Трансгендерная политика в Украине

3 декабря, 2010, 15:19 Распечатать Выпуск №45, 3 декабря-10 декабря

20 ноября общественная организация «Инсайт» и Центр визуальной культуры (ЦВК) при Киево-Могилянской академии проводили мероприятие, посвященное Дню памяти погибших в результате насилия трансгендерных людей...

20 ноября общественная организация «Инсайт» и Центр визуальной культуры (ЦВК) при Киево-Могилянской академии проводили мероприятие, посвященное Дню памяти погибших в результате насилия трансгендерных людей. Во время просмотра фильма в ЦВК ворвалась группа неизвестных в масках и атаковала участниц и участников. Происшествие — пример типичной для нашего общества трансфобии.

Трансгендерные люди постоянно сталкиваются с проявлениями дискриминации во всех сферах жизни: дома, в школе, на рабочем месте, в общественных местах, на улицах, в сфере здравоохранения. Такая ситуация складывается в связи с нетерпимостью и нетолерантностью нашего общества, неумением и нежеланием мыслить вне очень упрощающих и несоответствующих жизни оппозиций.

Вследствие окружающих их опасностей и неприятия трансгендеры вынуждены скрывать свою идентичность, играть двойные роли и достаточно часто менять место жительства. Все это только малая верхушка айсберга, которая позволяет трансгендерам выдержать общественное давление и нетерпимость. Эта необходимость скрывать свою идентичность и принадлежность к трансгендерному сообществу также есть форма дискриминации.

Трансгендерные люди — комплексный термин, включающий в себя всех людей, гендерная идентичность которых не совпадает с признаками того пола, которые для этой гендерной идентичности предопределяет культура. На сегодняшний день в Украине единственной официально признанной группой являются транссексуалы, интерпретируемые через медицинский дискурс. Транссексуальные люди, как правило, гармонизируют свое состояние путем гормональной терапии, некоторые нуждаются в хирургической коррекции пола.

К сожалению, такая группа людей, как трансгендеры, очень закрыта. А следовательно проблемы, потребности и сложности ее остаются невидимыми, не обсуждаются на государственном уровне, игнорируются и не изучаются. Вследствие такой ситуации в обществе распространено достаточно много ложных стереотипов, страхов, боязни, которые дискриминируют и стигматизируют трансгендеров.

Самым распространенным из стереотипов является убеждение, что трансгендерность — ошибка природы. Но антропологические исследования говорят о том, что феномен трансгендерности зафиксирован во многих культурах, и далеко не всегда это считалось патологией, которую необходимо изменять, искоренять, прятать или стыдиться. И даже наоборот, во многих культурах трансгендерные люди считались «знающими» и «просветленными». Существуют культуры, которые принимают трансгендеров как норму, как форму разнообразия и вариативности. Наша же культура построена по достаточно упрощенному образцу. Некоторые исследователи указывают на то, что западноевропейская и североамериканская культуры даже не бигендерные, а одногендерные, поскольку мужское рассматривается в них как базовое, а женское выступает его вариантом, отклонением, разновидностью.

Как бы там ни было, в европейской культуре трансгендерность интерпретируется как диагноз, заболевание.

Если же обратиться к природе и рассмотреть ее проявления во всем диапазоне, приходится признать ограниченность бинарных представлений о поле: природа вариативна, разнообразна, и в этом случае очень часто «патологии» создаются культурой, не природой. Так, медикализация, патологизация трансгендерности является следствием культурных ограничений, представлений о привязанности репродуктивной системы к гендеру, что, с точки зрения природы, совершенно не безусловно. Такие мировоззренческие рамки редуцируют природу, они исключают такую составляющую как трансгендерность и другие множества, которые не вписываются в определение «настоящий мужчина» и «настоящая женщина».

Давление со стороны государственного аппарата на трансгендерных людей очевидно и многоуровнево. Например, в нашей стране человек, достигший совершеннолетия, имеет возможность заключить брак, воспроизводить потомство, голосовать на выборах, призываться в армию и т.д. Но то право, которое должно быть в неотъемлемом распоряжении индивида — право на свое тело, — остается полностью подконтрольным государству.

В Украине трансгендерный человек может провести смену (коррекцию) пола, только получив разрешение у специально действующей комиссии, работу которой регламентирует приказ № 57 от 15.03.96, содержащий показания и противопоказания к смене (коррекции) пола — противоречивые, нелогичные и часто являющиеся примером ненаучного подхода и ущемления прав человека. Например, трансгендерный мужчина или женщина до 25 лет не имеют права откорректировать свой пол. (Недавние попытки снизить этот возраст до 18 лет были резко раскритикованы в прессе и на телевидении. Но в основе этой критики лежали одни лишь предубеждения и иррациональные оценки). Трансгендерные люди должны одновременно быть «суицидоопасными» и демонстрировать «достаточный уровень социальной адаптации», не пить. У них не должно быть детей, даже если дети уже взрослые и самостоятельные и поддерживают своего родителя. Они не должны состоять в браке.

Следует обратить внимание на «скрытую» политику в отношении трансгендерности в Украине. В мировой практике одной из самых жестоких норм является обязательная стерилизация трансгендерных людей на пути к смене пола. Считается, что в Украине нет принуждения к стерилизации. Но это не совсем так. На самом деле процесс стерилизации в Украине — неотъемлемая часть процедуры смены (коррекции) пола, но завуалированная. В приказе формулировка о стерилизации не звучит, но на практике отечественные хирурги обязаны проводить совмещенные операции, которые в обязательном порядке включают и стерилизацию. Дело в том, что есть ограниченный круг хирургов, которые имеют право делать такие операции. Более того, после операции человеку необходимо обратиться в комиссию, которая выдает разрешение на смену документов. Такие справки выдаются исключительно после проведения основных операций, среди которых и стерилизация.

Таким образом, у трансгендерных людей отбирается право выбора операции и алгоритма перехода, а это еще один индикатор несоблюдения прав человека и восприятия трансгендерных людей как ущербных, не способных делать осознанный выбор и нести за него ответственность. Да и сам выбор автоматически отождествляется с операцией, хотя для многих трансгендерных людей достаточно только гормональной терапии и смены документов, без операционного либо лишь с частичным операционным вмешательством.

На сегодняшний день государственная система не учитывает потребности трансгендерных людей, не прислушивается к их мнению и опыту. Положительные образцы политики в отношении трансгендерных людей встречаются в международный практике, которая все чаще склоняется к созданию возможности смены документов без предварительных травматичных операций. Не каждый чувствует необходимость в хирургической коррекции, кому-то достаточно гормонотерапии, что невозможно в Украине. А без смены документов человек сталкивается с чередой сложностей: сложность в поиске работы, социальной адаптации, сложности с пересечением границ и всеми другими ситуациями, где человеку необходимо использовать документы, подтверждающие личность.

К сожалению, наше общество и государство часто не замечает небольшую и уникальную группу людей, воспринимая их как больных и неполноценных.

Но система, ровным счетом ничего не значит без нас, ее представителей. Как только мы с вами осознаем и примем разнообразие как неоспоримую ценность, наше общество по-настоящему станет гармоничным, демократичным и толерантным. Общество, в котором каждому человеку есть место под солнцем!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно