Стефан Романив: «В диаспоре нас учили, что украинская нация не ограничена территорией»

12 февраля, 2010, 15:07 Распечатать

Один из самых ярких популяризаторов идей украинства в мире Стефан Романив недавно посетил Полтав...

Один из самых ярких популяризаторов идей украинства в мире Стефан Романив недавно посетил Полтаву, где поделился своими размышлениями относительно перспектив сотрудничества нашего государства с диаспорой, а также вспомнил историю своих родителей, по судьбам которых прокатилось тяжелое колесо нашей общей истории.

Стефан Романив родился в 1955 году в Мельбурне, Австралия. Его отец родом из Тернополя, а мама — немка. В свое время пан Романив закончил педагогический университет в Мельбурне, работал учителем начальной школы. Позже возглавлял парламентскую комиссию по вопросам мультикультурности. Его активная деятельность распространяется и на Всемирный конгресс украинцев (ВКУ), и на одну из австралийских организаций, отвечающих за изучение иностранных языков и сохранение культур (в Австралии, кстати, около 70 языков, которые дети могут изучать в школах). Стефан Романив был также председателем приходского совета Украинской греко-католической кафедры в Мельбурне.

— Пан Романив, вы впервые в Полтаве?

— Да... Я приехал сюда, чтобы продолжить диалог с Украиной и ближе познакомиться с Полтавой. Здесь, кстати, я впервые почувствовал, что такое мороз 20 градусов (в Австралии сейчас +39 градусов)! Несколько дней назад, еще до приезда в Полтаву, иду по улице Киева — снег, ветер, руки держу в карманах, а тут зазвонил мой мобильный. Вынужден был ответить, что перезвоню — не мог на таком холоде телефон держать. Я приехал из Австралии легко одетым. Мы с женой пошли в магазин, купили мне шапку, перчатки.

— Какие полтавские персоналии или, может быть, страницы истории нашего города вас особенно заинтересовали?

— Ваш земляк Дмитрий Нитченко — писатель, культурный деятель, живя в Австралии, пропагандировал Полтавщину, очень ею гордился. Он был председателем литературно-художественного клуба в Мельбурне, создал первую в Австралии кафедру украинистики. Сейчас там действует небольшое общество славистов, в него входят люди, чьи родители из Полтавы. Они проводят международные конференции.

— Полтавчане очень хотели бы организовать в краеведческом музее мемориальный уголок известного писателя с Полтавщины Дмитрия Нитченко. Не могли ли бы вы как посланец украинского зарубежья помочь получить для этого его личные вещи, книги?

— С радостью сделаю все, что смогу!

— Вернемся к вашей семейной истории… Ваш отец — украинец…

— Действительно, мой отец — украинец из Тернопольской области. Его принудительно отправили на работу в Германию во время Великой Отечественной войны. Там он познакомился с моей мамой — немкой. В 1949 году они вместе выехали в Австралию. Моя жена Анастасия тоже украинского происхождения, ее родители из Югославии. Нашему сыну Петру 29 лет. По специальности я учитель.

— Сегодня вы очень активно пропагандируете в мире идеи украинства…

—Меня очень часто спрашивают: «Если вы такой большой патриот, то почему не живете в Украине? Ведь теперь она независимая». В 1949 году мой отец должен был выбирать: возвращаться в Советский Союз или нет. В те времена это было нелегкое решение. Многие украинцы, насильственно вывезенные в Германию, по окончании Второй мировой войны домой не вернулись. Они подались в Канаду, Америку, Австралию, другие страны. Приехав в чужую страну, украинцы начинали создавать свою общину, чувствуя себя частью мировой украинской нации. Они объединялись, строили украинские школы, церкви, народные дома, открывали организации, такие как, например, «Пласт». Союз украинок сегодня есть в каждой стране, где живут украинцы — в Аргентине, Африке, Японии и т.д. Украинские общины в разных странах мира создали свои кредитные союзы, банки, библиотеки.

— И оставались душой с Украиной и украинцами...

— До 1991 года украинцы в диаспоре были, можно сказать, послами той Украины, каким мы все хотели видеть Украинское государство — самостоятельным, независимым. Проходили огромные демонстрации — мы выходили на улицы, старались дать миру знать, что есть Украина и что она порабощена коммунистическим режимом. Мы требовали освобождения Юрия Шухевича, Левка Лукьяненко. Зарубежные украинцы хотели объединяться, быть частью украинского сообщества. Лично мне жить в Австралии и быть лишь австралийцем очень трудно — что-то в сердце, в крови говорит, что я — частичка украинской нации. В украинских школах в диаспоре нас учили, что украинская нация не ограничена территорией. И наши дети сегодня чувствуют себя частью украинства. По нашим подсчетам, от 17 до
20 миллионов украинцев живут за пределами Украины. А в Украине — 45—46 миллионов. Мы должны понимать, что мы — целостность и друг друга дополняем.

— Когда произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции, первыми забили в набат как раз украинцы из диаспоры…

— Мы дали миру знать, что случилось. Потому что тогдашняя власть СССР все скрывала. Диаспора вынуждена была через свои парламенты, своих министров сообщать, что на территории Украины — мировая катастрофа. Кроме того, мы предоставляли Украине финансовую и медицинскую помощь, делаем это и сегодня. А в 2008 году мы отмечали 75-ю годовщину Голодомора в Украине. Акции по этому поводу были инициированы Всемирным конгрессом украинцев и президентом Украины. Три года назад мы предложили Виктору Ющенко делать это совместно, поскольку то была трагедия всего украинского народа, трагедия человечества. И тогда началась акция «Украина помнит, мир признает». Мы провели опросы — оказалось, что в Украине о Голодоморе что-то слышали 38 процентов населения. А сегодня об этой трагедии знает уже 80 процентов жителей Украины. Состоялась акция негасимой свечи, учрежденная в Австралии, которая обошла 33 страны мира с Украиной включительно. Мы и далее работаем через наши парламенты в Австралии, США, Канаде, Колумбии — чтобы весь мир признал Голодомор геноцидом. Самый большой противник этого — Российская Федерация. Мы не против россиян — мы против системы, которая не дает Украине развиваться.

— В каких делах Украина сегодня должна была бы помогать диаспоре в первую очередь?

— Наши дети еще говорят по-украински, но уже их дети могут языка не знать. Поэтому Украина должна нам помочь: нужен обмен, чтобы наши дети общались с вашими. Мой племянник побывал в Украине, и сегодня видит страну совсем иначе, хочет учиться и остаться здесь. Мы подписали с вашим Министерством культуры меморандум — чтобы творческие коллективы из Украины ехали в диаспору, а наши приезжали выступать сюда. Еще один меморандум подписали по вопросам спорта. На всемирных олимпиадах спортсмены из Украины и диаспоры могут дополнять друг друга. Украинская молодежь в диаспоре постоянно ищет возможность общаться. И общается — с помощью Интернета и других достижений современного прогресса. Мир сегодня очень маленький...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно