У колыбели разведывательной службы США

20 февраля, 2009, 13:35 Распечатать

Аллен У.Даллес, один из основателей и многолетний директор ЦРУ, наилучшим способом овладения ремеслом разведки называл «анализ исторических прецедентов»...

Аллен У.Даллес, один из основателей и многолетний директор ЦРУ, наилучшим способом овладения ремеслом разведки называл «анализ исторических прецедентов». Первые шаги на пути тайной войны выходец из элитной семьи сделал в годы Первой мировой войны. Прикрываясь должностью в американском посольстве в Швейцарии, он собирал данные об основных противниках: Германии, Австро-Венгрии, а также о Балканских странах. Там якобы произошел забавный случай. Ему доложили: политэмигрант Владимир Ульянов просит встречи с сотрудником посольства. Естественно, разведчик-неофит не узнал в посетителе будущего основателя первого в мире государства рабочих и крестьян, и его попросили «подождать до понедельника». Больше Ильич не беспокоил высокомерных янки, а ведь какой был шанс! Впрочем, биографы Даллеса не исключают, что тот просто рассказал «охотничью» небылицу.

Первый президент-агентурист

У истоков американской разведки стоял главнокомандующий повстанцев против английских колонизаторов и первый президент Америки Джордж Вашинг­тон, составлявший инструкции для шпионов, вербовавший агентов на собственные средства, а в тайной переписке фигурировал под кодом «711». По его инициативе было создано управление секретной разведки, которое одновременно выполняло разведывательную и контрразведывательную работу.

На тайную войну выделили немалые на то время средства — 17 тысяч долларов. Известны слова великого американца, которые и теперь остались актуальными для спецслужб: «Что бы ни происходило в стране, что бы ни произошло с ним самим (разведчиком. — Д.В.), он обязан сделать все возможное и невозможное для того, чтобы не оказался под угрозой провала его помощник (то есть агент. — Д.В.), чтобы люди, ставшие на путь сотрудничества с ним, не пострадали со временем и не боялись за свое будущее».

Во время войны 1775—1783 годов за независимость США патриоты нередко попадали на виселицу за сбор данных о солдатах короля Георга III. В историю шпионства вошли фигуры отважных индепендентов майора Б.Толмеджа — шефа созданного в августе 1777 г. особого отдела армейского разведки, Р.Та­унсенда — руководителя широкой агентурной сети «Калпер ринг», и, конечно же, капитана Натаниела Хейла — бывшего учителя и друга Толмеджа. «Я жалею, — крикнул Хейл на эшафоте, — что у меня одна жизнь, которую я могу отдать за свою родину!» В историю американской разведки Хейл вошел как герой, в его честь установлен памятник во дворе штаб-квартиры ЦРУ в Ленгле. Однако следует учесть, что на допросе 22 сентября 1776 года он рассказал практически все, что знал, и умер без исповеди, поскольку в этом ему отказали из-за принадлежности к масонам. Именно Хейл стал прототипом героя романа Ф.Ку­пера «Шпион».

На поприще тогдашнего зарубежного шпионажа отметился и один из отцов-основателей, посол мятежных Штатов во Франции Бенджамин Франклин. Под эгидой посла действовал разведывательный орган — «комитет секретной корреспонденции» с друзьями американских колоний в других частях мира, основанный 29 ноября 1775 года. Его информаторы работали в английских правительственных и высоких военных кругах. Среди несомненных достижений
Б.Франклина — подписание договора с Францией 6 февраля 1778 года о признании суверенитета Америки, о нереагировании Бурбонов на захват повстанцами английских колоний в Северной Америке и Бермудских островов. В ответ США любезно согласились на захват французами британских владений в Вест-Индии.

Впрочем, в то время США, провинциальное аграрное государство, не очень и нуждалось в системе секретного изучения старой Европы. Хватало «домашних» хлопот. Разворачивалось освоение Дикого Запада — это героическое время обогатило фольклор интересной поговоркой: «Господь Бог создал людей разными, а господин Кольт уравнял их». Разведкой занимались сорвиголовы из «мексиканской разведывательной роты», организованной из преступников и авантюристов генералами Тейлором и Скоттом во время войны 1846–1848 годов с Мексикой (тогда «гринго» отхватили треть нынешней площади США).

Разведчики Пинкертона

Осталась без лавров разведка и в период гражданской войны 1861—1865 годов. Как отметил современник, «в любом городе средневековой Италии за один только год шпионских операций осуществлялось больше, чем за все четыре года гражданской войны».

Тогда же взошла звезда легендарного Алана Пинкертона (1819—1884). Алан создал Национальное детективное бюро, которое преимущественно боролось с популярным тогда народным промыслом — ограблением поездов. Пинкертона заметили на Капитолии в 1861 году, когда он предотвратил покушение на президента Авраама Линкольна. Пинкертон организовал разведывательную службу Севе­ра — «Янки». Однако агентурная разведка и конспирация были поставлены крайне слабо, Пинкертон оказался неспособным руководить разведкой. В начале 1863 года на смену любителям пришло профессиональное бюро информации Дж. Шарпа, а в марте 1864-го главнокомандующий Севера В.Грант сделал бюро струк­турным подразделением своего штаба. Ни одной заметной разведывательной операции оно не провело, и по истечении боевых действий бюро распустили.

Консолидация государства, бурный промышленный рост привели к осознанию геополитических интересов и возможности отстаивать их методом экспансии. Главным ее инструментом считался военно-морской флот. Стратегия «достижения господства на море» была сформулирована в книгах военно-морского теоретика, контр-адмирала А.Мехена (1840—1914) «Военно-морские интересы Америки сегодня и в будущем» и «Влияние морской силы на историю», в которых он ратовал за расширение сети военно-морских баз, форсированное строительство ВМФ. Формула адмирала гласила: «Военный флот + торговый флот + морские базы = морское могущество». По его мнению, Америке суждено сначала интегрировать американский континент, а потом — «установить абсолютное мировое господство».

23 марта 1882 года создается управление морской разведки при Департаменте личного состава и штурманской службы — первая постоянная разведывательная служба США. Активным сторонником усиления разведывательного присутствия США в мире стал госсекретарь Дж. У.Фостер (дед А.Даллеса). Под его влиянием Конгресс в 1888 году принял решение о создании военных и военно-морских атташатов при посольствах США.

В следующем году назначаются военные атташе в Берлине, Вене, Париже, Лондоне и Петербурге. Позднее атташаты появились в Риме (1890), Брюсселе (1892), Токио и Мехико (1894), к концу столетия действовало уже 16 военно-дипломатических представительств, которые собирали информацию об Испании (будущем противнике) и намерениях нейтральных государств. Всего же до 1914 года существовал 31 военный атташат, треть их — в странах Латинской Америки.

Кадровой политикой этих представительств занималось Управление военной информации при управлении главного адъютанта во главе с полковником Вагнером (отсюда и неформальное название — «бюро Вагнера»), созданное в 1885 году. Первым боевым крещением этой разведывательной службы стала подготовка к войне с Испанией.

За куском колониального пирога

Опоздав к колониальному распределению мира, Америка решила наверстать упущенное за счет заморских владений отсталой в военно-техническом плане Испании. Впервые в американской истории «небольшая победная война» стала одним из инструментов спасения финансовой системы. Когда страна оказалась перед угрозой дефолта, президент США Кливленд обратился за помощью к основателю инвестиционных банков Джону П.Моргану, который стремился контролировать финансовые потоки ведущих индустриальных и транспортных корпораций Америки. Тот дал взаймы правительству колоссальную по тем временам сумму — 60 млн. долл., появились и деньги на агрессию против стареющей колониальной империи.

Бюро Вагнера, которое значительно расширилось, получило задание собрать информацию, необходимую для захвата Гаваны, и данные о действиях кубинских партизан, восставших в 1895 году против испанской короны. Людям Вагнера следовало установить контакт с лидером герильи генералом К.Гарсиа. Эту задачу поручили лейтенанту Э.Роуану. Пробравшись сквозь джунгли к генералу, он завербовал его, и 5 июня 1898 г. американский десант в Сантьяго-де-Куба поддержал трехтысячный отряд повстанцев. Результат боя за остров был предрешен.

В испанских колониях в Карибском море с 1895 года проводил разведывательную работу картограф Ральф М. Ван Деман. Благодаря ему удалось сохранить жизнь тысячам не приспособленных к кубинскому климату американских «джи-ай»: по настоянию разведчика, президент Мак-Кинли отменил осаду Гаваны. В 1898 году на Филиппинах Ван Деман предотвратил теракт против генерала А.Макартура (отца известного полководца времен Второй мировой), в 1901 г. создал на островах отдел военной информации с 400 разведывательными пунктами. Война завершилась подписанием Парижского перемирия 13 августа 1898 года, согласно которому США отошли Филиппины, Гуам, Пуэрто-Рико. Куба стала независимой и разместила американскую базу в Гуантанамо.

В 1903 году в США был создан Генеральный штаб армии, а в его составе — 2-й разведывательный отдел с системой органов в войсках (отдел G-2). Но вскоре его объединили с армейским военным колледжем в Вашингтоне и стали называть информационным бюро военного колледжа. С 1913 г. выходили инструкции, обязывавшие американских офицеров, выезжавших в отпуск за границу, использовать любые возможности для получения военной информации и сообщать ее непосредственному начальнику.

Дальнейшая эволюция американской спецслужбы тесно связана с именем талантливого разведчика Ван Демана (1865—1952). По словам А.Даллеса, он стал «главной движущей силой в процессе создания американской военной разведки». Опыт работы «в поле» (1906—1915 гг. — в Китае, позже в других регионах мира) позволил ему выработать собственную систему обобщения информации, которую пришлось испытывать уже на театре военных действий против немцев во Франции.

В апреле 1917 г. Деман, не переносивший бюрократической волокиты, через председателя начальника Генштаба Х.Скотта обратился к военному министру с предложением выделить военную разведку в самостоятельный орган. Через двое суток полковник стал шефом военной разведки MI, получив разрешение присваивать ее сотрудникам военные звания. Через год в «положительном» (разведывательном) и «отрицательном» (контрразведывательном) подразделах MI работало 282 офицера и 1100 гражданских специалистов.

Европейские дела заокеанской спецслужбы

В апреле 1917 года США вступили в Мировую войну и направили в Европу экспедиционный корпус «черного Джека» — генерала Дж.Першинга, который приковал к себе четверть немецких войск на Западном фронте. Генерал реорганизовал штабную работу, создав функциональные отделы. Их курировал Генштаб, в том числе разведывательный G-2 во главе с талантливым разведчиком полковником Д.Ну­ланом. Если с Д.Першингом 27 мая 1917 года в Европу прибыло три офицера разведки, то через 16 месяцев во Франции действовало 287 кадровых разведчиков, не учитывая тысяч офицеров разведывательных подразделений частей и соединений.

Деман и Нулан основали также Корпус контрразведывательной полиции — за солдатами и в самом деле нужно было тщательно следить.

На разведку не жалели средств: некоторые агенты за данные об элитных немецких дивизиях получали солидное денежное вознаграждение — до 10 тысяч долларов. Первые шаги делали авиационная разведка и радиоперехват, заброска агентуры парашютным способом. Тактика американской разведки постепенно становилась наступательной, она пыталась внедрять свою агентуру в разведывательные и контрразведывательные органы Германии, перехватывать их каналы связи. Налаживалось разведобеспечение ряда армейских операций союзников, работа цензуры, дешифровальная служба.

США существенно увеличили разведывательное присутствие в Европе, где создали до 40 резидентур в Германии, России, Голландии, Дании, Швеции, Швейцарии. Не забывали и о Ла­тинской Америке, активно работали в Мексике, на территорию которой в 1916 году США в очередной раз вторглись (в 1915 г. США захватили Гаити, в 1917-м начали интервенцию на Кубу).

В процессе международно-правового обустройства результатов Первой мировой войны разведчик полковник Хауз стал главным политическим советником президента Вудро Вильсона. Существует мнение, что именно этот влиятельный консультант заключил знаменитые «14 пунктов» В.Вильсона — первый доктринальный документ с американскими взглядами на новый мировой порядок.

«Открывая» Украину

Постепенно преодолевая геополитическое «хуторянство», США учатся негласно влиять и на евразийские дела. Один из столпов их финансового мира Яков Шифф в 1904—1905 гг. заблокировал получение кредитов воюющей Россией, взамен пролоббировал финансовую поддерж­ку Японии, став кавалером ее высшего ордена. Он же выступал главным спонсором эсеров и других радикал-террористов, которые методически отстреливали имперский истеблишмент и дестабилизировали ситуацию во владениях Романовых.

США руководствовались собственными интересами и в годы Первой мировой — подрыв мощи колониальных империй Англии и Франции, превращение ослабленной постмонархической России в младшего союзника, источник ресурсов и необъятный рынок сбыта. Любопытно, что из 50 млн. золотых марок 40 млн. большевикам поступило не от хрестоматийного кайзеровского Генштаба, а из банкирского дома Варбургов в Нью-Йорке (партнера Я.Шиффа). Вдобавок к «пломбированному вагону» из США 26 марта 1917 г. отправился пароход с Л.Троцким и большой группой «профессиональных революционеров».

Симптоматично, что после распада Российской империи разведка США начала интересоваться Украиной. В мае 1917 года, согласно решению Совета национальной обороны США, в Россию через Владивосток прибыла «экономическая миссия» Рута. В Украине она собирала информацию о Черноморском флоте, положении в металлургической и сахарной промышленности. Рута сменила «железнодорожная миссия» Стивенса — одного из организаторов авантюры вокруг Панамского канала.

Американские представители установили контакты с некоторыми членами Центральной Рады Украины, генеральным секретарем в иностранных делах Александром Шульгиным, политэмигрантом, будущим президентом Чехословакии Томашем Масариком. После провозглашения 20 ноября 1917 года Украин­ской Народной Республики в Украину прибыла военная миссия генерала Скотта и группа офицеров из румынских Ясс. В Галичине, которая еще находилась в составе Австро-Венгерской империи, также работали американские разведчики.

В конце концов разведка сказала свое слово и в процессе послевоенного урегулирования. В отдел политической информации делегации США на Парижскую мирную конференцию вошла большая группа разведчиков под руководством Ван Демана (на этот же форум прибыла и объединенная делегация УНР и ЗУНР).

Этому подразделению подчинялись резидентуры в Варшаве, Вене, Румынии, Стамбуле. В Западную Украину отправились разведгруппы капитанов Фостера, Новака, Купера, кадровые разведчики работали в «межсоюзнической миссии» в Польше. Эмиссары спецслужбы США развернули создание агентурных сетей во Львове, Станиславове, Дрогобыче, поддерживали действия польской разведки.

Жаль, но тогдашние информационные усилия иностранных разведок были направлены не на поддержку государственного строительства в Украине, а на обоснование создания антибольшевистской «Малой Антанты», — ведь не только война остается «продолжением политики другим способом»...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно