться. В гимнастике - и того моложе. 16 лет - уже старик. А сейчас вдруг увидели, что на международных соревнованиях выступают и 40-летние, и за 40.

В моем случае - главное, чтобы никаких травм не было.

- После того как в Афинах вас лишили золотой медали, что помогло вам не сломаться и на чемпионате Европы все-таки доказать, что вы - сильнейший? Как вы держите удар?

- Чтобы забыть все эти неприятности, обычно нужно заняться работой. Точнее - любимым делом. Тренироваться. И тогда все уходит на задний план. В общем, работа спасла от всех этих потрясений - да и все. Ну и, естественно, семья. В семье мы просто об этом не говорим. Решаем свои какие-то проблемы, семейные. Они отдаляют от всех этих спортивных проблем.

- Расскажите об атмосфере больших соревнований? Что вы чувствуете?

- Например, последние соревнования - чемпионат мира. Когда я туда приехал, то чувствовал, что готов, причем готов максимально. Перед каждыми соревнованиями делается распечатка - кто какие уже показывал результаты. Когда я ознакомился с ней, то оказалось, что я вообще на метр опережаю своих соперников. Так что самым тяжелым оказалось ожидание. Думать о соревнованиях категорически нельзя, потому что мысли о победе уничтожают энергетический потенциал. Приходится искать себе занятие: бродить по городу, по магазинам. Лишь бы находиться, устать, лечь поспать, а потом снова пойти размяться. Вот это - самое тяжелое. Но когда начинаются соревнования, тут я ухожу с головой в подготовку и чувствую себя, как рыба в воде. Это мое занятие, я успокаиваюсь. Показываю то, на что готов.

- У вас есть мечта?

- В спорте у меня заветная мечта толкнуть 22 метра. Я ее давно уже вынашиваю. Это - высочайший рубеж. Толкнем 22, может буду о большем мечтать, не знаю. Вообще-то мировой рекорд (где-то 1988 года) - 23 метра. Но сейчас так не толкают. Достаточно толкать в пределах 21,5 метра, чтобы выигрывать чемпионаты мира.

- Есть ли у вас какой-нибудь талисман или особый ритуал на соревнованиях?

- Нет, ритуала в принципе никакого нет. Талисман… Не знаю, можно ли так назвать… Лет восемь подряд я толкал ядро с утягощением на левой ноге. У меня были некоторые дефекты техники, и чтобы их избежать мы использовали на тренировках небольшое утягощение - на левую ногу цеплялся мешочек. Мне так понравилось, что я начал выступать с ним на соревнованиях. Можно ли назвать талисманом - не знаю. Но он помогал мне в техническом плане. Я выступал так и на Олимпийских играх. На всех соревнованиях, на которых удачно выступал, он был со мной.

Но вот в прошлом году в Будапеште команда Югославии подала протест. Я тогда выиграл. Югослав был четвертым и в случае удовлетворения протеста он стал бы третьим. Вечером после соревнований международная комиссия рассмотрела этот протест и поскольку это не было запрещено правилами (вообще не оговаривалось), то они дали письменное подтверждение, что соревнования выиграны без нарушений правил. Правда, через два-три месяца этот вопрос рассматривался повторно и тогда запретили использовать какие-либо утягощения на соревнованиях.

- Не за горами Олимпиада-2000. Какого результата вы ожидаете?

- Где-то в пределах от 21,5 до 21,7 м хотелось бы показать.

- В чем состоит главная проблема украинского спорта, на ваш взгляд?

- Я скажу о том, что вижу в легкой атлетике. Остался старый, как говорится, запас. Люди, которые поступили еще в сборную команду СССР. Нет притока молодежи. Молодежь, по-моему, не хочет заниматься. Нет заинтересованности. Если судить по толканию ядра, то у нас только - Юрий Белоног, Вирастюк и Вирастюк-младший. Все, больше пока никого нет. Думаю, то же и в других видах.

- С чем это связано?

- Не знаю, с чем это связано, но вижу, что люди не хотят этим заниматься. Сейчас выгоднее заниматься бизнесом. Наверное, интересуются - а что я буду с этого иметь, какие там деньги, какая зарплата?

- А для своих детей какой бы вы хотели профессии?

- Даже не представляю. Младшие - двойняшки Юля и Коля (им недавно шесть лет исполнилось) - танцуют. В манеж со мной часто ходят. Старшая - Оксана - ей двенадцать лет. Потихоньку начала включаться в легкую атлетику. С 1 сентября, думаю, раза три-четыре в неделю начнет ходить на занятия. Будем заниматься, там посмотрим.

- В наше нервное время нередки ситуации, когда хочется кого-то ударить. Вы - физически очень сильный человек. Вы когда-нибудь деретесь?

- Стараюсь этого избегать. Где-то году в 85-м или 86-м у меня был такой случай. Я уже не помню подробностей, слишком давно это было. Какая-то уличная пьяная драка. Кто-то к кому-то пристал. Человек был с ножом. Но он был пьян и внимание у него притуплено, а я - трезвый. Я очень сильно его ударил, чуть не убил. Если бы, не дай Бог, так закончилось, то я сел бы за решетку. Поэтому стараюсь избегать таких ситуаций. Конечно, в обиду себя не дам.

- Чем вы занимаетесь в свободное время?

- Люблю машину. В свободное время ездим с женой и детьми на дачу. После Олимпийских игр приобрели домик в двухстах метрах от речки. Там было еще много работы. До сих пор не закончили, потому что времени нет. Но, в принципе, жить можно, все необходимое там есть. Все свободное время уходит на эту дачу, чтобы можно было просто приехать, ничего не делать, сходить на речку, рыбу половить, отдохнуть.

- У вас много друзей?

- У меня много хороших знакомых. А насчет друзей… Сейчас, наверное, такого понятия и нет уже. Вот как в песнях поется: «За друга - в огонь и в воду». Ну жена - мой первый друг. А так много знакомых, которые приходят, мы общаемся. Насчет друзей - тяжело. Хороших друзей нет.

- А с женщинами как складываются ваши отношения?

- Ну со Светланой мы как познакомились тринадцать лет назад…

- Как вы познакомились?

- Я тренировался в Броварах в спорткомплексе «Металлург». А она пришла после института физкультуры молодым специалистом. Так и познакомились. Светлана плавала в свое время - кандидат в мастера спорта. Встречались, через год поженились. Уже тринадцатый год живем вместе.

- Вы много ездили. В какую страну вам бы хотелось приехать еще? Может быть, жить?

- С коммерческой стороны - понятно, за границей намного лучше, чем у нас. И люди такого ранга, как я, естественно, там финансовых проблем не испытывают. Чтобы подготовиться на чемпионат мира или на Олимпийские игры…

У нас в этом отношении тяжело. Я был во многих странах, но… Поначалу, когда я приезжал, меня шокировало все увиденное. А потом я начал взвешенно подходить, смотреть. У них тоже там своих проблем хватает, это видно. Но я был без семьи. Больше десяти дней я там находиться не могу. Да, красивая страна, благополучная. Но не могу - домой тянет.

- А если с семьей?

- С семьей-то я бы в любую страну поехал. Даже далеко ходить не надо - в ту же Чехию. Тихая, уютная. Америка - огромная страна. Все там как-то… мне не понравилось.

- Трое детей - это предел? Или еще хотите?

- Хотелось бы, конечно. Но, наверное, на этом остановимся. Потому что их надо накормить, одеть и все остальное. Потом еще обучить в школе и дальше.

- Вы когда-нибудь готовите?

- Сейчас нет. А буквально лет пять-шесть назад я по воскресеньям любил экспериментировать с приготовлением тортов. Они у меня получались сборными. Где-то крем вычитал, где-то тесто. Было время. Но сейчас некогда. Младшие дети уже не помнят.

- Какую музыку вы любите?

- У меня в машине - русская эстрада в основном и шансон.

- Французская?

- Нет. Ну… блатные что ли. Шансон называется. Сборники лучших песен. Предпочтение отдаю русской эстраде.

- В Киеве не хотели бы жить?

- Мне часто задают этот вопрос. Нет, не хотел бы. В Броварах попасть на прием к мэру, решить какие-то вопросы - не составляет труда. А в Киеве…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно