ТАИНСТВА ПСИХИКИ

6 мая, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 6 мая-17 мая

К 100-летию теории Зигмунда Фрейда В 1968 году ученый опубликовал несколько аналитических наблюдений, засвидетельствовавших появление в науке психоанализа...

К 100-летию теории Зигмунда Фрейда

В 1968 году ученый опубликовал несколько аналитических наблюдений, засвидетельствовавших появление в науке психоанализа. Фрейд утверждал, что все процессы психической жизни человека являются по существу бессознательными, а сознательная жизнь разума составляет незначительную часть в сравнении с жизнью бессознательной. Опираясь на бессознательное, Фрейд создал и учение о детской сексуальности, одной из форм проявления которой стал «Эдипов комплекс». То, что в детстве было едва воспринимаемо - то ли ненависть к отцу и желание его смерти, то ли нежность к матери и неосознанное желание обладать ею, - с возрастом как бы увеличивается, превращаясь в созидательную или разрушительную силу. К бессознательной сфере Фрейд относил также чувства, желания, фантазию, воображение, многозначительно утверждая, что далеко не все, чем владеет бессознательное, должно осознаваться...

На вопросы нашего корреспондента отвечает профессор, доктор философских наук Лариса Левчук.

- Лариса Тимофеевна, известно, что понятие о детской сексуальности шокировало современников Фрейда. В общем оно и сейчас у обывателя вызывает, как сказал один комментатор, массу всяких мыслей... Что вкладывал в это понятие Фрейд?

- Он вкладывал очень широкий смысл. Это древнейшее чувство голода и желания, переходящее из поколения в поколение, это инстинкт жизни, инстинкт самосохранения, а не только сексуальное стремление. Эти мотивы были использованы в творчестве многими художниками. Например, Скот Фиджеральд в романе «Ночь нежна», в котором совершенно четко звучит тема насилия отца над дочерью, Пазолини, экранизирувавший трагедию Софокла «Царь Эдип». Для самого Фрейда «Эдипов комплекс» был толчком, как бы подтверждающим материалом, позволяющим ему говорить о том, что сексуальное чувство - это первое основное чувство, формирующееся у ребенка. У Фрейда есть знаменитая фраза, которая звучит так: «Не претерпев никаких изменений, первобытный человек продолжает жить в бессознательном каждого из нас». То есть сознательно он принадлежит своему веку, но на уровне как бы генетического кода он связан со всеми периодами, начиная от пресловутой пещеры первобытного человека.

- В «Максимах» Ларошфуко я вычитал афоризм: «Философия легко берет гору над бедами минувшими и будущими, но беды теперешние ее побеждают». Поэтому, я надеюсь, вы простите меня за неуклюжие попытки, как это не трудно, приблизить наш разговор к современности. Интерес к темным сторонам психики был всегда, но особенно возбуждается, когда в обществе возрастает нестабильность. Я имею в виду прежде всего такое явление, как «чернуха», обвал которой, к счастью, в последнее время поубавился. Ведь это тоже углубление в темные стороны жизни, личности, выраженные в грубой форме.

- Возможно. Однако нельзя сказать, что Фрейд был далек от жизни. Мы никогда не должны забывать, что первым толчком к теории была его деятельность как врача-психиатра, он шел к ней от больного человека, работая с невротиками, шизофрениками, параноиками, с болезненными формами истерии, пытаясь найти пути помощи человеку. Обобщая богатый материал, он пришел к выводу, что в какой-то форме психически нормального человека в природе не существует, то, что мы называем психической нормой, - это как бы условность, потому что в любой момент эта норма может склониться в ту или иную сторону. Кстати, Фрейд очень быстро нашел общий язык с работами крупного итальянского психолога и криминалиста Чезаре Ламброзо, который постоянно занимался так называемыми негативными типами, людьми, совершающими преступления. Он выискивал у них общие черты, неминуемо приводящие к нарушению общественных норм.

- Мне кажется, что с одной стороны свобода, с другой - в широком смысле слова - идейная неразбериха способствуют обращению искусства к «подполью» психики, к непознанным, а потому темным глубинам человеческой бессознательности. Даже любовь в интерпретации некоторых нынешних художников представляется неестественным, извращенным чувством, например, в спектаклях известного режиссера Романа Виктюка. Что вы об этом думаете?

- Очень интересный вопрос. Помнится, как-то Виктюк заявил, что мечтает снять фильм о жизни Захера-Мазоха и тем самым, естественно, выразить мысли этого достаточно интересного австрийского писателя, почти современника Фрейда, умершего в 1895 году. Фрейд был знаком с его романом «Венера в мехах», в котором были как бы изложены принципы мазохизма. Он попытался соединить два таких сложных явления, как садизм, то есть получение эмоционального наслаждения путем морального или физического унижения другого человека, и мазохизм - получение наслаждения путем самобичевания. Садо-мазохистский комплекс - только одна из граней концепции Фрейда, в котором он проводит мысль о том, что бессознательное в человеке может продуцировать подобное пересечение. Насколько мне известно творчество режиссера Романа Виктюка, его интересует именно эта сложная грань психологии личности. Если говорить о теме мрачных темных сторон человеческой психики, то Фрейд является всего лишь важным этапом в веренице «погружений» художников в тайны человеческой природы. До него - это Достоевский, параллельно с ним - Франц Кафка, Леонид Андреев и многие другие.

Фрейд очень любил Достоевского, изучал его и написал небольшую работу с очень громким названием «Достоевский и отцеубийство». Известно, что в семье Достоевских были очень сложные отношения между сыновьями и отцом, очень много было непонятного, недосказанного в убийстве отца Федора Достоевского крепостными крестьянами. В своей работе Фрейд пытался раскрыть бессознательное в психике Федора Михайловича и называет четыре исследуемых параметра: Достоевский-писатель, Достоевский-эпилептик, Достоевский-грешник и Достоевский-этик, старался понять концепцию разумного эгоизма, лежавшую в основе романов «Преступление и наказание» и «Бесы».

- Фрейд говорит, что искусство - всего лишь наивная серьезность действа, всего лишь игра, ограждающая от действительности. Выходит, что искусство - тоже результат бессознательного?

- Во-первых, Фрейд не был профессионалом в области теории искусства. Будучи достаточно образованным, в целом ряде областей духовной жизни человечества, он был любителем, профессионалом же он был, повторяю, лишь в области психиатрии. Фрейд общался с действительно большими художниками своего времени - Томасом Манном, Роменом Роланом, Стефаном Цвейгом, Теодором Драйзером, французским искусствоведом Анри Бретоном, к нему обращался еще совсем молодой Сальвадор Дали, на равных вел с ними диалог по поводу каких-то конкретных произведений. В конце концов искусству можно приписать любую из граней, обозначенных Фрейдом. Да, искусство - это игра, да, в основе искусства лежит принцип условности. Но, конечно, искусство - это социально значимое явление вне всяких сомнений, и каждый из нас может привести десятки примеров, когда великий художник становится духовным отцом нации, когда его творчество определяло собой духовные искания. Да, искусству часто приписывают то, что Фрейд называл наивностью детства, но этот образ надо понимать широко - речь идет о чистоте восприятия, о чистоте эмоциональной реакции, не отягощенной предшествующими стереотипами. Вот в этом смысле каждое великое произведение как бы заново дает нам возможность увидеть то, что формально в жизни мы вроде видим.

- Фрейд утверждает, что искусство для искусства порождает безыдейность и безнравственность... Ваше мнение?

- Так напрямую нельзя сказать. Дело в том, что когда эта теория формировалась - а ее основателями являются известный французский искусствовед Теофиль Готье и группа «Парнас», - тогда шла борьба за собственно творчество, а не за выполнение творчеством каких-то функций. Концепция чистого искусства предполагала самоценность художественного познания, самоценность самовыражения художника. Это ставилось во главу угла. Ее начали резко критиковать тогда, когда остро стал вопрос о принципах народности, о просвещении, о демократичности искусства, когда публика требовала героев из простых людей, проводящих жизнь на площадях и базарах, когда пытались разрушить основы классицизма. Теоретически здесь надо было говорить о приоритетах - собственно искусстве и искусстве, выполняющем какую-то функциональную роль. Я полагаю, что подобная альтернатива ошибочна, потому что искусство и должно быть самоценно, вместе с тем оно обращено к человеку, способному видеть красоту и наслаждаться, при этом не исключено, что он будет делать какие-то выводы, в том числе нравственные и политические...

Фрейд не создал убедительной теории искусства, многие ее положения ошибочны, но он нашел зерно, дающее всходы до сих пор. Мы до сего времени не имеем четкого представления о границах теории Фрейда, потому что его учение вошло буквально во все сферы духовной деятельности человека - начиная от психиатрии, религии и искусства и кончая новыми учениями - психоисторией, психовластью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно