СПРЯТАННАЯ ВОЙНА

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 24 декабря-30 декабря

В конце декабря 1979 года, когда западный мир готовился встретить католическое Рождество, Советский Союз осуществил ввод Ограниченного контингента советских войск в Афганистан...

В конце декабря 1979 года, когда западный мир готовился встретить католическое Рождество, Советский Союз осуществил ввод Ограниченного контингента советских войск в Афганистан. 25 декабря в 15.00 по московскому времени на аэродромы в Кабуле и Баграме с трехминутным интервалом стали приземляться и взлетать военно-транспортные самолеты, доставляя в Афганистан первые советские части. В Кабул прибыла элитная 105-я воздушно-десантная дивизия. Вместе с десантниками Афганистан «посетил» также спецназ ГРУ, который возглавлял полковник Бояринов. А далеко на юге, в самом сердце Центральной Азии, по заснеженным и заледенелым перевалам шли советские моторизованные части. Так четвертый раз за последнее столетие наши войска входили в Афганистан.

«Мы, нижеподписавшиеся...»

Решение о вводе в Афганистан Ограниченного контингента советских войск окончательно созрело в недрах Политбюро в конце ноября 1979 года. Многие документы, проливающие свет на принятие этого решения, были рассекречены уже после войны.

Весной 1979 года на одном из конфиденциальных заседаний Политбюро ЦК КПСС Алексей Косыгин заявил: «Не следует подталкивать афганское правительство на то, чтобы оно обращалось к нам относительно ввода войск». И он же доказывал, что «необходимо исключить такую меру, как введение наших войск в Афганистан». Даже шеф всемогущего КГБ колебался. Юрий Андропов предвидел дальнейшую ситуацию: «На нас обязательно повесят ярлык агрессора».

Главком Сухопутных войск СССР генерал армии Павловский, возвратившийся из Афганистана после изучения обстановки, категорически высказывался против ввода наших войск в эту страну.

Кремль поначалу склонялся к тому, чтобы афганская правительственная армия, имевшая 100 тысяч штыков, сначала попыталась самостоятельно подавить мятеж не подчиняющихся режиму сил, а затем уж решать вопрос об оказании военной помощи соседней стране.

И все же кто стал инициатором ввода Ограниченного контингента советских войск в Афганистан? Кто бросил клич в духе интернационализма: «Окажем помощь братскому народу!»?

Кто? Да тот, кто отвечал за международную политику СССР. Именно Международный отдел ЦК КПСС, который получал подробнейшие доклады советских спецслужб из Афганистана. Кстати, против ввода войск высказывался МИД, осведомленный лучше Международного отдела о мнении Запада и «третьего мира». Но было уже поздно. Механизм был запущен.

Многие считают, что на принятии решения об оказании помощи афганскому народу настоял «друг всех коммунистов и марксистов» Леонид Ильич Брежнев. Однако не стоит забывать, что в те времена подобные решения не могли быть приняты в одиночку. Коллегиальность - вот краеугольный камень как внутренней, так, впрочем, и внешней политики СССР. Коллективные решения и круговая порука - вот тот необходимый сплав, из которого состояла пружина, приводившая в действие механизм этой самой политики.

12 декабря 1979 года состоялось очередное заседание Политбюро ЦК КПСС, обсудившее проблемы в Афганистане. Было принято решение о вводе советских войск в эту горную страну-соседку СССР - для оказания интернациональной помощи афганскому народу. Вот список тех, кто подписался под этим решением: Брежнев, Суслов, Андропов, Устинов, Черненко, Гришин, Кириленко, Пельше, Громыко, Тихонов, Пономарев, Щербицкий.

Общие безвозвратные людские потери в Афганистане (с 25.12.1979 по 15.02.1989 гг.)

Всего погибло 14453 человека.

В том числе:

- в бою - 9511;

- умерло от ран - 2386;

- умерло от болезней - 817;

- погибло в авариях, катастрофах, в результате происшествий, покончило жизнь самоубийством - 1739.

По категориям:

- генералов - 4;

- офицеров - 2129;

- прапорщиков - 632;

- сержантов и солдат - 11549;

- рабочих и служащих - 139.

Пропало без вести и попало в плен - 417 человек. 119 из них были освобождены, 97 вернулись домой, 22 живут в других странах.

Общие санитарные потери в Афганистане - 469685 человек. В том числе:

- ранено, контужено, травмировано - 53753;

- заболело - 415932.

Из них:

- возвращено в строй - 455071;

- уволено по состоянию здоровья - 11654;

- умерло (включены в число безвозвратных потерь) - 2960.

Из 11654 уволенных по состоянию здоровья 10751 человек стали инвалидами:

- I группы - 672;

- II группы - 4216;

- III группы - 5863.

«На войне как на войне...»

Генеральный секретарь НДПА, председатель Революционного совета, премьер-министр и министр обороны в одном лице Хафиззула Амин искренне радовался вводу советских войск в его страну, даже не подозревая, что часы его жизни сочтены. Ведь уже 27 декабря из кабульского аэропорта в направлении президентского дворца двинулась колонна советской бронетехники. Во главе колонны следовали переодетые в форму афганской регулярной армии бойцы спецотряда ГРУ ГШ под командованием полковника Бояринова.

На пути ко дворцу президента колонну остановили у КПП. Смена афганских контролеров была уничтожена за несколько секунд. Затем в ходе ожесточенной перестрелки спецназ ГРУ истребил охрану дворца и Амина вместе с его любовницей. В этой бойне от рук своего же бойца, принявшего командира штурмовой группы за афганца, погиб и полковник Бояринов.

После штурма президентского дворца в девять часов вечера Бабрак Кармаль выступил по кабульскому радио, заклеймив своего предшественника как агента ЦРУ, и объявил себя новым президентом Демократической Республики Афганистан. В это время наши войска, ведомые маршалом Соколовым, перешли советско-афганскую границу. Из Термеза через Мазари-Шариф в сторону Кабула по построенной советскими специалистами дороге начала движение 360-я моторизированная дивизия. Немного восточней - 201-я и 16-я моторизированные дивизии, выйдя из Нижнего Пянджа, заняли Кундуз. После чего произошло разделение. Часть сил отправилась в Файзабад, остальная бронетехника двинулась в направлении столицы Афганистана. На западе, оставив Кушку, четыре моторизированные дивизии вошли в Герат, Шинданд, Кандагар и Фарах. На афганские военные аэродромы приземлилось до 500 самолетов Миг-21 и Су-17. Интервенция Афганистана началась.

Поначалу вторжение советских войск в Афганистан не вызвало острой реакции в мире. Ведь незадолго до этого, 4 ноября 79-го года, исламисты захватили американское посольство в Тегеране, взяв в заложники 70 его сотрудников, и у администрации Джимми Картера были дела поважней, чем ввод Кремлем войск в Афганистан.

Но затем Америка отреагировала. И довольно жестко. Президент США заявил: «Любые попытки какой-либо внешней силы установить контроль над Персидским заливом будут рассматриваться как угроза жизненным интересам Соединенных Штатов Америки». (С вторжением в Афганистан советские войска оказались всего в 500 милях от побережья Индийского океана и приблизились к Ормузскому проливу, через который проходит основная часть мирового экспорта нефти. - Прим. авт.) Вот почему Штаты довольно жестко отреагировали на поход Советского Союза в Афганистан, который весь цивилизованный мир рассматривал как 16-ю республику СССР.

США ввели экономические санкции против СССР. Экспорт в Советский Союз сократился в три раза. Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСВ-2 (SALT-II), который Леонид Брежнев и Джимми Картер подписали 18 июня 1979 года, не был ратифицирован Сенатом. Довершил дело международной изоляции СССР бойкот Московской Олимпиады.

В первые месяцы 1980 года в крупных военных операциях Ограниченный контингент почти не участвовал. Повстанцы-моджахеды, вооружение которых состояло лишь из английских винтовок образца конца прошлого века, были просто ошеломлены мощью обрушившейся на них советской военной машины. Против разрозненных отрядов, состоящих в основном из крестьян, Советский Союз бросил шесть моторизированных дивизий, лучшую в стране среди ВДВ 105-ю воздушно-десантную дивизию, шесть вертолетных полков и авиацию. Кроме того, на советско-афганской границе находилось в готовности еще две дивизии численностью 30 тысяч человек.

Хорошо оснащенная, но не получившая необходимых теоретических и практических знаний Советская Армия, как это ни прискорбно было признавать, не была готова к войне. Например, горнострелковые дивизии, которые так пригодились бы в Афганистане, были расформированы еще в 50-х. Горной подготовке все это время не уделялось ни малейшего внимания. Лишь в 83-м военное руководство приняло решение о прохождении частями ВДВ полугодичного курса обучения ведения боевых действии в условиях горно-пустынной местности.

Советская военная техника также не была готова к ведению боевых действий в горах. Так, например, 73-мм пушки, установленные на стационарных БМП, из-за своей недостаточной скорострельности не могли эффективно обстреливать вершины гор, превращаясь тем самым в легкую добычу моджахедов.

Однако настоящую опасность для афганских партизан представляли не БМП, на которые наконец-то удосужились поставить 30-мм автоматическую пушку, а боевые вертолеты Ми-24 и штурмовики Су-25. Именно они обеспечивали должную огневую поддержку пехоте в горах.

В конце 1986 года США начали поставлять повстанцам ракеты «Стингер» класса «земля-воздух». Наши войска лишились своего самого эффективного оружия в условиях горной страны - боевого вертолета Ми-24, который теперь являлся легкой добычей любого афганца, вооруженного «Стингером». И лишь в конце 1988 года советские специалисты смогли разработать противоядие американским «Стингерам» и английским «Блоупайпам».

Но главная проблема для советских войск состояла в другом. Афганцы считали не только своим долгом, а и счастьем умереть в бою с неверными, ведь смерть в сражении для них была путевкой в рай. Один из афганских партизан поведал западногерманскому журналисту: «Для нас одинаково почетно как убивать русских, так и самим гибнуть в бою. Если мусульманин убивает врага в бою, он становится «гази» - воином ислама, а если убивают его, то такой воин - «шахид» - мученик за веру, которого ждет вечное блаженство в раю». Не следует также забывать, что в афганском обществе сильны традиции кровной мести - «бадал». Поэтому, когда советские вертолеты выжигали афганские кишлаки со стариками, женщинами и детьми, все оставшиеся в живых родственники-мужчины были обязаны отомстить неверным.

Трагедия миллионов

В конце февраля 80-го года, когда с афганских гор сошел снег, советские войска предприняли первую наступательную операцию. После двухдневной артподготовки и бомбардировок было захвачено Кунарское ущелье - 60-километровый коридор, по которому из Пакистана доставлялось оружие афганским партизанам. Советские войска понесли первые серьезные потери. Трагедия, разыгранная престарелым руководством страны, начала свой отсчет. И на алтарь бессмысленной и бесперспективной войны ложились все новые и новые жизни.

Также не следует забывать, что советские войска потеряли в Афганистане 118 самолетов, 333 вертолета, 147 танков, 1314 БМП, БМД, бронетранспортеров, 433 орудия и миномета, 1138 радиостанций и командно-штабных машин, 510 инженерных машин, 11369 автомобилей бортовых и бензовозов и много прочего военного имущества.

Афганский народ заплатил за эту войну еще более высокую цену. Один миллион двести сорок тысяч погибших (что составляло 9 процентов населения страны), сотни тысяч искалеченных и обездоленных - таков трагический итог той десятилетней войны.

Вмешательство Советского Союза во все сферы восточной страны, вторжение регулярной армии на ее территорию под флагом интернациональной помощи вызвали обратный эффект - дестабилизацию политической жизни и активизацию военного противостояния как внутри страны, так и в целом регионе. Еще когда советские войска только вошли в Афганистан, один из генералов КГБ осмелился покритиковать (конечно же, в кулуарах) руководство страны, мол «мы увязли в этой войне, которую не можем выиграть и от которой не можем отказаться. Афганистан это наш Вьетнам. Если бы не Брежнев с компанией, мы бы никогда не влезли в эту мясорубку».

Кстати, США во Вьетнаме потеряли 57605 военнослужащих, более 300 тысяч человек были ранены. Только по официальным данным, война во Вьетнаме стоила американским налогоплательщикам 165 миллиардов долларов.

Содержание 40-й армии и ведение боевых действий в Афганистане ежегодно обходилось советскому бюджету в 3 миллиарда долларов. К этой сумме надо не забыть добавить еще 800 миллионов, которые уходили на поддержание кабульского режима.

«Поход» в Афганистан был признан ошибкой и осужден. Большие человеческие жертвы и экономические затраты, по сути, оказались бесполезными и бессмысленными. Более того, СССР не укрепил, а ослабил свои позиции в регионе, который всегда имел стратегическое значение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно