СОГРЕЕТ ЛИ УКРАИНУ ТЕПЛО ХОЛОДНОГО СИНТЕЗА?

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

О полувековой мечте Уже не одно тысячелетие, чтобы получить энергию, люди сжигают углеводородное топливо...

                       О полувековой мечте

Уже не одно тысячелетие, чтобы получить энергию, люди сжигают углеводородное топливо. Его запасы на Земле истощаются невосполнимо. К классической урановой энергетике отношение неоднозначное. В Германии ее сворачивают и в будущем намерены отказаться полностью, а в США и Украине, оправившись от чернобыльского шока, хотят развивать дальше.

Уже который десяток лет во всем мире ведутся работы по управляемому термоядерному синтезу легких ядер (УТС) — как главной топливной альтернативе. Внимание исследователей УТС сосредоточено в основном на хорошо известной реакции соединения тяжелых изотопов водорода — дейтронов. Она идет с большим энерговыделением и может протекать тремя различными способами. Реакция, проведенная по одному из них, и является основой холодного синтеза (ХС).

Добывать дейтерий значительно проще и дешевле, чем производить урановое топливо. Для наглядности скажем: мы буквально купаемся в океане энергии (в объеме 1 км3 морской воды содержится столько дейтерия, что если его преобразовать в гелий — энергетический выход сравнится с энергией, полученной от сгорания всех известных мировых запасов нефти!).

Однако процесс слияния дейтронов нужно сперва «запустить», а затем уж поддерживать «горение» в устойчивом состоянии, как на обычной газовой плите. В обоих случаях мы имеем (или должны иметь) управляемую самоподдерживающуюся цепную реакцию. А для этого (в термоядерном варианте) дейтерий сначала нужно разогреть до температуры в несколько миллионов градусов, чтобы преодолеть силы электрического отталкивания положительно заряженных атомных ядер (так называемый кулоновский барьер). Кухонный аналог — воспламенение газа горящей спичкой.

При внутризвездных температурах обычное вещество превращается в плазму — сильно ионизированный газ. Отсюда, кстати, и приставка «термо» в названии реакции. Термояд — это «горячее» слияние двух легких ядер в одно потяжелее. Для устойчивого горения требуется поддерживать плазму в объеме реактора при помощи магнитных ловушек (как правило, тороидальной формы), тогда получится непрерывное горение, совсем как на кухне.

Можно жечь водородное топливо и малыми порциями — взрывоподобно, каждый раз при этом используя «спичку».

Получать таким образом энергию из воды — это и есть полувековая мечта физиков. А полувековая она потому, что примерно столько времени длятся работы по обузданию водородной плазмы. И конца им пока не видно.

Магистральным направлением разработки термоядерных способов промышленного получения энергии от синтеза легких ядер еще в 50-х годах стали знаменитые «токамаки», родина которых — Институт атомной энергии им. И.Курчатова (Москва). Это и поджиг реакции мощными электронными пучками (там же) — электронные «спички», и лазерное сжатие начиненных тяжелыми изотопами водорода мишеней (тут законодателями мод стали американцы) — это лазерные «спички». Отметим, что ни один из ведущих мировых термоядерных центров не обещает промышленной электроэнергии раньше 2030 г., а откровенные пессимисты отодвигают этот срок еще на 20—30 лет.

Во что обходится налогоплательщикам это научное направление? По разным оценкам, сегодня на исследовательские работы по термоядерному синтезу только США затратили уже около млрд. и продолжают ежегодно выделять порядка 0 млн., а всему дальнему зарубежью за 50 лет это обошлось в млрд. (данные по СССР авторам статьи неизвестны, но, видимо, порядок величины такой же).

Вообще-то, в былые времена только США и СССР могли себе позволить заниматься термоядом в одиночку.

Сейчас в работе находится несколько больших и дорогих проектов. В США, в Ливерморской национальной лаборатории строится исследовательская установка по лазерному поджигу топливных таблеток: их собираются поместить в центр бетонной сферы с внутренним диаметром 30 м и «расстреливать» одновременно 192 мощнейшими импульсными лазерами. Стоимость проекта — $ 1,5 млрд., запуск запланирован на 2003 г.

ЕС на 1999—2003 гг. для термоядерных исследований выделил 788 млн. евро, из них целевым образом около 300 млн. — на продолжение работ международного научного центра JET (Joint European Tor) в Абингтоне (Великобритания).

В стадии переговоров находится проект ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor). Строительство намечено на 2003—2011 гг. Стоимость проекта около $ 6 млрд. Участники — ЕС, США, Россия и Япония. Правда, после рокового 11 сентября появились сообщения о том, что вместо США в проекте примет участие Канада. Это будет реактор типа «токамак», разрез которого изображен на рисунке справа. Для наглядности слон изображен в том же масштабе.

Синтез в пробирке

«Полувековая мечта» стоит дорого и воплотится нескоро, поэтому ученые всей планеты заняты поиском дополнительных источников энергии. Мысли о так называемом холодном ядерном синтезе давно будоражат умы физиков. Суть процесса — слияние двух легких ядер в одно с выделением энергии без предварительного нагрева реагентов до миллионов градусов для преодоления кулоновского барьера. Этот барьер пытаются сделать прозрачным или хотя бы ослабить его каким-нибудь другим менее энергоемким способом.

Относительно спокойный ход развития термоядерных исследований был прерван чрезвычайным событием — 23 марта 1989 г. американские физико-химики М.Флейшман и С. Понс на пресс-конференции в университете штата Юта сообщили, что им удалось осуществить холодный синтез.

Схема эксперимента Флейшмана—Понса проста до невероятности (рисунок слева). В теплоизолированный стакан тяжеловодного раствора солей лития погрузили два электрода (катод был изготовлен из высокочистого палладия) и пропустили между ними электрический ток. Измерив температуру раствора, время воздействия и силу тока, а также напряжение в цепи, установили, что тепловой энергии в растворе выделилось примерно в 4 раза больше затраченной электрической. Излишек энергии приписали реакции ядерного слияния дейтронов в материале катода.

Здесь уместно привести цитату из одного солидного журнала Российской академии наук (в то время еще АН СССР): «…Явление «холодного ядерного синтеза»… необычно не только по своей физической природе, но и по той неординарной и в известной степени скандальной ситуации, которая сложилась вокруг него. Несомненно, роковую роль… сыграло поведение «первооткрывателей» Флейшмана и Понса. Отказавшись от детальных контрольных опытов и минуя общепринятый путь обсуждения научных результатов, они сразу же обратились через средства массовой информации к миру с сообщением об открытии ими простого, дешевого и экологически чистого способа генерации энергии ядерного синтеза… Широкая общественность и деловой мир… были до предела возбуждены и воодушевлены открывающимися перспективами решения энергетической проблемы, стоящей перед человечеством. Сотни научных групп во всем мире занялись повторением опытов Флейшмана и Понса… Началось то, что впоследствии газеты назвали «всеобщей погоней за холодным синтезом», в ходе которой многие работы делались в спешке, без необходимой тщательности, а их результаты, не прошедшие надлежащих проверок, незамедлительно сообщались миру с помощью радио, телевидения, газет и т.п. Все это, вполне естественно, вызывало отвращение у многих серьезных исследователей» («Успехи физических наук», ноябрь 1990 г.).

Но джин был выпущен из бутылки. Процесс пошел, преодолевая «отвращение серьезных исследователей»!

Энтузиасты на марше

К маю 2000 г. на эту тему в открытой научной печати было опубликовано более 2 тыс. работ, из которых примерно 10 % содержали достоверные указания на наличие эффекта ХС. Уже начиная с 1989 г. исследователи, получившие, по их мнению, положительные результаты и осознавшие практическую значимость и перспективность, стали патентовать оригинальные технологии. Авторам настоящей статьи известны 207 патентов по способам и устройствам генерации энергии на основе этого явления. По зонам действия они распределяются так: весь мир — 36, Япония — 122 патента, Европа — 15, Германия — 15, Франция — 6. На остальные страны приходится по 1—2 патента, но Украины и России в этом списке нет. А ведь известно, что только первичное патентование на весь мир обходится заявителю не менее чем в тыс. И все же многие заявители сочли необходимым потратить такие суммы!

Интересно вот еще что. В 1580 проанализированных публикациях значатся имена 3058 авторов и соавторов. В патентных же материалах — только 89. Но ни один из экспериментаторов-соавторов патента не числится соавтором опубликованной экспериментальной работы. Ни один! Это говорит о том, что лаборатории, получившие мало-мальски обнадеживающие результаты по промышленному применению эффекта, не спешат делиться ими с широкой научной и промышленной общественностью. Слишком уж велика цена открытия!

Что еще любопытно — все патенты профинансированы негосударственными фирмами, в основном японскими. Кроме того, многие соавторы открытых работ, независимо от места их выполнения, также японцы.

И еще одно. Те, кто занимался патентованием, хорошо знают, к каким ухищрениям и замысловатым формулировкам приходится прибегать заявителю, чтобы охватить формулой патента максимально широкое поле действия, сохранив при этом ноу-хау. Ни одной промышленной энергетической установки нет и в помине, а уже как плотно возделана с юридической стороны нива холодного синтеза!

В завершение краткого обзора состояния дел по ХС за рубежом снова приведем цитату из «Успехов физических наук» (июнь, 1999 г.). Это позиция официальной российской науки. «…Безудержный оптимизм… по поводу создания энергетических источников промышленного масштаба на основе слияния ядер тяжелого водорода при «комнатных температурах» ни в коей мере не оправдался. Включившиеся в исследования ученые из ведущих физических центров ряда стран мира (только в России в проверке концепции холодного ядерного синтеза приняли участие РНЦ «Курчатовский институт», Объединенный институт ядерных исследований, Арзамасский ВНИИЭФ, Новосибирский ИЯФ СО РАН и др.) по истечении нескольких лет пришли к однозначному выводу о беспочвенности надежд на возможность создания подобного источника энергии».

Как это было в Киеве

Трудно сказать, когда именно начался киевский путь к холодному синтезу.

Еще в середине 60-х годов сотрудники кафедры ядерной физики Киевского университета им. Т.Шевченко экспериментально изучали механизм взаимодействия быстрых нейтронов с атомными ядрами. Практически все оборудование было самодельным. Эксперименты длились по многу недель без остановки. По 10—12 раз в сутки исследователям приходилось смотреть на экран осциллографа, где высвечивались картинки каждого одиночного акта реакции. До десятка раз в год случалось так, что величины соотношения интенсивностей каналов реакции скачкообразно изменялись настолько, что приходилось прекращать измерения или просто выключать аппаратуру на несколько часов, чтобы восстановить исходное «каноническое» соотношение.

Ну не должно было оно меняться! НАУКА — ЗАПРЕЩАЛА!

Где же вы теперь, старые лабораторные журналы?! Почему мы не обращали внимания на вопиющие «несуразности» в работе установок? Ведь имели же шанс обнаружить эффект ХС. И модернизировать почти ничего не пришлось бы. Нам и в голову не приходило, что оборудование на самом деле работало как часы.

Детектор заряженных частиц «просматривал» поверхность мишени и контролировал величину нейтронного потока. Но — странное дело! — регулярно в ходе измерений наблюдались «незапланированные» сигналы, амплитуда которых была много выше ожидаемой. Это, по идее, должно было означать, что в нейтронной мишени рождались заряженные ядерные частицы с энергией в 5—6 раз (!) выше максимально возможной. Интенсивность их появления нельзя было объяснить никаким способом! Ну не должны были они появляться!

Все списывалось на качество аппаратуры, на ее «самодельность». Так мы много раз прошли мимо ХС. И не мы одни. По крайней мере полдесятка сторонников ХС в мемуарах утверждали, что сами многократно наблюдали подобные эффекты, но не обращали на них должного внимания.

Тем не менее сегодня с уверенностью можно сказать, что даже если бы мы тогда стали специально изучать обнаруживаемые «ненормальности», то НЕ СМОГЛИ БЫ понять и правильно их интерпретировать.

Еще раз ХС напомнил о себе, когда одна из групп нашего сильно поредевшего коллектива работала на ускорителе нового типа и экспериментировала с некоей «хитрой» мишенью. И снова под воздействием пучка ускоренных частиц возникли такие аномалии, что высокочувствительная регистрирующая аппаратура вышла из строя. На необычное поведение приборов обратил внимание студент-дипломник и доложил, как положено, научному руководителю. А тот объяснил странный эффект обычными помехами за счет высоковольтных пробоев. Аппаратуру починили, пучок вновь направили на мишень. Вывели ускоритель на режим и… феномен повторился. На мишени четко проявились все характеристики ХС, причем в таких количествах, что не заметить их было просто нельзя!

Новое старое мировоззрение

Только пять лет назад, в ходе решения совсем других проблем, удалось понять причину возникновения аномалий. Для этого пришлось преодолеть инерцию собственного мышления. И не только пересмотреть общепринятые взгляды на строение ядерного вещества, но и отказаться от казалось бы незыблемого и нерушимого принципа дискретности (квантовости) материи, утвердившегося в естествознании лет почти сто назад.

Предположим, что дискретности на субъядерном уровне нет! А что же есть? Пришлось вспомнить принцип непрерывности материи, сформулированный великими мыслителями еще в V в. до н. э., и на основании жестко довлеющих реалий природы сформулировать новые постулаты. Их всего четыре. Для сравнения заметим, что теории действительных чисел — нашей повседневной арифметике — потребовалось 17 постулатов! Оставалось описать известные свойства ядер (в том числе и квантовые) на основе идеи непрерывности.

Идея оказалась настолько продуктивной, что многие принципиальные трудности современной физической теории микромира стали решаться как бы сами собой. Все произошло по знаменитому афоризму Козьмы Пруткова «Кто мешает выдумать порох неподмокаемым?» Именно этим способом была угадана (полагаем, что действительно угадана!) структура физического вакуума (эфира, как говаривали в XIX в.), из которой автоматически выводилась внутренняя структурная организация протона, нейтрона, электрона, фотона, а также их массы, магнитные моменты, размеры, энергии взаимодействия друг с другом. Интересно, что полученные таким образом величины совпали с данными экспериментов с точностью до пятого знака.

Исчез парадокс корпускулярно-волнового дуализма вместе с административным запретом квантовой механики на образность и наглядность явлений микромира. По новому принципу уже удалось «сконструировать» несколько легчайших ядер и атомов. В рамках этого подхода нашли свое объяснение принцип неопределенности, а также принцип Паули и другие известные квантовомеханические парадоксы.

Математический аппарат достаточно прост. Это векторный анализ и элементы теории поля с применением известных теорем Гаусса и Стокса. Абсолютно все величины, фигурирующие в расчетах, являются действительными, ничего комплексного в них нет, волновые функции получают объективную, а не вероятностную трактовку.

Базовым в этом подходе является понятие пространственного потенциала. Полученные распределения внутренних движений в элементарных частицах легко описывают их взаимопревращения. Физика вероятностей превратилась в физику образов и форм.

Остановите коня!

В физике были времена, когда электрические и магнитные явления описывались только через механические величины — массу, длину и время. А уже потом узаконили систему СИ и вместе с ней первичность электрического заряда.

Новая теория утверждает: электрический заряд, масса и вообще все наблюдаемые характеристики вещества есть следствие организации движения сверхтекучей протоматерии в виде вихревых структур — устойчивых и нестабильных.

Такой подход предсказал возможность именно холодного ядерного синтеза атомных ядер и способ его реализации. Эксперименты, поставленные согласно предсказаниям, теорию подтвердили.

Созданная таким образом методика ХС имеет мало общего с упоминавшимися выше зарубежными патентами. Киевский дядька далек от огорода с произрастающей на нем бузиной. Очень далек!

Величина экспериментально полученного эффекта сразу же заставила всерьез задуматься о его промышленном использовании в энергетике — это для начала, поскольку в запасе имеются и другие интересные идеи.

Кроме того, с позиций нового подхода были проанализированы многочисленные «странные» результаты коллег, работающих в иных областях физики. Именно в тех опытах, где феномены ХС, согласно предсказаниям, могли бы наблюдаться в принципе. Оказалось, что это явление не так уж уникально, как его представляют «мушкетеры» квантовой механики и приверженцы классического термояда. В некоторых прикладных задачах от холодного синтеза даже пытаются избавиться, т.к. он «мешает» основному технологическому процессу!

Как только условия хоть чуть-чуть приближаются к требуемым — холодное слияние ядер тут же реализуется с вероятностью на 10—16 порядков выше, чем в специально поставленных экспериментах.

Как уже отмечалось, принято считать, что для преодоления электрических сил отталкивания между положительными зарядами взаимодействующих атомных ядер их необходимо тем или иным способом разгонять до больших скоростей, а потом сталкивать «лбами». Конечно, фигурально говоря, можно подковать лошадь и на скаку, как это удавалось былинным умельцам. Но не лучше ли сперва остановить коня, согнуть его ногу в удобное для кузнеца положение и только после этого примерить и прибить счастливую подкову?

Новая теория рекомендует: остановите коня! Надо не нагревать, а охлаждать. Не встряхивать и калечить атомную решетку, а ориентировать ее элементы строго определенным образом. Это неожиданное решение было настолько простым, что технология ядерного слияния легких изотопов сразу превратилась в «кухонную». А это, в свою очередь, означает, что любой мало-мальски квалифицированный физик-ядерщик в своей лаборатории со временем сможет без особых финансовых затрат спроектировать и построить, например, котел для обогрева жилого дома или даже жилого массива. Либо электрогенератор: тепло в электричество превращать мы уже давно научились!

Проект «Лавина»

В результате многолетних исследований неформальный коллектив киевских физиков разработал проект под условным названием «Лавина», успешное выполнение которого может сделать Украину независимой от импорта любых энергоносителей.

Речь идет о создании, производстве и промышленном использовании альтернативного экологически чистого дешевого ядерного топлива, принцип сжигания которого основан не на делении урана или плутония на высокорадиоактивные осколки, а на слиянии легких атомных ядер в стабильные химические элементы с выделением только тепловой энергии. Все компоненты этого топлива в Украине имеются.

Килограмм будущего топлива способен заменить приблизительно 1 тыс. т мазута.

Расчетная себестоимость электроэнергии в 8 раз ниже существующей.

Проект не требует больших финансовых затрат и может быть реализован в короткие сроки.

Дешевизна проекта определяется тем, что вся необходимая аппаратура уже имеется. Денежные средства предполагается тратить только на приобретение расходных материалов и зарплату исполнителей. Это 30 человек в шести институтах Национальной академии наук.

Быстрота выполнения проекта определяется тем, что нет необходимости заниматься поисковыми работами, поскольку методическая часть задачи проработана достаточно полно.

Первый этап — создание технологии промышленного изготовления топливных элементов и оптимизация технологии сжигания. Ориентировочный срок исполнения — 8—10 месяцев, стоимость — не более 100 тыс. у.е.

Второй этап — изготовление опытного образца теплового генератора мощностью не менее 1 кВт. Срок исполнения — 15—18 месяцев. Стоимость — 300—500 тыс. у.е.

Сопоставим это с расходами на полувековую мечту. Или, например, вспомним, что в зимнее время отапливать Украину стоит $ 2 млн./сутки.

К чему эта бухгалтерия? Да к тому, что все, что можно было сделать на старых запасах и голом энтузиазме в условиях непробиваемого научного скептицизма, уже сделано. Теперь надо менять отношение к проблеме.

Вместо эпилога

5 июля 2001 г. Верховная Рада Украины приняла закон «Про альтернативні джерела енергії» (с поправками во втором чтении). Документ определяет правовые, социальные, экономические, экологические и организационные принципы использования альтернативных источников энергии и направлен на создание необходимых условий для расширения их использования в ТЭК Украины. Одна из предлагавшихся поправок рекомендовала признать необходимость исследований по ХС, то есть, по сути, официально их узаконить. Поправку наши законодатели отклонили! По-видимому, из-за недостатка информации о состоянии исследований в мире.

На досуге проектанты попытались подсчитать, сколько раз они читали в прессе о том, что Украине очень-очень нужны новые наукоемкие прогрессивные технологии. И где-то после пятой сотни сбились со счета...

P.S. Количество научных учреждений, открыто работающих по тематике ХС: США — 31, Япония — 17, Италия — 8, Франция — 4, Китай — 4, Индия — 3, Россия — 3, Германия — 2, Швейцария — 1, Англия — 1, Корея — 1, Тайвань — 1, Испания —1, Греция — 1, Румыния — 1, Белоруссия — 1.

По экспертным оценкам, число лабораторий, не афиширующих свою деятельность, в 5—6 раз больше.

Комментарий ученых.

Михаил БРОДИН, академик НАН Украины

Статья Е.Андреева и Ю.Черепанцева касается необычной темы и вызывает закономерный вопрос.

Стоит ли Украине в нынешних условиях развивать научное направление, о реальности и перспективности которого до сих пор спорят на Западе?

Предложенный в 1989 г. американскими учеными принципиально новый подход к генерированию энергии оказался настолько необычным и перспективным, что вызвал ажиотаж как в научной среде, так и в обществе. В специальной англоязычной литературе это направление получило название «Could Fusion» или «холодный синтез». Непонятность механизмов явления низкотемпературных ядерных превращений и сегодня вызывает бурные дебаты среди теоретиков и экспериментаторов.

Простота технологии получения дешевой энергии из обыкновенной воды привлекла внимание множества энтузиастов. Идею проверили разными способами ученые многих стран. За прошлые годы получены убедительные доказательства ее реальности. Лаборатории, подключившиеся к исследованиям, изучают уже не факты наличия или отсутствия явления, а особенности и детали протекания процессов синтеза. По проблеме созданы два научных журнала, проведены десять международных конференций. Выдано более 200 патентов на практические устройства и технологии генерирования энергии, но у их коммерческих образцов есть пока серьезные недостатки.

Хотя публикаций на эту тему уже тысячи, основная информация остается в архивах лабораторий, работающих на средства промышленных корпораций. По экспертным оценкам, исследователей-практиков, не афиширующих свои результаты, в несколько раз больше тех, кто изучает фундаментальные аспекты этой проблемы. И все же сложившееся и неоднократно усиленное прессой отрицательное мнение о «качестве» базовых экспериментов на сегодня не изменилось. Скепсис со стороны традиционной науки обусловлен, во-первых, неспособностью энтузиастов объяснить происходящие процессы в рамках классических концепций теоретической физики, а во-вторых, мощным противодействием влиятельных мировых институтов, не заинтересованных в том, чтобы у уранового и углеводного топлива появился привлекательный для экономики конкурент.

Стоимость и наукоемкость технологий классических вариантов управляемого термоядерного синтеза (УТС) такова, что в XX в. только СССР и США могли позволить себе разрабатывать эту проблему самостоятельно. До 2000 г. США израсходовали на нее уже более 15 млрд. долл. Реальную себестоимость аналогичных работ в СССР, начавшихся после секретного постановления СМ СССР от 5 мая 1951 г. за подписью Сталина, сложно оценить.

Хотя руководителями программы УТС были назначены выдающиеся ученые (Л.Арцимович, А.Сахаров, Д.Ефремов и М.Леонтович), ситуация с мирным «термоядом» зашла в тупик. И не только в СССР.

В июне 2001 г. на форуме «Дни ITER в Москве» физики, инженеры, руководители промышленности и политические деятели Японии, России, Канады, Казахстана, США и ряда других стран решили продолжить исследования по УТС и одобрили совместный технический проект ITER (International Termonuclear Experimental Reactor). Первоначальная его стоимость — 6 млрд. долл., срок завершения — 2011 г. Если испытания пройдут успешно, то через десять лет термоядерщики обещают человечеству работающее устройство, которое будет... возвращать 10% израсходованной энергии. И только после этого приступят к строительству промышленных установок. Результаты надо ждать не ранее 2050 г.

Украина в этой программе по понятным причинам не участвует. Поэтому успешная реализация ITER будет означать для нее только удешевление электроэнергии, но никак не снижение энергозависимости. Уменьшить ее можно было бы за счет классических атомных реакторов (как в США и Японии).

Но мировые тенденции развития энергетики противоречивы (Германия, например, отказалась от уранового топлива). Специфика каждой страны налагает ограничения на варианты собственного энергообеспечения. Поэтому Украина могла бы сделать неординарный ход, решив научную проблему, для реализации которой нужны только политическая свобода и бизнес-чутье патриотично настроенных предпринимателей.

Мне кажется, наша академия имеет достаточный научный потенциал и определенные наработки, чтобы опередить конкурентов из других стран, разрабатывающих тематику «холодного синтеза». Поэтому я поддерживаю идею проведения широкой дискуссии о целесообразности развертывания недорогой научной программы по созданию альтернативного ядерного топлива нового типа.

Иван БЛОНСКИЙ, зам. директора
Института физики НАН Украины, членкор НАНУ

Скандально развивавшаяся в США научная проблема «холодного синтеза» (ХС) в Украине малоизвестна, в официальных программах НАНУ она отсутствует. Споры о существовании феномена продолжаются и сегодня, поскольку нетривиальные идеи в науке всегда вызывали и будут вызывать противоречивые мнения.

Старший научный сотрудник нашего института Е.Андреев (по базовому образованию ядерщик-экспериментатор) по личной инициативе проанализировал большинство имеющихся публикаций, посвященных ХС. Усмотрев рациональное зерно в исследованиях, давших положительные результаты, он разработал новый методологический подход к постановке контрольных опытов по наблюдению явления ХС в рамках аппаратурно-технологических возможностей НАНУ.

Полученные им данные, подходы и модельные предсказания неоднократно обсуждались на научных семинарах нашего института. Заявленные результаты дискуссионны, однако, учитывая актуальность и важность проблемы, они обязательно должны быть тщательно перепроверены экспериментально. Существующая программа проверки предусматривает привлечение специалистов нескольких институтов НАНУ.

Считаю, что с учетом ограниченности внутренних энергоресурсов, их большой себестоимости и экологической небезопасности классических ядерных реакторов целесообразно довести до сведения широкой общественности (в том числе и научной) оригинальный взгляд Е. Андреева на историю, современное состояние и перспективы Украины в решении столь значимой проблемы получения дешевой энергии за счет нового физического явления.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно