Спасти рядового киевлянина

25 апреля, 2008, 12:32 Распечатать Выпуск №16, 25 апреля-16 мая

Киевлян пора спасать от самих себя — к такому выводу можно прийти, ознакомившись с социологическими исследованиями...

Киевлян пора спасать от самих себя — к такому выводу можно прийти, ознакомившись с социологическими исследованиями. Похоже, столичные граждане ценят в своем городе только нечто «нерукотворное», на уровне природы и климата, — то, что не изменится и не разочарует. В отличие от бездарной городской власти и активных застройщиков, уродующих стиль Киева.

Центр социальных и политических исследований «СОЦИС» предложил киевлянам самостоятельно определить, что является символом города. Оказалось, на первое место они поставили киевские каштаны — за это высказалось 29% опрошенных. Хотя с каштанами в центре города также ведется борьба…

Актуальные проблемы киевлян

Наличие в столице исторических достопримечательностей особенностью города считает всего 21% респондентов, отметили Крещатик как центральную улицу — 13%. Назвали Киев большим городом, современным мегаполисом — 10%. За то, что Киев кра­сивый зеленый город с парка­ми и фонта­нами, и этим он ценен, высказалось всего 7%. Считают символом столицы Днепр и мос­ты через него также всего 7%. Памятни­ки людям и событиям как символ главного города страны отметили 6% опрошенных. Майдан Незалежности назвали символом Киева 4% респондентов. Строительство города, новостройки как примету времени оценили 3%. Центральные органы власти (Верховная Рада Ук­раи­ны, президент) и государст­венную символику отметили также всего 3% опрошенных. Церкви и соборы Киева считают лицом города 2%. А у 18% респондентов — особое мнение о символах Киева.

Гордятся тем, что являются жителями Киева, 81%, тогда как 9% такого чувства не испытывают, а 10% затруднились с ответом. У 72% респондентов возникает чувство патриотизма, едине­ния в связи с тем, что они жители Киева. У 12% опрошенных такое чувст­во не возникает, а 16% затруднились с ответом. Но, как бы мило ни выглядели такие данные, понятно, что жители столицы так же разобщены, как и жители любой украинской провинции, и так же провинциально, зато «всем миром» отстаивают перед теми же застройщиками свои права на дво­ры и скверы. Если не работают законные механизмы защиты киевлян от чьего бы то ни было произвола, если население города растет, а инфраструктура не развивается, если полностью размылись границы особой столичной культуры, — какой смысл о таком проблемном административном центре говорить, что он — сердце и культурный центр Украины?!

У киевлян сложная и несладкая жизнь. Так, низкий уровень медицинского обслуживания отмечают 42% опрошенных, большое количество беспризорных в городе беспокоит 37%, на высокую стоимость медпрепаратов сетуют 34%, высокие цены на продукты питания не дает жить 31% опрошенных, такое же количество респондентов пугает высокий уровень алкоголизма и наркомании в городе, рост преступности беспокоит 26%, низкий уровень поддержки малообеспеченных отмечают 24%, недостаточное чис­ло мест отдыха для детей тревожит 20% респондентов, стихийная торговля раздражает 18% отвечавших на вопросы. Ин­терес­но, что только 16% обеспокое­но большим количеством приезжих.

Пробки на дорогах создают трудности для 60% киевлян, а стихийные парковки — для 22%. Высокие тарифы на коммунальные услуги заставляют урезать свой семейный бюджет 53% респондентов. Высокая стоимость покупки жилья беспокоит 66%, а уничтожение исторической части города строительством новых домов — 63%. Не согласны с хаотичной застройкой города всего 60% киевлян.

Социологи задавали вопрос: «Как вы считаете, нужен ли Киеву общий план (стратегия) дальнейшего развития города, который будет выполняться независимо от смены любой власти и будет подконтрольным высшим органам власти страны?» Вопрос, конечно, нужный, хоть и утопический. Ведь под чьей бы властью Киев ни находился, единого порядка, которому подчинялись бы и градоначальники, город не знал никогда.

Большинство респондентов — 61% — считают, что такой план нужен городу, 18% говорят, что он уже есть, но это не помогает, 4% полагают, что такой план не нужен, а 17% затруднились с ответом.

66% киевлян заметили, что более всего нуждаются в стабильности в столице и в своей жиз­ни, 24% — в постепенном, поэтапном развитии, 5% — в революционных, кардинальных изменениях и 5% затруднились ответить.

О «фирменной» киевской дистанции с «остальным миром»

Доктор экономики и социоло­гии Юрий САЕНКО исследовал степень социальной контактности киевлян. Оказалось, что киевская общественность консервативно закрыта даже для прочих жителей Украины — не киевлян. Это говорит о перегруженности мегаполиса в глазах киевлян. Они в среднем готовы допускать жителей всех регионов Украины на уровне «коллег по работе», не отдавая предпоч­тения ни одному из регионов — ото всех они дистанцированы одинаково. В качестве «жителей Ук­раи­ны» киевляне готовы воспринимать людей другой национальности, граждан России, Бела­руси и других стран СНГ, людей с иными политическими взглядами, людей с физическими недостатками и сла­бым здоро­вьем, граждан США и ЕС. Только в качестве гостей Ук­раины киевляне готовы видеть ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, освобожденных из мест лишения свободы и людей с криминальным прошлым. Киевляне хотели бы не допускать в Украину потребителей наркотиков.

Но жизнь есть жизнь, и в Киеве есть все категории граждан, в том числе и самые нежеланные для киевлян.

О начитанности и технической «продвинутости» киевлян

По данным компании InMind, две трети киевлян (66%) покупают книги. Остальные, вероятно, посещают библиотеки, читают электронные версии книг, берут книги у друзей. Наиболее активными покупателями книг являются киевляне в возрасте от 30 до 44 лет. Похоже, что достаточно высокие цены на книги влияют на уровень покупок книг среди молодежи и людей старшего возраста. Интересно, что женщины являются более активными покупательницами (59% против 41%). Как и для множества других рынков, для книжного потенциальная целевая аудитория «немножко женская». Среди покупателей чуть более половины (53%) — люди с высшим образованием, вместе со студентами эта доля составляет две трети всех покупателей. 57% киевлян предпочитают покупать книги на книжном рынке, а в книжные магазины ходит каждый пятый покупатель.

Среди потребителей медиа и новейших технологий киевляне также на первом месте. Наиболее «продвинутые» пользователи мобильной связи и Интернета составляют в Киеве 39% населения. Это люди в возрасте до сорока лет, в основном студенты и молодые специалисты, больше половины из них — мужчины. По Украине в целом таких 11%.

«Отстающих» в Киеве мало —8%. Это люди в возрасте после сорока лет, основу группы составляют неработающие, как правило, пенсионеры. Они не интересуются новейшими технологиями и медиа. Почти три четверти из них оценивают свой доход как низ­кий и ниже среднего. По Ук­раине в целом таких людей 37%.

«Исчезла неповторимая киевская стилистика»

Складывается такое впечатление, что на самом деле Киев состоит не из районов, а из… провинций. В Куреневском парке люди посреди дня пьют на лавочках, а рядом стоит в эмалированных тазах закуска. Борщаговка стала при­бежищем для нелегальных мигрантов. Эти «провинции» явно поглощают и уничтожают культуру Киева. Об этом размышляет кандидат философских наук, доцент НаУКМА Игорь ЛОСЕВ.

— Во что превратились спекулятивные проекты различных киевских вождей под названием «Киев без окраин»? Ничего на самом деле не меняется, депрессивных регионов масса. Есть абсолют­но безотрадные районы с огромным количеством нелегальных мигрантов, — фактически это означает, что мы идем по пути создания «Чайна-таунов» и «гарлемов».

Здесь присутствуют не только мигранты, но и наш люмпен тоже — это так называемый красный пояс Киева (так на Западе принято называть районы трущоб, которые, как правило, легко поддаются на коммунистическую агитацию). У нас пока еще не поддаются, поскольку еще есть оскомина, набитая советской властью, а со временем это будут очень удобные для левых радикалов районы, причем не для классических коммунистов, всегда готовых договориться и продаться, а именно для ультралевых фанатиков, которые будут уже не в парламент баллотироваться, а стрелять на ули­цах. И депрессивные районы будут их массовой социальной базой и опорой, не говоря о том, что они уже сегодня являются потенциальной базой для всякого рода уголовщины.

Киевский люмпен — это человек социально, морально, политически безответственный. Он час­то не желает брать на себя ответственность даже за собственную жизнь. Это социотип убийцы по халатности. Это человек, спо­соб­ный выпить литр водки и сесть за руль — неважно, заблеванного грузовика или «кадиллака», — и передавить кучу народа.

Социотип «киевлянин» как житель столицы, которая должна пропустить его через свои культурные регистры, чтобы он соответствовал ее характеру, у нас очень смазан. Это беда многих бывших советских республик. Киевлянин — это человек, имеющий в этом городе хотя бы три поколения предков. Но таких людей в Киеве очень мало. Подавляющее большинство киевлян — это первое, в лучшем случае второе поколение. В Киеве не воспринимают коренных киевлян. Поэтому, я думаю, говорить о киевлянине вообще не приходится — мы имеем некий конгломерат людей, который еще не оформился.

Но я думаю, еще два-три некупленных Майдана, и лицо столицы начнет прорисовываться. Может быть, это будет кампания гражданского неповиновения, неприятия городской власти, которая фактически уничтожает Киев.

В столице существует проблема приезжего и своего люмпена. Ки­ев продолжает заселяться по такой же схеме, по которой выход­цы из стран Азии и Африки едут в страны ЕС. Другое дело, что в этих странах есть мощные социально-культурные механизмы, которые «переваривают» основную массу мигрантов. А у нас фактически не Киев переварил приезжую массу, а она его переварила. У меня такое ощущение, что все, начав­шее формироваться в 60-е годы в Киеве, растворилось и исчезло. А тогда формиро­валась некая киевская стилистика ценностей — кружки, группы, клубы творческой интеллигенции. Под давлением Советов нечто ценное выкристаллизовалось. А сейчас и давления в общем-то нет, но нет и обществен­ных целей, которые охватили бы большие массы людей. Каждый бросил все силы на индивидуальное спасение… У киевлян нет ощущения своей сопричастности к обществу, нет того духовного начала, которое все «песчинки» связывает в целостный социум.

Беда современного Киева в его бесстильности. Местечковость есть, я даже не назвал бы это провинциальностью, потому что крепкая провинциальность — это тоже неплохо. Нужно помнить, что власть всегда вынуждена считаться с обществом — никогда бы она не посмела так себя вести в той же Польше. Выбрав нынешнего мэра, киевляне проявили крайнюю степень социальной безответственности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно