СЫН ИТАЛИИ И ПРАВИТЕЛЬ ФРАНЦИИ

24 января, 2003, 00:00 Распечатать

Государственный деятель, первый министр Франции, кардинал Мазарини всесторонне укреплял абсолютную власть своего крестника, несовершеннолетнего Людовика XIV, Короля-Солнца...

Государственный деятель, первый министр Франции, кардинал Мазарини всесторонне укреплял абсолютную власть своего крестника, несовершеннолетнего Людовика XIV, Короля-Солнца. Неутомимым трудолюбием и несокрушимой волей расширял вместе с талантливыми полководцами границы государства. Во внешней политике, благодаря искусной дипломатии, Мазарини добивался мирных договоров, а иногда и военных союзов, с ведущими державами, утвердив политическую гегемонию Франции в Европе.

Чрезвычайный и Полномочный Посол

Джулио Мазарини родился в Риме или в Пешине (близ Авеццано, область Абруцци). Его родители принадлежали к окружению могущественного феодального рода Колонна: отец Пьетро Маззарино (уроженец Сицилии) служил дворецким у кондотьера Филиппо I Колонна, а мать Ортензия Буфалини, происходившая из знатной тосканской семьи, находилась в родстве с Колонна по женской линии. Несмотря на финансовые трудности и большую семью (был еще один сын, ставший монахом, и четыре дочери), Маззарино был в состоянии послать Джулио в римскую школу к иезуитам.

Прекрасно подготовленный студент школы «Общества Иисуса» молодой Мазарини сопровождал в Испанию будущего кардинала Колонна. Здесь в университетах в Алькале-де-Энарес и в Саламанке Джулио изучал философию, теологию и каноническое право. К церковной юрисдикции относилась значительная часть внецерковных (главным образом, гражданских) правоотношений: брачно-семейные, имущественные и даже уголовные).

Получив звание доктора прав, Мазарини вернулся в Италию, и в 1624 г. от кондотьера Колонна получил капитанский чин в папские войска. Однако Джулио хотелось играть первую скрипку в политической жизни. Вскоре, благодаря могущественным покровителям, он поступил на дипломатическую службу при римской курии. В 1628 году Мазарини был назначен секретарем папского легата в Милане.

В январе 1630 г., во время так называемой войны за Мантуанское наследство между испанскими и австрийскими Габсбургами, с одной стороны, и Францией — с другой, кардинал Барберини, самый младший племянник папы Урбана VIII, послал Мазарини в Турин для переговоров с французским государственным деятелем Урманом Жаном дю Плесси, кардиналом Ришелье. Молодой человек был очарован могуществом первого министра Людовика XIII. «Я решил, — писал он, — посвятить себя ему всецело».

Вскоре молодой дипломат приобрел европейскую известность, драматично проскакав на лошади между двумя враждующими армиями, собиравшихся сражаться у Касале в Монферрато, с криком: «Мир, мир!». До конца жизни о нем помнили как о бесстрашном рыцаре, который рисковал своей жизнью, чтобы остановить кровопролитие. Хотя испанцы сняли осаду вокруг Касале, много еще нужно было сделать, чтобы достичь всеобщего мира.

В дальнейшем кардинал Ришелье сумел склонить Мазарини, специального представителя римской курии, в пользу Франции, и это отразилось на мирном договоре, заключенном при его посредстве, в Кераско 19 июня 1631 г. В результате французам удалось закрепить владения мантуанских герцогов за герцогом Неверским, а также получить от герцога Савойского г.Пинероло и ведущую к нему военную дорогу — важный для Франции плацдарм на пути в Италию.

Исход войны за Мантуанское наследство (1628—1631) усилил международные позиции Франции и, естественно, возбудил сильнейшее негодование Испании. Карьера дипломата висела в воздухе. Однако влияние Антонио Барберини и письма Ришелье к папе Урбану VIII привели к тому, что Мазарини не только не пошел ко дну, но и получил пост вице-легата (заместителя дипломатического представителя Святого Престола) в Авиньоне. В этом же 1632 году вступил в духовное звание.

В 1634 г. Мазарини получил должность нунция при французском дворе. К Джулио благосклонно относились лица, облеченные властью. «Открытость сердца и ума» французов впечатляла его. Но пока Мазарини проводил политику Ришелье, испанцы неоднократно жаловались на нунция папе. В конце концов римская курия отстранила его от исполнения служебных обязанностей бывшего нунция.

Отозванный сначала в Авиньон (в качестве легата), а затем в Рим он продолжал оказывать влияние на французскую политику посредством переписки с Ришелье и его советником, отцом Жозефом. Франсуа Ле Клер дю Трамбле (1577—1638), известный также как «серое преосвященство», был доверенным лицом и советником кардинала Ришелье. Энергичный, жестокий, честолюбивый отец Жозеф, не имея никакого официального звания, тем не менее пользовался большим влиянием и властью. Вместе с друзьями-кардиналами (в том числе и Барберини) Джулио возглавил французскую партию внутри папского дворца.

Отмечая старания Мазарини, король Франции Людовик XIII Справедливый пожаловал ему церковную пенсию, наградил земельными владениями, выдал документы французской натурализации (приобретения подданства) и, наконец, пригласил его вернуться в Париж. 5 января 1640 г. Джулио оставляет папскую службу, чтобы начать службу французскую.

Первый министр и фаворит королевы

Вскоре Джулио Мазарини стал доверенным лицом де Ришелье, его ближайшим сотрудником. В 1641 г. по ходатайству короля Людовика XIII получил он сан кардинала. Папа Урбан VIII надеялся, что Мазарини сумеет заключить всеобщий мир. Но пока что католическая Франция сражалась против Габсбургов, таких же католиков.

На смертном одре (4 декабря 1642 г.) первый министр, кардинал де Ришелье указал на Мазарини как на человека, который может его заменить; на следующий день Людовик Справедливый призвал его в королевский совет. В первые месяцы своего управления он возродил надежды на более мягкое отношение к деятелям оппозиции: выпустил из Бастилии маршала Бассомпьера и других, заключенных по приказанию Ришелье, призвал в парламент многих изгнанных членов и устроил примирение между герцогом Орлеанским и королем. В то же время он сумел войти в милость к королеве Анне Австрийской.

Через полгода после смерти Ришелье скончался и Людовик XIII. Король Франции завещал, чтобы после его кончины, во время малолетства его сына, правление находилось в руках особого совета. Но по желанию Анны Австрийской парламент в соглашении с высшим дворянством уничтожил это завещание и передал регентство самой королеве. Последняя стала единоличной правительницей Франции, но всю реальную власть передала в руки первого министра, кардинала Мазарини, к великому неудовольствию принцев и других вельмож.

Любезным обращением, предупредительностью и щедростью, неутомимым трудолюбием Мазарини примирил их с собою. Но это длилось недолго. Так называемые «Важные» — феодальная знать — устроили заговор, быстро подавленный первым министром. Но в дальнейшем он составил министерство только из своих приверженцев.

К числу недовольных вскоре присоединился и парижский парламент, который, не разделяя взглядов кардинала на финансовые дела, отказался зарегистрировать некоторые из его указов и повторил свой отказ после королевского заседания; регентша сказала, что «эта сволочь оскорбляет королевское величие». Мазарини велел арестовать вожаков парламента. В Париже были немедленно воздвигнуты баррикады и вспыхнуло восстание, известное под именем Фронды (дословно — «праща»). Первый министр был вынужден распорядиться об освобождении задержанных.

Одновременно он дал указания французской делегации в Мюнстере подписать мир во что бы то ни стало; и хотя по условиям Вестфальского договора 1648 г. Франция получила Эльзас (без Страсбурга) и за ней был признан суверенитет над принадлежавшими ей уже 100 лет Мецом, Тулем и Верденом в Лотарингии, это скромное достижение и в малой мере не соответствовало военному превосходству Франции и Швеции над «Священной Римской империей» (австрийские Габсбурги). Но Испания, хотя и ослабленная, отказалась подписать мир с Французской монархией, рассчитывая, что последняя вскоре рухнет в пожаре внутренней смуты.

Пять лет Мазарини с замечательным упорством и энергией выдерживал борьбу против соединенных сил аристократии, парламента и народа, действовавших против него не только оружием, но и целым рядом памфлетов и брошюр, известных как Мазаринада. Кардинал то уступал, то вновь переходил в наступление. Несколько раз он был вынужден бежать из Парижа вместе с несовершеннолетним королем и дважды покидал пределы Франции (1651-й и 1652 г.), изгнанный по указу парламента, который, по возвращении Мазарини во Францию в 1652 г., назначил 50000 ливров за его голову. Но даже из-за границы кардинал продолжал фактически руководить французскими делами. Принцу Конде (современники прозвали его «Великий Конде») как вождю Фронды Мазарини противопоставил французского полководца Тюренна (в 1660 г. он получил высшее военное звание главного маршала). Борьба велась с переменным успехом. Наконец Анри де Ла Тур д’Овернь, виконт де Тюренн одержал верх, чему немало способствовал недостаток единодушия среди вожаков оппозиции. Что касается Луи II Бурбона, принца Конде, то по окончании Фронды он бежал в Нидерланды и был назначен главнокомандующим… испанской армией, во главе которой опустошал Северную Францию.

Зимой 1653 г. первый министр Мазарини торжественно въехал в Париж. С этих пор он стал с удвоенным рвением трудиться над утверждением абсолютизма. В 1654 г. король Франции был коронован. Однако Людовик XIV взял в свои руки всю полноту власти только в 1661 г., после смерти Мазарини.

Мазарини сумел сделать выводы из событий периода Фронды — острейшего внутриполитического кризиса во Франции. Он считал необходимым удовлетворить в государственных интересах королевства многие требования оппозиции. Среди них: запрет на узурпацию власти первого министра; ограничение прав парламента; осуждение произвола сборщиков налогов; облегчение положения крестьян в деревне и с этой целью увеличение налогов c промышленников и торговцев; создание государственного совета, в котором были бы представлены все сословия французского общества и т.д. Многие из этих проблем были решены еще при жизни первого министра.

Не стесненный более внутренними смутами, Мазарини возобновил военные действия против испанских Габсбургов. С этой целью он заключил мирный и торговый договоры (1655), а затем и военный союз (1657) с лордом-протектором Оливером Кромвелем, обеспечивший Франции поддержку Англии, Ирландии и Шотландии. Кроме того, Мазарини в 1658 г. заключил оборонительный союз с германскими княжествами (так называемая Лига Рейна) и в результате подорвал значение Империи. Испания, доведенная до полного истощения, вынуждена начать переговоры с Францией.

Необходимо подчеркнуть, что кардинал уделял основное внимание не столько внутренней, сколько внешней политике страны. Дипломатия была его любимым делом. Мазарини в совершенстве владел искусством переговоров. Ум его был по-итальянски живым и по-французски острым; манеры — мягкими, деликатными; речь — немногословной, но всегда аргументированной, стремление к компромиссам — постоянное, но осторожное. Все эти личные качества кардинала позволили ему последовательно проводить в жизнь собственную программу — установить всеобщий мир католиков и утвердить политическую гегемонию Франции в Западной Европе.

Участие Франции, хотя и запоздалое (с 1635 г.), в Тридцатилетней войне (1618—1648) в значительной мере определило ее исход. Первый министр сыграл активную роль в подготовке Вестфальского мира в 1648 г., завершившего первое общеевропейское побоище, а в 1659 г. — в подписании Пиренейского мира, закончившего многолетнюю войну Франции с Испанией. Согласно основанным условиям, Испания отдала Франции ряд территорий в Испанских Нидерландах (большая часть Артуа, часть Фландрии и др.), на пиренейской границе (Руссильон, Конфлан; новой границей между обоими государствами должны были служить Пиренеи); подтверждались права Франции на Наварру.

Особенность подписания Пиренейского мира состояла в том, что он предусматривал брак Людовика XIV с испанской инфантой Марией Терезией, старшей дочерью короля Филиппа IV. Правда, Мазарини внес в текст документа, подписанного обеими сторонами, существенную оговорку. Приданое инфанты — 500 тысяч золотых экю — должно было быть выплачено в точно установленный срок: в течение полутора лет. При несоблюдении этого требования Мария Терезия отказывалась от своих прав (и прав своих потомков) на испанский престол. Расчет Мазарини был прост и очевиден. Испания в это время была разорена. Двору не хватало денег даже на содержание королевской кареты. Поэтому выплатить приданое инфанты испанцы в срок явно не могли. В этом случае французская дипломатия сохраняла свободу рук в испанских делах и, главное, при решении важнейших вопросов: о наследовании престола Испании. События показали, что в своих расчетах кардинал не ошибся: Карл II под давлением французской дипломатии завещал испанский престол Филиппу Анжуйскому, внуку короля Людовика ХIV (Бурбона), который и занял его в 1700 г.

Но Мазарини был не только прагматиком, а иногда и… фантазером. Вот пример, ставший классическим.

В 1657 г. скончался император «Священной Римской империи германской нации» Фердинанд II. Мазарини решил воспользоваться ситуацией и посадить на освободившийся престол «своего человека». После нескольких неудачных предложений он сделал невероятный шаг — выдвинул кандидатуру… Людовика XIV, являвшегося по Вестфальскому договору германским принцем. Кардинал не жалел денег на подкупы. Он намеревался добиться объединения под одной короной Империи и Франции. И Людовик XIV лично пожаловал в Мец осенью
1657 г. Но все оказалось напрасным. Императором избрали представителя австрийских Габсбургов Леопольда I.

В 1660 г. был заключен брак между королевой Марией Терезией и королем Людовиком XIV. Опять соединились две наиболее могущественные европейские династии — Бурбоны и Габсбурги.

Репутация и характер кардинала

Враги Мазарини упрекали его за жадность. Действительно, Мазарини иногда путал королевский доход со своим собственным. Однако в нескольких случаях, когда страна находилась в отчаянном финансовом положении, он отдал свое богатство в распоряжение государства.

Умный кардинал умел подбирать опытных служащих в министерстве. Француз Жан Батист Кольбер (в юности студент школы «Общества Иисуса») навел порядок в весьма запутанных финансовых делах. Финансист сумел завоевать полное доверие кардинала, который рекомендовал Кольбера Людовику XIV. После кончины первого министра Кольбер в тот же день передал 13 млн. ливров, принадлежавших Мазарини, лично королю. По завещанию 40 млн. ливров Мазарини оставил своим многочисленным родственникам.

Кардинал обладал на редкость развитыми семейными привязанностями. Его близкие и дальние родственники из итальянских семейств Манчини и Мартиноззи вступали в брак с именитыми французскими аристократами (например, Мария Мартиноззи вышла замуж за принца Конти, представителя младшей ветви королевского дома Бурбонов, и стала принцессой). «Скупой» Мазарини организовывал великолепные свадьбы. В соответствии с римской традицией непотизма (раздачи римскими папами доходных должностей, высших церковных званий и земель своим родственникам), кардинал преподносил богатое приданое. Он прекрасно относился к своим племянницам, но, как только узнал о любви короля к Марии Манчини, сразу отправил ее в Италию. Страсть Людовика XIV могла иметь самые роковые последствия для всего королевства. Как раз рассматривался вопрос о женитьбе французского короля на испанской инфанте Марии Терезии. Но дядя не оставил племянницу. Мария Манчини стала графиней Колонна.

Еще раньше Людовик XIV влюбился в Олимпию — одну из сестер Манчини. Двор узнал об этой идиллии на Рождество
1654 г., когда король сделал Олимпию королевой всех праздничных торжеств последней недели года. Естественно, по Парижу вскоре распространился слух, будто Олимпия станет королевой Франции. Анна Австрийская не на шутку рассердилась. Она готова была закрыть глаза на чрезмерную привязанность сына к племяннице Мазарини, но ее оскорбляла сама мысль, что эта связь может быть узаконена. И юной Олимпии, которая обрела слишком большую власть над королем, было приказано удалиться из Парижа. Мазарини быстро нашел ей мужа, и вскоре она стала графиней Суассонской.

А теперь об отношениях Мазарини с Анной Австрийской. В 1615 г. Анну выдали замуж за короля Людовика XIII. Продолжавшийся 28 лет брак был отмечен взаимной холодностью, а иногда и откровенной враждебностью супругов. Более того, в 1625 г. при французском дворе разразился скандал: английский герцог Джордж Вильерс Бекингем публично объяснился королеве в любви, чем вызвал ненависть Людовика XIII. Отношения супругов отравляла постоянная борьба вокруг первого министра кардинала Ришелье: Анна стремилась вывести короля из-под его влияния и неизменно подключалась к заговорам против Ришелье. Однако все они заканчивались провалом, и антипатия Людовика к жене возрастала. Ей удалось добиться лучшего отношения при дворе, лишь когда она родила двух сыновей (будущего Людовика XIV и Филиппа, будущего герцога Орлеанского). После смерти мужа Анна стала регентшей при своем пятилетнем сыне.

Королева и Мазарини прекрасно ладили, она принимала его советы безоговорочно. На основании отличных отношений между королевой и первым министром «Мазаринады» и «Большая Советская Энциклопедия» делают вывод, что Мазарини и королева-регентша вступили в тайный брак. В свою очередь, «Новая Энциклопедия Британника» утверждает: «Гипотеза о тайном браке между регентшей и ее министром невероятна». А «Католическая Энциклопедия» пришла к выводу: «Точный характер отношений Мазарини с Анной Австрийской — одна из загадок истории».

Умер Джулио Мазарини в Венсенне 9 марта 1661 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно