Тени забытых журналов: «Труды Киевской Духовной Академии» (1860–1917 гг.) К 150-летию учреждения

15 октября, 2010, 14:42 Распечатать

Могут ли быть актуальными статьи, написанные в позапрошлом веке? Надеемся, утвердительный ответ на этот вопрос даст каждый человек, который развернет любой том «Трудов Киевской Духовной Академии» (дальше — ТКДА)...

Могут ли быть актуальными статьи, написанные в позапрошлом веке? Надеемся, утвердительный ответ на этот вопрос даст каждый человек, который развернет любой том «Трудов Киевской Духовной Академии» (дальше — ТКДА). В этом году мы будем отмечать знаменательную дату — 150 лет с того времени, как увидел свет первый номер этого издания. Он ежемесячно выходил на территории Украины в течение 57 лет — с 1860 по 1917 г. Сегодня периодическое издание под этим же названием выходит раз в год под эгидой Украинской православной церкви Киевского патриархата. Знаменательная дата —
150 лет со дня его учреждения — должна бы быть одной из вех в истории развития украинской философской мысли, культуры и журналистики. На страницах ТКДА формировалась и кристаллизировалась украинская философско-религиозная мысль. Однако назвать этот журнал сугубо научным нельзя. Профессор Киевской духовной академии И.Корольков, первый исследователь ТКДА, так определил концепцию, цель и задачу этого журнала: «Одна из насущных потребностей нашей духовной журналистики — уважение к современности, живой отклик на ее потребности. Мы должны быть ближе к обществу и к его текущим, животрепещущим проблемам и требованиям».

Очевидно, сегодня большинство опубликованного полтора века назад материала должно стать достоянием историков церкви, богословов, философов, религиеведов — довольно узкого круга специалистов, для которых ценен именно исторический аспект. Но в журнале немало публикаций, отвечающих духовным потребностям человека ХХІ века, помогающих понять определенные общественные и политические процессы, высвечивающих роль религии и церкви в формировании украинской нации и тому подобное.

Возникает вполне закономерный вопрос: был ли этот журнал популярным среди тогдашних читателей? К сожалению, ответ не назовешь положительным. Журнал имел все признаки периодического издания для немногих читателей, но именно эта аудитория выделялась высоким интеллектуальным уровнем, требовала от журналистики ответы на духовные вопросы, а также жаждала философского осмысления острых проблем. «Всегда думают, что количеством подписчиков измеряется значение журнала для общества и его польза для читателей, — писал И.Корольков. — Эта точка зрения неприемлема для ученых изданий: у нас... чем более ученый и серьезный журнал, чем глубже и шире разрабатываются в нем научные вопросы, тем меньше он имеет читателей». Влияли ли публикации журнала на формирование общественного мнения? Надеемся — да, поскольку идеи, высказанные на его страницах, распространялись среди преподавателей и студентов духовных учреждений Украины; статьи читали священники, которые с амвона или в школе доносили их до более широкой аудитории; их обсуждали в религиозно-философских обществах, функционировавших в Киеве и многих провинциальных городах.

Выход в свет в 1860 году ТКДА сопровождала драматическая история, свидетельствующая о сложном пути украинской идеалистической мысли, о развитии духовной публицистики в Украине. Идея создания религиозного журнала, который отвечал бы духовным потребностям общества, была близка большинству профессоров и студентов академии. К проекту нового журнала в академии отнеслись очень серьезно — была созвана конференция Киевской духовной академии, посвященная этой проблеме, и 16 сентября 1857 г. была утверждена программа нового издания, в котором предполагалось публиковать статьи по богословию, церковной истории и философии, словесности, а также переводы и оригинальные статьи. Но тогда любое церковное издание должно было получить разрешение Священного синода, который выполнял цензурные функции.

Ответ от Синода пришел через год: «Этим делом уже очень давно с честью занимается Московская духовная академия, и этим же делом восемь лет занимается С.-Петербургская академия; Казанская академия приняла на себя часть этого дела». Студентам и профессорам Киевской академии настойчиво рекомендовалось переводить христианские произведения минувших времен с латыни на русский. Собственное мнение киевской духовной элиты, оригинальный взгляд на жизнь, религию, церковь и ее место в обществе не только не интересовали «московитов», но и вызывали раздражение, которое вылилось в запрет издавать журнал.

Профессор И.Корольков так прокомментировал этот факт: «...Св. синоду... угодно, чтобы при Киевской академии был основан новый, отдельный от «Воскресного чтения» журнал по примеру «Творений святых отцов», выходившего при Московской академии, — того же вида, объема и с теми же подразделами на два главных отдела. Предложение издавать самостоятельный журнал... было встречено академической корпорацией с полным сочувствием... Однако создание журнала по примеру того, что издавался при Московской академии, совсем не совпадало со взглядами и намерениями киевской академической корпорации: ей не хотелось быть отголоском московской — она стремилась идти в журналистике своим путем, отличным от московского... Поэтому и конференция академии имела смелость не согласиться с указанным предложением... Св. синода».

«Академисты» снова обратились к чиновникам от религии с требованием позволить издавать журнал по собственной, предложенной ими программе. Им позволили, но настойчиво советовали назвать журнал унифицировано — «Труды Киевской Духовной Академии» (нужно указать, что это название было типичным для периодических изданий, выходивших при духовных академиях — существовали «Труды Московской Духовной Академии», под аналогичным названием выходил журнал при Санкт-Петербургской духовной академии, а также при Казанской). Разрешение Священного синода было получено в ноябре 1859 г., и журнал увидел свет после двух лет противостояния академии и синодальных чиновников.

Почему же киевские академисты не пошли накатанной стезей, а нашли новую — создали оригинальную программу, предложили собственную концепцию журнала и т.п.? Вероятно. потому, что традиции Киево-Могилянской академии и высокий интеллектуальный потенциал преподавателей этого научного учреждения позволял им иметь собственную позицию и отстаивать ее, несмотря на установки чиновников от православия. В сущности, киевские «академисты» получили первый опыт победы в борьбе с церковной и светской цензурой.

Критически переосмыслив опыт периодики, выходившей под эгидой церкви, редакция ТКДА выработала свою программу. Задачей этого журнала было не только освещать исторические и теоретические проблемы христианства, но и живое духовное руководство верующими, воспитание общества в духе активного отношения к религии, морали. Этого требовало время преобразований, происходивших в Европе. Тем не менее в Российской империи не было ни одного журнала, который бы полностью отвечал этим требованиям.

Откликнуться на вызов времени смогла лишь Киевская духовная академия. Ее профессура чувствовала новейшие тенденции и нашла нужные формы, чтобы не отрывать религию от народа. Украинские православные деятели умели сосуществовать с людьми другого мировоззрения и мировосприятия, других конфессий. И именно это способствовало расширению тематической палитры периодики, позволяло не ограничиваться пропагандой традиционных церковных ценностей, а нести свет христианства в душу каждого, кто хотел верить.

Стремясь сделать журнал близким и понятным, авторы ТКДА, как отмечали первые исследователи журнала, старались разговаривать с аудиторией современным языком. И как раз проблема языка журнала стала началом бесконечной скрытой полемики, которую вынуждены были вести авторы ТКДА со Священным синодом, московскими и санкт-петербургскими чиновниками. Говорить с читателями понятным языком, доносить высокие идеи христианства до каждого читателя было задачей редакции «Трудов...»

Эти тенденции более полно и четко проявились в конце ХІХ — начале ХХ в., а особенно в бурные 1917—1920 гг., когда некоторые профессора Киевской академии выступали в светской и церковной прессе с предложением относительно необходимости переведения богослужений на украинский язык, а также отстаивали идеи перевода священных книг.

Несмотря на сугубо академическую программу и преобладающее количество теологических статей, «Труды...» уже с первых выпусков обращались к настоятельным проблемам тогдашнего общества, освещая их социально-философский фундамент, глубоко анализируя ключевые аспекты общественной жизни.

С начала 1870-х годов журнал приобрел преимущественно академический характер, теологическая проблематика и толкование богословских текстов выдвинулись на первый план. Это привело к потере изданием актуальности, и, как следствие, уменьшалась аудитория, суживался круг потенциальных читателей, падали тиражи и т.п.

Но уже в начале 1880-х ревизионная комиссия предложила совету академии пересмотреть концепцию ТКДА. Комиссия пришла к выводу: «Труды...» должны служить задачам общественного, морального и религиозного просвещения; значит, они должны быть органом, общедоступным для просвещенной аудитории, а не научным, предназначенным лишь для школы... В то время, когда так много сил расходуется для того, чтобы в общественное сознание вводить ложные, псевдонаучные теории, понятия и взгляды, несовместимые с вековыми основами нравственно-общественной жизни и христианскими взглядами... представители религиозного просвещения... должны заботиться об укреплении в народе религиозно-морального духа». Эта последняя фраза весьма многозначительна, она освещает концептуальные особенности не только программы ТКДА, но и концепцию существования Киевской духовной академии, и — шире — глубинного постижения религии украинским народом. В отличие от типа христианства, который был присущ российской церкви и философам-идеалистам, строившим свои концепции на основе византийской модели православия с ее тяготением к решению проблем Вселенной, представителям киевской философско-духовной школы было присуще внимание к моральным и экзистенциальным аспектам бытия, поискам места человека в обществе и попыткам выяснить значение для Бога жизни отдельного человека.

Это обусловило характер публикаций на страницах ТКДА: главенствующее место в журнале занимали раздумья на философско-этические темы П.Авсенева,В.Экземплярского,В.Завитневича, П.Кудрявцева, В.Карпова,П.Линицкого, И.Михневича,О.Новицкого, М.Петрова и др. Каждый вносил свой вклад в развитие теологии и философии, создавая вместе с тем неповторимое лицо журнала. Авторы ТКДА не просто следили за ходом событий общественно-политической жизни, а старались дать им надлежащую оценку, комментарий, таким образом превращая свои выступления в прессе в яркие публицистические статьи.

Можно без преувеличения сказать, что на полосах ТКДА являлась история Украины — не «окраины» империи, а древней, самобытной страны со своей уникальной и трагической судьбой, поисками своего пути в мире, своей культурой, наукой, литературой, искусством. Сегодня, после публикации многих научных работ, в которых освещается позиция представителей православной церкви в украинском вопросе, однозначно отрицательно или положительно относиться к их деятельности невозможно.

Исследовать историю Украины студенты и преподаватели начали с духовной академии. Основательным трудом ее выпускника А.Аскоченского «Киев с его старинным училищем Академией», который вышел отдельной книгой в 1854 г., была начата традиция написания мемуаров. Некоторые из них публиковались на страницах ТКДА, а большинство составили мозаичную картину истории Киевской духовной академии. Титанический труд написания был возложен на профессора Ф.Титова.

Потом наступило время исследования киевских древностей. На страницах «Трудов...» публиковались научные работы академической профессуры, посвященные церковным архитектурным памяткам Киева. В них пространно освещалась история создания храмов и монастырей, подавались сведения об архитекторах, художниках, которые расписывали стены святынь, иконописцев, а также содержательная информация об иконах, книгах, церковном убранстве.

Благодаря членам Церковно-археологического общества, организованного в 1873 г. в Киеве, на страницах ТКДА публиковались материалы по истории православной церкви в Украине, а потом и другие статьи, в которых освещались различные аспекты многовекового пути украинского народа, печатались летописи и документы, служившие источником для научной работы, исследовалось культурное, литературное, художественное, фольклорное наследие минувших времен.

В конце ХІХ в. в сложной полифонии журнала все заметнее звучали темы с яркой либерально-демократической окраской. Глубокое творческое исследование устоев и концептуальных основ христианской философии и церковной истории, непредубежденный анализ социально-политической ситуации в Российской империи и в мире, поиски места церкви и вообще православной культуры в истории существования государства и всего человечества привели киевских философов к критическому пересмотру отношений с официальной церковью, Священным синодом, самодержавием.

В 1880-е годы академия утвердилась как одно из ведущих высших учебных заведений Европы, где преподавали лучшие профессора Российской империи. Разумеется, они были постоянными авторами ТКДА.

Одним из самых активных авторов был М.Петров. По его собственным словам, все его «произведения и статьи имеют местный киевский или вообще украинский характер не только по своим источникам украинского происхождения или города нахождения, но и по смыслу». На протяжении десятков лет, начиная с 1876-го, на страницах «Трудов...» выходили в свет статьи М.Петрова, посвященные украинской литературе. Их концептуальной особенностью стал принцип автохтонности украинской нации, который он подкреплял примером из художественной литературы: «Смотрят на Киевскую штучную литературу ХVII и ХVIII веков как на один из эпизодов в общем развитии русской литературы, я же намереваюсь рассматривать ее как самодовлеющую... литературу со своим кругом экстерриториального распространения, значения и влияния... она должна быть отнесена к истории украинской или малоросской литературы, так как развивалась на украинской основе... была национальной и по смыслу, и по языку».

«Украинский элемент» в 1880—1890-х гг. стал довольно ощутимым в «Трудах Киевской Духовной Академии», тем не менее он сосредоточивался преимущественно в культурологических и исторических аспектах. В условиях двойной — церковной и светской — цензуры украинская идея не могла реализоваться в политическом плане. Впрочем, единодушия в отношении к «украинскому вопросу» у авторов и редакции ТКДА не было. Но и имперский принцип «самодержавие, православие, народность» в журнале не доминировал. Более того, проблема власти и церкви постоянно обсуждалась. Размышления профессоров КДА над этими аспектами общественной жизни актуальны и сегодня, для независимой Украины в частности.

Идейно объединило авторов и редколлегию ТКДА лишь отношение к большевистской власти, которая, утверждалось в журнале, исповедовала ницшеанскую мораль. Профессор Соколов писал, что власть в стране захватили те, кто исповедовал ницшеанскую идею сверхчеловека, и что последствия господства этой морали для народа будут ужасны. В.Соколов, как и большинство представителей украинского духовенства, не мог согласиться с трактовкой социалистами лозунга «Свобода, равенство, братство». Еще в 1912 году он предупреждал своих современников: последователи Ницше, к которым он относил приверженцев идей большевиков, «...свободу понимают как собственную распущенность, равенство — как возможность попасть наверх и братство — как неограниченную возможность пользоваться братьями с собственной целью».

Разумеется, что большевистскую революцию профессура Киевской духовной академии — постоянные авторы ТКДА — не восприняла и активно выступила против охлократической власти, которая переродилась в тоталитарную. Свободу слова, мысли, совести, религиозного выбора новое правительство отвергло. Духовная элита украинской нации была распылена и уничтожена. «Труды Киевской Духовной Академии» сжигали вместе с церквями, богослужебными книгами и иконами. И только некоторые экземпляры журнала попали в фонды архивов, библиотек и частных коллекций. Полный комплект ТКДА на территории Украины, насколько нам известно, сохранился лишь в Библиотеке НАН Украины им. В.Вернадского.

«Потомками» Киевской духовной академии себя считают три научно-учебных учреждения — Киево-Могилянская академия, Киевская духовная академия УПЦ КП и Духовная академия УПЦ МП. Казалось бы, именно они должны соревноваться за количество и качество исследования философско-идеалистического наследия прошлого, переиздавать и изучать труды украинских философов и ученых — преподавателей и профессоров Киевской духовной академии. К сожалению, пока этого не случилось. Однако уже давно наступило время изучить все аспекты полифонической украинской культуры и журналистики в частности. Возможно, тогда не будет потребности в формировании мифической истории Украины, и ученые смогут на основе опубликованных научных работ, документов и фактов написать настоящую историю народа и государства, намного более интересную, чем выдуманная. А главное — достоверную.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно