У АРИСТОКРАТА ТРУДНАЯ СУДЬБА ИНТЕРВЬЮ С ЛОРЕНЦЕЙ ЛИХТЕНШТЕЙНСКОЙ

11 ноября, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 11 ноября-18 ноября

Великой княжне Лоренце Лихтенштейнской, сестре великого князя Ганса Адама, недавно исполнилось 22 года...

Великой княжне Лоренце Лихтенштейнской, сестре великого князя Ганса Адама, недавно исполнилось 22 года.

Сегодня эта молодая, современная девушка, с виду ничем не напоминающая представительницу одного из древнейших европейских родов, живет в Париже, лишь изредка навещая родину, где остались ее родители, дом. Ее светлость заканчивает обучение в Социологическом католическом институте по курсу экономики, одновременно подрабатывая пресс-секретарем в одной из небольших косметических фирм. Когда корреспонденту журнала «Пари-матч» удалось встретиться с ней (княжна редко дает интервью), разговор зашел о судьбах аристократии в современном мире.

- Что для вас, настоящей парижанки, - затерявшийся на карте Европы Лихтенштейн?

- Это не только мое фа мильное гнездо, колыбель моего рода. Это - небольшое государство, расположенное в центре Европы, древняя страна со своей историей, обычаями и традициями, которые благодаря моему брату - великому князю - удалось сохранить. Поэтому-то Лихтенштейн остается одним из самых замечательных уголков в мире. Я люблю эту страну и каждый год, летом и зимой, возвращаюсь в свой дом. Честно говоря, только в Лихтенштейне мне удается по-настоящему отдохнуть.

- Ваше воспитание можно считать «классически аристократическим»?

- (Смеется). Вполне, ведь меня учили понимать, что такое чувство долга, что для настоящего дворянина означает честь, прививали любовь к труду. В детстве у меня почти не было свободного времени (впрочем, сегодня я понимаю, что мое воспитание было не таким строгим, как, например, в английских аристократических семьях) и для меня все время находилось какое-нибудь занятие.

Но как бы строго меня ни воспитывали, мои отношения с родителями всегда основывались на любви и доверии. И надо сказать, что они были всегда терпеливы по отношению ко мне. Например, когда я подросла, мне никогда не пытались внушить мысль, что рано или поздно мне придется выйти замуж за аристократа. Наоборот, я всегда знала, что в этом вопросе могу довериться своему сердцу, а родители - моему выбору.

- Какие же ценности вы собираетесь передать своим детям?

- Те, которым научили меня: милосердие, щедрость, умение никогда не говорить плохо о других, не лукавить, оставаться при любых обстоятельствах самим собой и, наконец, всегда учиться жизни. Мои родители с раннего детства приучали меня к терпимости, так же как и к труду, и все это лишь затем, чтобы я могла сама крепко стоять на ногах, полагаясь только на себя. Ведь хотя я, как и любой член семьи Лихтенштейн, - верный член этого клана, но я должна сама строить свою жизнь, не зависимо от родителей и от брата.

- Вы когда-нибудь чувствовали, что принадлежите к привилегированному классу?

- По правде говоря, сегодня быть аристократом - не бог весть какая привилегия. Мы ничем не отличаемся от друг их, и все же вы правы - я всегда чувствовала себя избранной. К примеру, при сегодняшних трудностях с устройством на работу я ни разу с ними не столкнулась. Достаточно было менеджерам увидеть мое заявление и выяснить, какое отношение я имею к великому князю Лихтенштейна, меня сразу же принимали, так что выбирать всегда приходилось мне. После этого оставалось самое простое - доказать, что я могу работать.

- А вы никогда не думали, что причиной такой благосклонности работодателей могла быть ваша красота?

- Я никогда не мнила себя красавицей. Конечно, я знаю, что недурна собой, но, в моем понимании, красота - это что-то другое. Я так и не научилась пользоваться своими внешними данными.

- В качестве синонимов слова «аристократия» словарь дает такие определения как элегантность, утонченность, хороший вкус, - вы с этим согласны?

- Любой человек, получивший хорошее образование, может быть более элегантным, более утонченным и выглядеть гораздо лучше аристократа. Для меня быть аристократкой - значит, руководствоваться высокими критериями чести, долга и быть готовой к жертвенности. Впрочем, это универсальные ценности, и их могут исповедовать все, кто разделяет такое отношение к жизни.

- Вы гордитесь своим происхождением?

- Конечно! И стараюсь быть достойной его.

- Говорят, что аристократу трудно завести друзей, это так?

- Скорее наоборот, слишком многие пытаются со мной подружиться. Сегодня, когда настоящих аристократов становится все меньше, знакомство с ними превратилось чуть ли не в «спортивное увлечение». Что же касается меня, то у меня много друзей в абсолютно различных кругах, причем аристократы составляют меньшую часть из них. Хотя при малочисленности настоящего дворянства и моей коммуникабельности это вполне естественно.

- Что вы вкладываете в понятие «долг»?

- Некоторые подразумевают под ним служение родине. Это замечательно, но меня учили, что этим долг аристократа не исчерпывается. В первую очередь, это долг перед своим родом, своим именем. То есть аристократ должен быть безупречным в личной жизни и не имеет права компрометировать свое имя, какие бы мотивы им не руководили. Кстати, именно такие обязательства для многих оказываются неисполнимыми, и потому-то настоящих аристократов, тех, кто именно так понимает долг, становится все меньше.

- А вы считаете себя настоящей аристократкой?

- Наверное. Если за пять с лишним лет жизни в Париже обо мне все еще ни строчки не написали таблоиды, то, наверное, я поняла, что значит долг.

При сегодняшнем любопытстве журналистов к личной жизни аристократов нужно уметь держать себя в руках. Порой это бывает очень нелегко, порой больно, но у меня нет другого выхода. Может, поэтому о моей любви до сих пор никто не узнал.

- Значит, у вас все же есть свои тайны?

- (Смеется.) Да у кого же их нет?

- Это значит, что вы осуждаете поведение дочери монакского князя Ренье, принцессы Стефани, которая скандально сошлась со своим телохранителем, а потом вне брака родила двух детей?

- Я уже говорила, что не могу кого-либо осуждать, тем более не считаю возможным высказывать свое мнение о принцессе Стефани. Я ее почти не знаю. Кроме того, у Стефани - своя жизнь, у меня - своя, и, вероятно, во многом наши представления о жизни различны.

- Как вы собираетесь зарабатывать на жизнь? Чего вы хотите добиться?

- Пока самое главное для меня - завершить обучение. Получив диплом, попробую продолжить работу в той же отрасли. У меня давние связи с миром моды. Может, со временем я организую свое информационное агентство. У меня есть несколько интересных идей по этому поводу. Но пока это все планы, а жизнь покажет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно