ТАК НАХОДЯТ ПРОПАВШИЕ ГРАМОТЫ

29 октября, 1999, 00:00 Распечатать

Как вы думаете, сколько музеев было в Украине перед началом войны? Казалось бы, несколько десятков - не больше...

Как вы думаете, сколько музеев было в Украине перед началом войны? Казалось бы, несколько десятков - не больше. Ведь подобными очагами культуры могли похвалиться в основном лишь крупные города - столица да областные центры. Оказывается, это не так. Согласно официальной статистике, у нас насчитывалось более 150 подобных учреждений. Причем хранящиеся в них вещи представляли не только отечественную культуру. Дело в том, что до революции на территории нашей страны было сосредоточено большое количество частных коллекций высочайшего уровня. Покидая родину, их владельцы бросали свои сокровища на произвол судьбы. Например, в Умани осталось первоклассное собрание фламандской живописи XVI-XVII столетий, а в Белой Церкви - выдающиеся произведения мастеров целого ряда западноевропейских стран. Чтобы картина была полной, сюда нужно добавить уникальные археологические и нумизматические коллекции, шедевры прикладного искусства, а также фонды библиотек, где хранились бесценные рукописи и редчайшие старопечатные книги.

В результате оккупации культурные богатства Украины понесли невосполнимые потери. Речь идет не только о том, что было отправлено в Германию. Много бесценных памятников погибло при бомбежках и попытках их вывезти в тыл. Об этом было не принято говорить (и многие подобные факты держались в строжайшей тайне), но, как свидетельствуют документы, во время эвакуации пропадали не только отдельные предметы и фонды. Бесследно исчезали экспонаты целых музеев. Куда они делись, не известно до сих пор. Подобное, например, случилось с коллекциями черкасского и никопольского музеев, откуда были эвакуированы и «растворились» казацкие клейноты, личное оружие и чаша известного кошевого атамана Ивана Сирко, а также несколько ящиков изделий из драгоценных металлов.

Сколько же художественных ценностей потеряла Украина в годы войны? Цифры приводятся самые разные. Считается, что с учетом уничтоженного утраты составляют до 300 тысяч экспонатов. Однако, как полагает старший научный сотрудник Института истории Украины Национальной академии наук, кандидат исторических наук Сергей Кот, это количество достаточно приблизительно. Согласно статистическим данным, в Украине насчитывалось 3,2 миллиона экспонатов учтенных фондов. Но под некоторыми инвентарными номерами хранились целые коллекции. Так что сегодня мы можем говорить, что в музеях Украины находилось минимум 3,2 миллиона единиц хранения. Точную цифру, к сожалению, назвать пока не может никто.

Некоторые музеи в годы войны потеряли почти 90 процентов своих фондов. Так, была практически уничтожена Харьковская картинная галерея. В другом харьковском музее - Слободской Украины (сегодня исторический музей) перед войной насчитывалось до 100 тысяч единиц хранения. Согласно инвентаризации, проведенной в 1943 году, здесь осталось лишь около 7 тысяч вещей. Наиболее ценные экспонаты, среди которых были изделия из драгоценных металлов и рукописи, пытались вывезти в тыл, но эшелон попал под бомбежку. В результате из всех отправленных в эвакуацию сокровищ на место прибыло только несколько ящиков. К сказанному остается добавить: чтобы вывезти из многострадального Музея Слободской Украины богатства, отобранные для отправки в рейх, немецкой оккупационной администрации понадобилось целых 17 грузовиков...

Гитлеровцы забирали лучшие, уникальные вещи. Но то был отнюдь не стихийный, самодеятельный грабеж. Все делалось с исключительной педантичностью, пунктуально и организованно. Грабежом занимались специальные команды. Но главную роль играл, без сомнения, оперативный штаб министра оккупированных восточных областей рейхсляйтера Альфреда Розенберга. Для учета и контроля в оккупированном Киеве было создано краевое управление архивами, библиотеками и музеями, которое функционировало вплоть до освобождения города от фашистов. Чтобы понять задачи, поставленные перед этими службами, процитирую один из немецких документов.

Письмо из оперативного штаба Розенберга адресовано заместителю рейхскомиссара Украины доктору Даргелю. В нем, в частности, говорится: «...Задачей оперативного штаба является сохранение всех культурных ценностей и их защита от разворовывания, разрушения, вывоза и т.д.». Предвижу, что здесь некоторые читатели могут искренне удивиться: выходит, оккупанты даже заботились о сохранности наших культурных ценностей. Нет, все как раз было наоборот, что нетрудно понять из следующих строк: «...Оперативный штаб должен точно выяснить, какие культурные ценности есть в наличии, чтобы рейхскомиссар по договоренности с имперским министром оккупированных восточных областей мог определить, каким образом следует использовать данные культурные ценности в рамках работы в немецких интересах. Прежде всего нужно избегать, чтобы ценные предметы культуры, материалы научных исследований, библиотеки, архивы и т.д. вывозились из неконтролированных мест без определения, что было и что имеется в наличии.

Рейхсминистр оккупированных областей хочет, чтобы оперативный штаб в некоторой мере превратился в передовую команду культурного подразделения, которое предоставило бы результаты своей деятельности в распоряжение соответствующих немецких служб для дальнейшей обработки. Более того, с помощью оперативного штаба станет возможным, в зависимости от определенного материала, дать правдивое историческое изложение развития восточных земель и вместе с тем большевизма...».

В чем заключалось «правдивое историческое изложение» в интерпретации подручных А.Розенберга, нетрудно понять, выяснив, что именно привлекало гитлеровских идеологов. Во-первых, это были документы о немецких поселениях в Украине. Очевидно, с их помощью фашисты надеялись обосновать свое намерение остаться на оккупированных территориях. Во-вторых, их очень интересовала, так сказать, местная реализация Магдебургского права, которое в свое время было принято в некоторых наших городах, и в частности в Киеве. Оно, по их мнению, также как бы легитимизировало идею колонизации Украины.

Письмо, фрагменты которого тут приведены, - один из многих тысяч документов, находившихся в архивах А.Розенберга и наместника фашистской Германии в Украине гауляйтера Эриха Коха, захваченных советскими войсками в Ровно, где во время войны размещалась ставка Гитлера. До недавнего времени все эти фонды находились под грифом «секретно» и лишь несколько лет назад стали доступными для исследователей. Десятки тысяч всевозможных писем, циркуляров, приказов, рекомендаций, памятных записок и т.д. касаются разных сторон жизни оккупированных областей. Старшего научного сотрудника Института украинской археографии и источниковедения имени М.Грушевского Национальной академии наук, кандидата исторических наук Александра Долинского и его сотрудников - молодых ученых Татьяну Себту и кандидата исторических наук Марину Дубик интересуют материалы, имеющие отношение к грабежу наших культурных ценностей. Результатом сотен часов, проведенных группой А.Долинского (все трое хорошо знают немецкий язык) в Центральном архиве высших органов власти и государственного управления Украины, а также в архивах Москвы и Германии, стали 15 томов ксерокопий различных документов, касающихся, как их теперь называют, перемещенных культурных ценностей.

Огромный фактический материал, собранный группой Долинского и ее научным руководителем - заместителем директора Института украинской археографии и источниковедения, доктором исторических наук Геннадием Боряком, убеждает, что в данном вопросе не все так просто и однозначно, как некоторые из наших исследователей считали раньше. Фашистские идеологи оказались и хитрее, и коварнее (и умнее!), чем это представлялось в прежние годы. Очень неоднозначной фигурой был, в частности, научный руководитель всей этой программы видный немецкий ученый Георг Винтер. Убежденный фашист, он в то же время далеко не всегда соглашался с властями, позволяя себе вступать в дискуссию по поводу дальнейшей судьбы культурных ценностей Украины даже с самим Эрихом Кохом. Впрочем, все намерения использовать некоторые из них на месте, не вывозя в Германию, растаяли, как дым, когда началось наступление советских войск. Тут уж было не до идеологических соображений. Разграбление украинских музеев, архивов и библиотек достигло в этот период высшей точки.

Как рассказал Александр Васильевич Долинский, вещи из фондов Киевского Музея западного и восточного искусства, вывозимые в Кенигсберг, гитлеровцы заставили сопровождать сотрудника музея Полину Кульженко. Уезжая, она надеялась как-то их сохранить. Во всяком случае хотя бы знать, где именно будут находиться экспонаты музея. К сожалению, осуществить эти замыслы не удалось, а судьба самой Полины Аркадьевны сложилась трагически. После войны она получила 10 лет лагерей за пособничество фашистам. Отсидела их почти полностью, но так и не дождалась разрешения возвратиться в Киев...

К счастью, вывозя картины, книги или произведения прикладного искусства, немцы скрупулезно записывали, сколько вещей, откуда и куда они отправляют. Такие документы, понятное дело, сильно облегчают поиски перемещенных ценностей. Но, само собой разумеется, чтобы их обнаружить, группе Долинского приходится, не покладая рук, работать в архивах Украины и России. Вот лишь один пример, дающий представление о том, что немецкие оккупационные власти вывозили из Киева. «В краевое управление архивами, музеями и библиотеками от госархивдиректора доктора Винтера. При этом отправляю вам список актов и документов, конфискованных оперативным штабом рейхсляйтера Розенберга в Лавре...». Далее следует длинный перечень, в котором фигурируют грамоты польского короля Сигизмунда, римского папы Александра VII, царя Петра I (подтверждающего перевыборы одного из архимандритов верховным настоятелем монастыря Киевской Печерской лавры и права монастыря), оригинал письма царицы Екатерины II в Киевскую духовную академию, грамоты польских королей Станислава Августа и Яна Казимира, российской царицы Елизаветы, гетмана Мазепы и целый ряд других документов, любой из которых сделал бы честь лучшим музеям мира.

- Большинство этих раритетов, к счастью, возвращено в Украину, - рассказывает Александр Долинский. - Причем один из них попал в Киев совсем недавно. Его привезла в столицу и вручила сотрудникам Исторического архива директор киевского филиала Института Гете в Германии графиня Баудецин. Речь идет о грамоте Петра I, украденной в годы войны из Киево-Печерской лавры. По каким-то причинам по пути в Германию ее потеряли. Подобрал уникальный документ американский офицер и все последующие годы продержал его у себя дома в качестве... украшения. Право же, царская грамота того стоила. Представьте себе почти метрового размера пергамент, закрывающийся сверху парчовой накидкой. Документ написан изумительным почерком и скреплен вислой печатью. Под ним стоит собственноручная подпись Петра I. Царскую грамоту случайно увидел приглашенный в гости к американцу один из местных украинцев. Он объяснил ее владельцам, каким сокровищем они обладают, и те решили вернуть историческую реликвию нашей стране...

Поиск перемещенных ценностей активно ведут и зарубежные исследователи. В частности, параллельно с группой А.Долинского работают ученые Бременского университета под руководством профессора В.Айхведе. Недавно немецкие специалисты издали книгу о мюнхенской картотеке, созданной в свое время в американской зоне оккупации Германии (в ней были собраны сведения обо всех культурных ценностях, привезенных в Мюнхен). Другая книга рассказывает о том, как в годы войны гитлеровцы грабили наши музеи, архивы и библиотеки. Группа профессора Айхведе активно участвует в поисках документов и ценностей, вывезенных фашистами в Германию. Вместе с тем немецкие ученые ведут большую работу и в наших архивах. Говоря коротко, они ищут перемещенные ценности у себя, чтобы отдать их Украине, и у нас, чтобы вернуть в Германию. Два года назад при содействии профессора Вольфганга Айхведе из его страны возвращено в Украину 700 ценнейших книг со штампами киевских библиотек, вывезенных из нашей столицы во время войны. Проблеме перемещенных культурных ценностей много времени и сил отдает и американка Патриция Гримстед-Кеннеди. Результатом ее работы в украинских архивах стал справочник, изданный в США.

Здесь нужно заметить, что ученые Института украинской археографии и источниковедения поддерживают постоянный контакт с Национальной комиссией по возвращению культурных ценностей в Украину, которой руководит профессор Александр Федорук. Долинский и его коллеги намерены издать сборник документов, которые помогут вернуть в Украину произведения искусства, книги и рукописи, все еще остающиеся за пределами страны. А проще сказать, группа Александра Васильевича подсказывает, где и что нужно искать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно