ТАЙНЫ ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ - Социум - zn.ua

ТАЙНЫ ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ

30 июня, 2000, 00:00 Распечатать

До недавнего времени считалось, что паспорта «изобрели» в 1414 году в Англии после соответствующего решения британского парламента...

До недавнего времени считалось, что паспорта «изобрели» в 1414 году в Англии после соответствующего решения британского парламента. Подписывал тогдашние паспорта сам король. Записи в документе до 1772 года вели на латинском, а в Европе с 1858-го — на французском языке. Древнейший паспорт, сохранившийся до сегодняшнего дня, подписан английским королем в 1641 году. Несколько лет назад в Румынии обнаружили паспорт римского легионера. Этот документ — две бронзовые пластинки, соединенные между собой. Запись в бронзовом паспорте заверена печатью военного губернатора.

После декабристского восстания чиновничий аппарат Николая I заработал немного иначе, чем при правлении Александра I. В системе крепостничества развивается ее подсистема — паспортная. В губерниях России появляются циркуляры по усовершенствованию выдачи паспортов образца 1826 года в виде не книжечки, а бумажной страницы, на которой сделана скупая запись. Волынский государственный областной архив сохранил образцы таких паспортов, поэтому я имел возможность с ними ознакомиться. Кстати, тогдашний паспорт имел отдельный образец для купцов 1-й гильдии. Купцы 2-й и 3-й гильдий, мещане и крестьяне имели иные паспорта — в их документы вносились приметы: тип лица, рост, цвет волос, глаз и тому подобное. Какие же записи делали в паспортах? «Объявитель сего... уволен в разные города и селения Российской империи для собственных надобностей (с такого-то числа до такого-то), а по прошествию срока явиться ему обратно, в противном случае поступлено с ним будет по закону» *.

Паспорта выдавались сроком на два-три года, цена для купцов составляла 100 рублей, а для мещан и крестьян — 6 рублей. Кстати, слово «паспорт» в переводе с французского означает разрешение на отплытие с гавани.

В 1830—1840-х годах XIX века Волынь, другие земли Украины охватила русификация, закабаливание российским купечеством, более зажиточным, чем местное. Русские купцы считались купцами 1-й и 2-й гильдий, а местные, обычно, — 3-й. (Предоставление гильдии зависело от размера капитала.) По сравнению с другими российскими губерниями, на украинских землях количество магазинов более всего увеличилось именно на Волыни — в 11 раз. Волынскую губернию посещали купцы Санкт-Петербурга, Москвы.

1 мая 1840 года генерал-губернатор Киевский военный, губернатор Подольский и Волынский Д.Бибиков подписывает циркуляр «Об означении в паспортах примет», касающийся жителей украинских земель. В документе указано: «...Предписать к исполнению, чтобы как внутренныя, так и заграничныя паспорты лицам всех сословий, не исключая дворян и духовных, выдавались с описанием примет предъявителя». Ровно через четыре года — 1 мая 1844 года — согласно постановлению и распоряжению Имперского правительства появляется другой циркуляр губернатора Д.Бибикова о дополнительных правилах выдачи паспортов для выезда за границу. В циркуляре записано, что паспорт выдается «российским подданным обоего пола» и «по достижению 25-летнего возраста». Исключения были для тех, кто уезжал за границу лечиться, получать наследство, усовершенствовать себя в «художествах и высших ремеслах, ровно по делам торговли, кроме того, для поездки с родителями, воспитателями и жен с мужьями». За получение загранпаспорта платили 100 рублей серебром. Те, кто выезжал на лечение, получение наследства, на обучение и по делам торговли, за каждые 6 месяцев действия паспорта платили 25 рублей. Паспортный сбор не изымали с раненых офицеров, их семей и слуг, а также с чиновников, которые пересекали границу по делам службы. Относительно остальных категорий приказано было «брать как с путешественников». Особому надзору подлежали дети мужского пола в возрасте от 10 до 18 лет, которые должны были иметь достаточно серьезные основания для выезда и пересекали границу «с особого Высочайшего разрешения».

В сороковые годы XIX ст. на Волыни ведется борьба с польской шляхтой. На протяжении 1840—1844 годов по инициативе Д.Бибикова были лишены сана 64 тысячи мелкой шляхты, которая не могла доказать свои дворянские права. Таких сделали крестьянами или мещанами. Среди архивных документов есть циркуляр генерал-губернатора от 1 сентября 1840 года, провозглашавший: «Предписывается строго соблюдать, чтобы дворяне, горожане и однодворцы из бывшей польской шляхты не проживали нигде единственно только с выписями из ревизских сказок: о том, как они состоят записанными по ревизии, и чтобы сии выписи ни в коем случае не были предпринимаемые за паспорты и виды, с коими можно проживать вне мест постоянных жительств». 1 августа 1847 года Д.Бибиков подписывает очередной циркуляр, в котором указано, что паспорта выдают городские думы, а там, где их нет, — ратуши; магистраты выдают паспорта только в городах «Остзейских и Западных губерний».

В 1903 году в России принят устав о паспортной системе, где утверждается, что никто в империи не обязан иметь документы на право проживания в своем постоянном местожительстве. Тем не менее на фабриках и заводах, на которые распространялись правила о надзоре, рабочие, по требованию полиции, должны были иметь разрешение на проживание, даже если предприятие расположено в их постоянном местожительстве. В России вводится выдача паспортов и паспортных книжек. Бессрочные паспортные книжки получают «призреваемые в богадельнях, вдовы низших чинов, отставные чины и вдовы этих чинов, горнозаводских рабочих с правом низших чинов». Без паспорта можно было отлучаться в пределах своего уезда не далее 50 километров и не более, чем на год. Видом на жительство были паспорта или паспортные книжки.

При господстве Польши на западноукраинских землях поляки делали по-своему. Украинцы не имели гражданства Польши. Для этого нужно было получить особую благосклонность властей. На царских паспортах польские власти ставили штамп польской управы, который удостоверял: такой-то является в самом деле таким-то. Мне пришлось ознакомиться с личным делом Никиты Коновала, который хотел получить польское гражданство перед второй мировой войной. Никита Коновал родился в 1886 году в городе Зиньков на Полтавщине. Перед первой мировой войной был казаком. На территории Польши находился с того времени, как попал в плен в 1919 году. Проживал в Ровно, а в 1922-м — в Здолбунове, был бухгалтером склепа (магазина) «Rolnik» с вознаграждением в 150 злотых. 30 апреля 1939 года написал заявление о предоставлении ему гражданства, но не получил его. Староста Здолбуновского уезда Каз@@@@меж Закревский пишет об этом воеводе, который дает резюме, что Н.Коновал «о надан@@@@@@@@ об@@@@ватєльства польскєго нє заслуживает», ибо он по взглядам, как выяснилось через полицию, украинский националист, агитировал за украинскую церковь и к Польше не относился благосклонно. И это при том, что Н.Коновал проживал в Здолбунове с 1922 года.

Интересен отказ о предоставлении польского гражданства другому украинцу — Конону Пантелейчуку, родившемуся в 1919 году на территории, которая находилась под властью Польши. Отказ объяснялся тем, что отец Конона Тарас Давидюк был родом из России, а сам двадцатилетний проситель не имел ни средств для существования, ни специальности, а находился на содержании отца, хотя хорошо знал польский язык, учился в польском учебном заведении. В личном деле Конона Пантелейчука я обнаружил бумагу с грифом «Таємно», в которой указано, что поскольку сестра Конона — член ОУН, за просителем польского гражданства устанавливается полицейский надзор.

По-другому дела проходили в СССР. 27 декабря 1932 года председатель ЦИК СССР М.Калинин, председатель Совнаркома В.Молотов и секретарь ЦИК А.Енукидзе подписали постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательную прописку паспортов». Согласно этому документу, все советские граждане в возрасте от 16 лет, проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, должны были иметь паспорта с обязательной пропиской не позднее, чем через 24 часа по прибытии на новое местожительство. В паспортах указывалось социальное положение: рабочий, колхозник, крестьянин-единоличник, служащий, ученик, писатель, артист, пенсионер. Разумеется, как и в царской России или Польше, в Советском Союзе подобные документы о паспортизации полностью не оглашались, часть комментариев к ним имела гриф «Не для печати», «Секретно», «Не подлежит оглашению». Закон о паспортной системе имел две стороны: одну — для широкого круга, другую — тайную, которая разъясняла чиновникам, как претворять в советскую жизнь постановление о паспортизации. Постановление Совнаркома от 14 января 1933 года утвердило «Инструкцию выдачи паспортов», имеющую не только общий раздел, а и тайный, где указывалось, кому нельзя выдавать паспорта, кого нельзя прописывать в режимных местностях. Последний запрет касался не занятых общественно полезным трудом, раскулаченных, беглецов из села, тех, кто часто менял место работы в поисках лучшей судьбы, а также их семей. Режимными городами были Киев, Одесса, Севастополь, Днепропетровск, Москва, Харьков, Минск, много других больших городов, а также города и села в пределах стокилометровой пограничной полосы на западе СССР. Отвечали отказом в прописке и тогда, когда претендент на нее не имел обязательной санитарной нормы площади (в Москве это было не менее 4—6 кв.м, в общежитиях — 9 кв.м).

В сельской местности паспорта выдавались лишь в совхозах и на режимных территориях. А когда жители села выезжали надолго, они получали паспорта по месту жительства сроком на один год. По завершении этого срока граждане получали новые паспорта на общих основаниях.

19 сентября 1934 года принимается закрытое постановление Совнаркома «О прописке паспортов колхозников-отходников, поступающих на работу в предприятия без договоров с хозорганами». Колхозников начали брать на работу на заводы и фабрики при условии, что их отпустили. Для того же в колхозе необходимо было предъявить заключенный договор на работу на предприятии. Лишь после этого из колхоза отпускали. Кроме того, в советской империи ужесточался негласный надзор над гражданами. Действовали паспортные столы, а в городах с населением свыше 100 тысяч были паспортные бюро, в городах, где численность населения превышала 20 тысяч, внедрялись кустовые бюро. Эти паспортные службы создавались, как утверждает приказ НКВД от 16 декабря 1938 года, для «улучшения работы милиции по поиску преступников, а не для учета движения населения». В кустовых бюро листки прибывающих лиц проверялись на наличие в биографии компрометирующих данных. После этого, в зависимости от веса «компромата», об этом сообщалось руководителю предприятия по месту работы проверенного или же в угрозыск. Для усиления паспортного режима, кроме работников паспортной службы, привлекались дворники, сторожа, «сексоты» («секретные сотрудники») и прочие «доверенные лица», просто «стукачи».

По данным Главного управления милиции, только в Московской области в начале 1946 года агентурно-информационный аппарат составлял 396 резидентов (из них 49 получали зарплату), 1142 агента, 24 агента-маршрутника, 7876 информаторов. В мае 1940 года НКВД ввел для работников угольной промышленности вместо паспортов специальные удостоверения. Через несколько лет эта новация распространилась на работников черной и цветной металлургии, химической промышленности, тяжелой индустрии. Их паспорта хранились в отделах кадров.

В марте 1949 года бюро Совета Министров СССР рассмотрело вопрос о внедрении паспортов нового образца и проект нового положения о паспортной системе. Министр внутренних дел Л.Берия понимал, что действующая система закрепощения малоэффективная. И все-таки главного врага — крестьянина — держали на прицеле, а, согласно положению о паспортах от 21 октября 1953 года, жители сел (за исключением режимных) оставались и в дальнейшем без паспортов. Гражданам в возрасте от 16 до 20 лет выдавались паспорта сроком на пять лет, в возрасте от 20 до 40 — на 10 лет, кому было за 40 — получал бессрочный паспорт. Выдавались также краткосрочные паспорта — на 6 и более месяцев. Кстати, в 1953 году режимными были 340 городов СССР, на пограничье существовали режимные территории, ширина которых составляла от 15 до 200 километров, а на Дальнем Востоке — до 500 километров. Закарпатье, Калининская, Сахалинская области, Приморский и Хабаровский краи, Камчатка — были полностью режимными территориями. Западные области Украины стали зонами особого внимания для паспортной системы советского крепостничества.

В 1974 году вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров о внедрении с 1976 года паспортов нового образца. В документе отмечалось: «Паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста». К тому времени, как известно, уже был полностью сформирован советский народ.

С распадом Советского Союза в паспортной системе Украины многое изменилось, но остался рудимент — паспортизация в своей глубине имеет милитаристский характер. Ведь военнообязанный, не вставший на военный учет, не может быть прописан. В нашей стране закон «Об общевойсковой обязанности» находится выше правового статуса гражданина.

* Тут и далее цитируются документы Государственного архива Волынской области и Государственного архива Российской Федерации. На основе материалов этих архивов и написана статься. На основе материалов этих архивов и написана статья.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно