Территория человека

25 февраля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 25 февраля-4 марта

Художников Аду Рыбачук и Владимира Мельниченко не нужно долго представлять нашему читателю. Их, к сожалению, редкие выставки вызывают неизменный интерес и ценителей искусства, и журналистов...

Художников Аду Рыбачук и Владимира Мельниченко не нужно долго представлять нашему читателю. Их, к сожалению, редкие выставки вызывают неизменный интерес и ценителей искусства, и журналистов. А их богатая драматическая биография. Сама подобная произведению монументального искусства с удовольствием цитировалась и, надеюсь, будет цитироваться на страницах периодических изданий. Может, дело в том, что они монументалисты, поэтому все, что они делают, и то, как они живут, — крупно, заметно, не мелочно. Они всегда держались несколько в стороне от художественных тусовок и их эстетических и институциональных споров. Они одинаково чуждо выглядят на фоне отечественных постмодернистов, авангардистов, соцреалистов, почвенников и всех прочих. Их искусство первобытно в том смысле, что оно, помимо всяких рефлексий, проникает прямо в душу. В их мастерской, среди небольших и исполинских скульптур, вскоре возникает ощущение, что где-то совсем близко проходит хрупкая линия равновесия мира — не нашего маленького бытового мирка или мирка целой нации (тоже в общем-то маленького и бытового), а целого единого Мира, в котором живет целостный Человек.

Наверное, именно поэтому известие о том, что Рыбачук и Мельниченко собираются выселить из их уютной мастерской на ул.Малоподвальной, показалось мне невероятным, катастрофическим. И ведь на первый взгляд произошло обычное, хоть и очень неприятное недоразумение. В Союзе художников на мастерскую Рыбачук и Мельниченко не оказалось документов. А нет бумажки — нет человека. Для нынешней киевской власти, судя по всему, это такая же аксиома, как для прежней государственной. А раз кто-то присвоил себе уютный домишко (да еще не где-нибудь, а на Малоподвальной — прямо над Майданом Незалежности), незадолго до этого присоединенный решением Киевсовета к нежилому фонду наряду с гаражами и прочими «малыми архитектурными формами», то и церемониться нечего. Так получилось, что в первый же день оранжевой революции — как будто специально подгадали — исполнители явились в мастерскую, дабы обмерить новое приобретение горадминистрации. При сем не потрудились даже предъявить хозяевам документы, подтверждающие их право производить подобные обмеры. «Вы тут находитесь незаконно» — вот и все объяснения, полученные художниками, прожившими в этой мастерской 35 лет.

Однако документы, подтверждающие право А.Рыбачук и В.Мельниченко, существуют. И узнать об их существовании представителям городской власти, равно как и любому другому жителю нашей славной столицы, ничего не стоило — достаточно спросить у хозяев. К счастью, второй экземпляр документов, таинственным образом пропавших из Союза художников, хранят сами художники. И они, добившись личной встречи с мэром Киева А.Омельченко, передали копии документов ему. После чего можно было бы ожидать хэппи-энда — извинений, принесенных горадминистрацией за беспокойство, большого букета красных роз и обещания всячески способствовать открытию на базе мастерской музея работ выдающихся мастеров А.Рыбачук и В.Мельниченко. После чего во искупление нанесенного морального ущерба Киевгорадминистрация немедленно выделяет средства на восстановление давно ею же реабилитированных рельефов Стены Памяти на Байковой горе.

Да не на таковых напали...

По свидетельству самих художников, копии документов мэр Киева принял весьма хмуро и на всякий случай еще раз повторил, что «права не имеете». О самих художниках и их Стене Памяти он «впервые слышал» и не преминул обвинить художников в «негражданском поведении» и «отсутствии чувства ответственности перед собственным произведением», проявившихся в том, что они якобы ни разу не заявили своих прав на восстановление уничтоженной работы. И если вторая посылка звучит абсурдно, поскольку о судьбе Стены художники не умолкая говорят все годы независимости, то первая — просто лукавство. Ведь именно А.Омельченко возглавлял в свое время комиссию, принявшую решение о реабилитации рельефов. Что ж, тогда это его ни к чему не обязывало. Да и особнячок на Малоподвальной еще никому глаз не колол.

Конечно, наличие документов, подтверждающих право художников на мастерскую, и тот факт, что мастерская, как тому и следует быть, пребывает на балансе Союза художников — немалое препятствие для тех, кому домик приглянулся. Но разве для того, кто хочет (и, что хуже, может), есть непреодолимые препятствия? Мэр столицы дал поручение своим помощникам изучить документы, а тем временем Киевгорадминистрация, сориентировавшись в новой ситуации, направляет в Союз художников требование передать мастерскую с баланса Союза на баланс нежилого фонда. Основание — то самое решение, которое было принято до того, как выяснилось, что у бесхозного домика есть хозяин. Обещанная мэром повторная встреча с художниками, которая должна была состояться 16 февраля после ознакомления с документами, так до сих пор и не произошла. Да и то сказать, что ж теперь, решение отменять? Решение Киевсовета — документ серьезный, а художникам пускай Союз выделит что-нибудь попроще.

Союз художников, впрочем, если хочет остаться в правовом поле, не может этого сделать. Так как мастерскими, предоставленными в пользование, художники — члены Союза — владеют пожизненно, а после их смерти мастерские передаются другим художникам. Имущество творческих союзов, согласно соответствующему закону, не отчуждается. История СССР знала, конечно, случаи, когда мастерская передавалась еще при жизни художника его коллеге — в тех случаях, когда художника признавали «врагом народа». К счастью, А.Рыбачук и В.Мельниченко пока в преступлениях против режима не замечены, да и законы с тех пор несколько изменились. Не изменились люди — с людьми всегда проблем больше, чем с законами. На баланс Союза художников УССР полуразрушенный дом по Малоподвальной, 10б был поставлен в 1970 г. И реконструирован на средства Художественного фонда СССР и самих художников по их же проекту. С тех пор это здание находится в их пользовании, согласно уставным нормам Национального союза художников Украины.

Вся эта информация скорее должна заинтересовать суд, если до него дойдет дело. Наше же внимание должно привлечь кое-что другое. В этой мастерской собрано все, что художники наработали больше чем за сорок лет совместной творческой жизни. И поскольку экспонирование их монументальных произведений сопряжено с немалыми трудностями, А.Рыбачук и В.Мельниченко приняли решение открыть в мастерской музей, который впоследствии будет передан городу — ведь искусство становится полноценным только тогда, когда его видят. Впрочем, это решение созрело и было высказано раньше, чем решение Киевсовета.

Узнав эту историю, я, если честно, впервые поверила в «выселение консерватории». До сих пор оно казалось мне маловероятным слухом, исходящим из бог знает каких источников. Просто как мозаика сложились один к одному несколько фактов: попытка выселения из мастерской Рыбачук и Мельниченко, война Музея Ханенко против застройки их дворика, в котором предполагалось сделать открытые фонды музея, выселение музучилища им.Глиэра, застройка «киевского акрополя» над Гончарами-Кожемяками. Все это похоже на тотальную зачистку центра города от островков изящных искусств. Впрочем, почему только искусств? И почему только центра? Разве мало памятников истории и культуры стали жертвой строительной лихорадки, приносящей, судя по степени рвения, немалые денежки «рулевым столицы»? Мало детских учреждений — студий детского творчества, детских садов да и просто детских площадок — было перепрофилировано или просто снесено в угоду «уплотненной застройке»? Зачистка от искусства, от истории, от детства. От всего человеческого. И заявление о том, что помещение мастерской принадлежит, согласно решению горсовета, «городской общественности», выглядит на этом фоне верхом цинизма. Потому что общественности в этом городе не принадлежит ничего — общественным имуществом распоряжается группка «заинтересованных», у которых нет намерения сообразоваться с желаниями и потребностями этой самой безликой общественности, нас с вами, которые хотят приводить своих детей играть на детские площадки, посещать музеи и радоваться уюту собственного города.

Как это ни грустно, надежды, порожденные оранжевой революцией, тускнеют. Они и должны были потускнеть — слишком уж радужными были. Но происходит это слишком уж стремительно. А для Киева ситуация попахивает полной безнадегой. Ведь пока мэр не слишком ладил с Президентом, ему приходилось считаться, по крайней мере, с горожанами-избирателями. Что будет теперь, когда мы получили Президента, кое-чем обязанного мэру? Один из ответов на этот вопрос — история мастерской Рыбачук и Мельниченко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно