Социум «в распыле»

20 августа, 2010, 14:08 Распечатать Выпуск №30, 20 августа-27 августа

Мы разобщены. Отсутствие общественной солидарности (а это самая страшная из угроз) приводит к некоей «ценностной размозженности», когда у каждого своя правда и зачастую убогая...

Мы разобщены. Отсутствие общественной солидарности (а это самая страшная из угроз) приводит к некоей «ценностной размозженности», когда у каждого своя правда и зачастую убогая. Все это приводит к мировоззренческим разрывам, ко взаимному недоверию, и это уже стало нашей идеологией.

А ведь социум — это ежедневный плебисцит. Мы каждый день должны соглашаться, сознательно и свободно, на совместную социальную жизнь. Отсутствие солидарности вкупе с аморальностью власти приводит к подмене норм и ценностей общества. И тут возникает вопрос: а не стоит ли нам почаще менять власть?

Аномия — норма жизни

— Фрейд и Кафка должны были бы родиться в этой стране, жить, творить и никогда не умирать. Их произведениями можно описать все разнообразные социопатии, которые происходят в нашей общественной жизни, — говорит директор социальных программ Центра Разумкова Людмила Шангина.

По ее мнению, аномия в обществе достигла масштабов самого общества. Причем аномия у нас особенная — это не просто безнормность (без норм социум существовать не может, они есть даже у коррупции), а замещение позитивных норм негативными, но тем не менее работающими. Если «извлечь» из общества коррупцию как явление, оно рассыплется, ведь это уже система, пронизавшая социальную жизнь сверху донизу. Замещение норм — еще хуже, чем их отсутствие (ведь ищущему опоры социуму можно их предложить). Нормативная «решетка», возникшая на пересечении вертикальных и горизонтальных связей, уже получила свое оправдание, в том числе и в некоторых СМИ, ставших рупором новой власти. А ведь пресса — едва ли не единственная в нынешние времена структура гражданского общества!

Едва ли не чаще, чем на трибунах, мы видим новую власть на различных светских мероприятиях — и это дико, когда в стране, которая находится в кризисе и где треть населения живет за чертой бедности, идет пропаганда запредельного богатства. Нарушение подобных моральных норм приводит к эрозии общества.

«Элита такова, как общество», — эта мысль постоянно закладывается в информационное пространство, вбрасывается, цементируется и возводится в статус абсолютной истины. И экс-президент Ющенко, стеная о том, что ему как отцу-мессии досталась не та нация, внес свою лепту в насаждение этого ложного постулата.

— Не элита такова, как общество, а общество таково, как его элита, — говорит Людмила Ивановна. — Насаждая в обществе негативные нормы, элита формирует определенную идеологию. Действительно, нужно чаще менять власть. Эта элита давно забрала у населения веру во что бы то ни было, она никогда не подаст людям пример, как нужно себя вести, как строить отношения и выполнять законы. К тому же у нас много неправовых законов, и даже выполнять их означает нарушать другие. Вряд ли мы сможем заставить эту власть быть другой. Но лидеры общественного мнения, политики, пусть даже второго ряда, должны объединиться, чтобы смогло объединиться общество.

— Наши граждане, еще пять лет назад воодушевленно отстаивавшие демократию на Майдане, сейчас безропотно «проглотили» присвоение Януковичем Межигорья и смирятся еще со многими его действиями, прямо попирающими достоинство страны.

— Сейчас наше общество слабее власти. По собственному опыту знаю, что мы не лучшая страна, но я всегда на стороне более слабого. Если власть станет более человечной, я буду обвинять в бездействии себя, общество, окружающих, поскольку они в той же мере заслуживают изменений, что и власть. Обвинять сейчас общество — это всех и никого, потому что у него нет механизмов влияния на власть, а значит, и выхода нет. Отстояв победу на выборах Ющенко и пережив колоссальное в нем разочарование, люди получили страшный урок, и на сегодня требовать чего-либо от них я не буду.

Наши соотечественники могут создать структуры гражданского общества. За время независимости у нас возникли тысячи общественных организаций, но огромная часть их имитирует деятельность, а настоящих очень немного.

В свое время социологи проводили для НАСА исследование о взаимовлиянии элиты и общества. В любой социальной группе, сколь большой или малой она ни была, 10% граждан при любых обстоятельствах и в любых условиях всегда будут придерживаться строгих морально-нравственных норм и правил; также существуют 10% асоциальных элементов, а из оставшихся 80% граждан 90 будут вести себя так, как ведет себя 10% элиты. Так что основная масса людей будет жить по правилам, заданным «верхушкой».

«В круге… ближнем»

Сейчас мы живем «ячейками» — семья, друзья, реже коллеги. Какая-то традиционная сельская клановость, когда с работой и в решении житейских проблем человеку помогают близкие и знакомые (и это тривиальный, еще советский «блат»). Тем не менее в завтрашнем дне мало кто уверен.

На межличностном уровне совсем не чувствуется ценность другого гражданина — мы максимально удалились от классического постулата «я существую только потому, что существуешь ты». А если основные ценности социума не работают, если они приобрели характер «кажимости», объединять нас не может ничто — разве что всеобщее стремление повысить свое благосостояние.

Социологи Центра Разумкова задавали людям вопрос: «Видите ли вы свою социальную перспективу сейчас в Украине?» Только 32,6% опрошенных дали положительный ответ, а 50,2% ответили отрицательно. Оценивают свое влияние на собственную жизнь как сильное 27,6% опрошенных, а 5,4% вообще не влияют на ход своей жизни. 71,6% отмечают, что совсем не влияют на центральную власть, а 61,2% — на местную. Да и в проявлении собственной воли присутствует некий фатализм: лишь 9,3% респондентов считают, что их жизнь зависит только от них самих, для 24,5% значительную роль играют внешние обстоятельства, а для 26,1% жизнь зависит в одинаковой степени от себя и внешних обстоятельств, полностью же зависят от обстоятельств 3% граждан.

Интересно, что долг перед близкими наиболее значим для 83,4% граждан, тогда как мораль — уже для 61,7%, закон — для 53,1%, долг перед страной — для 31,2%.

— Существуют ли у нас ценности или идеи, которые могли бы объединить общество? — с этого вопроса начинаю разговор с директором социологической службы Центра Разумкова Андреем Быченко.

— Существует общее стремление к экономическому процветанию как всей страны, так и отдельных граждан. Также большинство населения заинтересовано в искоренении коррупции. Для объединения общества нам очень подошел бы швейцарский опыт, когда различные этнические группы, часто не знающие языка друг друга, построили крепкое и мощное государство именно на основании и экономических приоритетов и приоритетов качества жизни.

— А сейчас у наших людей преобладают витальные ценности?

— Государство не стало своим для людей, поэтому его ценности не могут быть выше ценностей ближнего круга каждого человека. Основные ценности для граждан пребывают все-таки вне политики, хотя ее влияние на общество велико, поскольку она пронизывает все сферы жизни, а в информационной сфере вообще преобладает. Что касается социальной солидарности, то уровень стремления к ней у людей достаточно высок (это осталось от советского прошлого). Только они не поверят инициативам и лозунгам, насаждаемым сверху, поскольку те исходят от «королевства кривых зеркал», которое искажает все, что в них отражается. И наиболее актуальными для общественной жизни люди считают экономические проблемы. Так будет, пока они не удовлетворят свои элементарные материальные потребности.

— Сколько людей у нас в стране готовы преступать закон?

— Хотя законопослушание остается серьезной ценностью для наших людей, но они все же — продукт общества, и если какие-то явления, официально считающиеся неприемлемыми, становятся общепринятыми (как коррумпированность чиновников, зарплаты в конвертах и многое другое), то и воспринимаются уже как закономерность.

— Многие ли считают, что выиграли от получения Украиной независимости?

— Меньшинство — около четверти населения. Но мы с 2000 года регулярно задаем вопрос: «Как бы вы голосовали, если бы сейчас проходил референдум о независимости Украины?» — и больше половины отвечают, что выбрали бы независимость. Получается, люди связывают свое разочарование не с независимостью как ценностью, а с ее реализацией. Власть оказалась не способной наполнить ее конкретным положительным содержанием.

— Могут ли наши граждане сообща отстаивать свои интересы?

— Преимущественно не могут. Они считают себя ответственными за свою жизнь, но взаимодействие с властью им не по силам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно