«Свобода слова» в номенклатурно- клановом мироощущении

18 декабря, 2009, 13:27 Распечатать

Кроме желаемой свободы слова, как одного из проявлений демократического развития общества, у нас в стране существует несколько виртуальных, разворачивающихся в телевизионном мире ток-шоу...

Кроме желаемой свободы слова, как одного из проявлений демократического развития общества, у нас в стране существует несколько виртуальных, разворачивающихся в телевизионном мире ток-шоу. Характерной чертой «Свободы слова» на ICTV, «Большой политики с Евгением Киселевым» на Интере и «Шустер Live» на ТРК «Украина» является то, что они были задуманы и происходят в виде спектакля: существуют зрители, представляющие собой срез всех социальных слоев Украины, и «актеры» — политики и власть имущие, участвующие в ток-шоу.

Сюжет и содержание спектаклей (выступления) в основном предсказуемы. Некоторые политики неукоснительно следуют своему «амплуа»: всегда задумчивый или негодующе-грустный Сергей Соболев; срывающийся на обличительную речь словесный драчун и рубаха-парень Нестор Шуфрич; выступающий в роли мудрого отца Леонид Кравчук. Да и некоторые комментаторы им не уступают. Так, Виталий Портников большую часть времени молчит, чтобы на каком-то этапе ток-шоу с победно-восторженным видом извергнуть информацию в виде истины в последней инстанции. Иными словами, перед глазами телезрителей происходит фольклорное действо, нечто вроде вертепа или свадьбы, где, например, персонаж, наряженный цыганом, будет танцевать или бить в бубен, а изображающий солдата — экзальтированно хватать воздух свободы, словно только что пошел на дембель или на побывку. Представители народа играют народ, который, как всегда, безмолвствует и свое мнение способен выразить лишь поставленной галочкой в бюллетене во время выборов или нажатием кнопки на ток-шоу. В общем, получается как в знаменитом мультфильме, где говорится, что «крокодил Гена работал в зоопарке… крокодилом».

Если комплексно брать высказывания всех участников ток-шоу (выступления политиков, вопросы и замечания комментаторов и сразу переводящееся в статистику отношение к выступающим «всего» народа), то действо сильно напоминает архаический театр Древней Греции, где помимо героев драмы, комедии или трагедии существовал отдельный персонаж — хор, вторящий своими песнопениями герою или порицающий его и вступающий с ним в пререкания. Правда, в древнегреческом театре спектакли устраивались по несколько месяцев дважды в год — весной и летом, во время Великих Дионисиев, посвященных богу Дионису. А у нас празднества заменяют выборы — если не президентские, то парламентские.

Древнегреческий хор пел песни или задавал актеру вопросы, двигаясь вокруг жертвенника Дионису. В постсоветском варианте современного сознания жертвенник и сам Дионис подменяются незримыми постулатами демократии и свободы слова. Вокруг них все и ходят кругами, прославляя, однако редко ими пользуются. Ибо сознание и воля многих выступающих пребывают не столько в состоянии свободы и демократии, сколько в символическом поклонении им. Естественно, неосознанном. Поэтому и большинство выступлений можно рассматривать не как непосредственное проявление свободы слова, а как культовое служение ей либо как ее символическое, но не реальное выражение.

Роль античного хора, особенно в его поддерживающе-порицающих функциях, в ток-шоу играют комментаторы и задающие вопросы или бросающие реплики политики, которые в данный момент не выступают. А сложная система надавливания народом на кнопки с последующим воспроизведением эмоционального состояния в виде возникающих на больших мониторах столбиков, разделенных на сегменты кружков и простых таблиц служит аккомпанементом хору – своеобразной цвето- и графикомузыкой.

Как и в древнегреческом театре, где не только актер исполнял четко заданную мифологическим сюжетом роль, но и вся пьеса являлась интерпретацией того или иного мифа или своеобразным дополнением к нему, выступающий на политическом шоу чаще всего не выражает себя как определенную индивидуальность с только ей одной присущими взглядами, а как бы воплощает коллективную мораль и стратегию партии, к которой относится. Мифологический сюжет заменяют явные и тайные планы партии, ее стратегия и программа, а также корыстные интересы власть имущих. Однако это не означает, что элементы древних мифологических сюжетов не могут становиться матрицей для показного поведения или выступления какого-нибудь политика. Гераклов, совершивших тот или иной политический подвиг — как-то внесение изменений в закон или блокирование трибуны, — мы имеем возможность видеть на каждом ток-шоу. Видим и прометеев, осчастливливающих народ тем или иным предметом либо явлением цивилизации, принесенным с олимпа в зависимости от ситуации в стране. Совсем недавно, например, наши прометеи соревновались в раздаче медицинских повязок и подарков больницам и госпиталям в виде аппаратов искусственной вентиляции легких и т.п.

В выступлениях и действиях политиков имеют место даже целые циклы мифов. И мы в который раз слушаем истории о плавании за золотым руном (то есть о поездках «аргонавтов» за дешевым газом в Москву, за упрощенным безвизовым режимом либо ассоциативным членством Украины в ЕС в Брюссель).

С современной точки зрения коллективная личность в лице выступающего политика является совершенно обезличенной. Хотя это не означает, что вне ток-шоу он тоже не является личностью. Просто жанр определяет выбор содержания, а цивилизация и культура — степень открытости политика в публичном мероприятии. Выступающий чаще всего не демонстрирует свою личную и интеллектуальную независимость, а, наоборот, пытается поцветистей доказать преданность партии, группе или клану, в которые формально или неформально входит. По этой причине большинство выступлений имеют довольно узкий диапазон демонстрации знаний и вытекающих из них доказательств. Например, в спорах о целесообразности или нецелесообразности приватизации соперничающие партии ухищрялись делать многое, но в рамках заданного мифологией сюжета, то есть не выходя за пределы корпоративных интересов. Никто и не обмолвился о том, что, например, в Великобритании большая приватизация произошла в 1980-е годы с условием, что через 15—20 лет, когда владельцы приватизированных предприятий и других объектов окрепнут и начнут получать хорошую прибыль, они должны будут вернуть в бюджет страны значительные суммы. Процент возвращения от дохода был оговорен заранее, перед началом периода большой приватизации. К тому же в результате массовой приватизации в Великобритании многие простые британцы стали акционерами, что легло в основу развития народного капитализма — альтернативы капитализму олигархическому. Благодаря обширной, но состоявшейся по особым правилам приватизации, правительство Британии решило множество социальных проблем. Социальная защищенность британцев для нас, людей с недавним социалистическим прошлым, выглядит как продуманный и великолепный социализм. Примеров можно приводить тысячи. Между тем конкретная информация о том, как строится демократия в истинно демократических странах, для наших политиков — табу. В интересах большинства партий — не популяризировать эту информацию. И, что самое интригующее, замалчивание вытекает не только из материальных интересов, но и из того факта, что у «олимпийцев» должна ведь быть какая-то тайна. Вот таким образом и совпадают жанровые особенности политических ток-шоу с интересами политиков, точнее, ими же и формируются. Хотя ведущие и устроители ток-шоу могли преследовать иные цели, в самом деле пытаясь создать в телестудии атмосферу настоящей свободы.

Вторая яркая особенность политических ток-шоу — их очистительный характер в самом что ни есть фольклорном значении. Корни явления произрастают из своеобразия мироощущения власть имущих постсоветского пространства и требуют тщательного исследования этнологов, мифологов и социальных антропологов. Пока что можно обрисовать общую картину и отметить, что для некоторых политиков выступления и вообще участие в ток-шоу стали своеобразной вольницей, где можно отвести душу и сказать правдивое обличительное слово. Естественно, в рамках традиции, не выходя за пределы партийных интересов и вообще четко повторяя траекторию полета мысли, характерную для картины мира работников номенклатуры.

Любому человеку необходимо хоть где-то говорить правду, иначе он может впасть в глубокую депрессию. Ни для кого не секрет, как происходил процесс обогащения на постсоветском пространстве, получивший название «прихватизация». И поскольку почти все обогатившиеся люди родились и как личности сформировались в Советском Союзе, а значит, вольно или невольно, были взращены на гумусе советского коллективистского менталитета, у них, хотя и глубоко загнанное в подсознание, однако существует чувство вины перед простыми людьми. Поэтому возможность перед глазами народа хоть в чем-то обличать политического конкурента (хотя обвинения чаще всего поверхностные и имеют чисто ритуальный характер) ощущается как очистительная акция, некий, пусть не осознанный, акт покаяния. Совершаемый не только по личному желанию, но и по правилам телепередачи. Поэтому подобные шоу они неосознанно воспринимают как своеобразную вольницу, а свои выступления ощущают неким актом удали и молодечества. Можно даже провести отдельное исследование на тему «Политические ток-шоу в Украине как проявление виртуального состояния неоказачества».

В основе же «обличительных» откровений, звучащих на ток-шоу, лежат своеобразные мальчишники. Часто времяпрепровождение в сауне является неофициальным, однако обязательным для спаянной общими интересами деловой группы людей. Сама специфика искреннего разговора в сауне тоже имеет глубокие фольклорные корни. Истинно деловые люди, для того чтобы вести правдивый разговор, не нуждаются в обстановке очищения и обнажения. Ритуализированному человеку, чтобы поведать даже ритуализированную правду, необходимо быть окруженным символами обнажения и очищения, чувствовать обстановку, в которой он должен поведать правду как очистительную.

Поскольку на ток-шоу символы обнажения и очищения прямо не связаны с физиологией как таковой, а абстрагированы и касаются интеллектуальной деятельности, сама правда приобретает несколько иную направленность и правдоподобие, нежели в саунах. Однако несет на себе определенный акцент воли — в ее номенклатурно-клановом понимании и ощущении. В общем, ток-шоу у нас стали чем-то вроде духовно-интеллектуальных саун для власть имущих. И самое интересное, что если на политических ток-шоу происходит абстрагирование действий и ощущений, характерных для времяпрепровождения в сауне, и они приобретают символический характер, то воплощающие весь украинский народ зрители символизируют чисто материальные явления сауны: напор и температуру воды, наличие или отсутствие пара и т.п.

В первобытном обществе мужчины после набега на другое племя никогда сразу не возвращаются в свое родное селение. Какой бы грубой их мораль ни была, все же они понимают, что совершили несправедливость, зло, поэтому имеют право войти в свое селение и увидеть родных только после обрядов очищения, которые могут длиться несколько дней. Во время этих обрядов они как бы смывают с себя ту несправедливость и жестокость, которую совершили во время набега. Аналогия политических ток-шоу с сауной имеет еще и этот, очистительный смысл, когда после действий сказочного обогащения в предельно короткие сроки свершается обряд резания правды-матки друг другу в глаза, дабы потом со спокойной душой начать планировать еще более изощренные способы накопления личного добра.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно