Смена американского караула

23 октября, 2009, 13:34 Распечатать Выпуск №41, 23 октября-30 октября

Караул, учитывая нестойкую природу человека, — дело нужное. Недаром его одним из первых эстетизир...

Караул, учитывая нестойкую природу человека, — дело нужное. Недаром его одним из первых эстетизировали, превратили в ритуал, действо, и теперь зеваки со всего мира любуются невозмутимыми красавцами в медвежьих шапках у Букингемского дворца, миловидными гвардейцами в туристическом Таиланде и кремлевскими курсантами у Мавзолея на Красной площади… Хотя, прошу прощения, их уже перевели в Александровский сад. Но дело не только в эстетике. Церемония смены караула рождает чувства надежды и тревоги…

Баскетбольного роста чернокожий сержант в черных очках взял под козырек, а часовые у могилы Неизвестных солдат — карабины на караул. Тысячная толпа замерла. Арлингтонское кладбище. Минута молчания. В такую минуту думается о вечном. Но вечность вряд ли осенит нас по делам нашим, а вот о времени поговорить пора. Караул подождет, а часы сверить стоит.

Говорят, недавно закончился
XX век. Возможно, оно и так. Но с датой его начала согласиться трудно, она все еще вызывает разногласия. Вам ясно как день, что начался он в первую минуту первого января 1900 года? В крайнем случае, 1901-го? Но век — это не просто сто лет от одной цифры до другой. Это эпоха, отличная от иных — технологиями, например, или способом присвоения общественного богатства. Или строем мыслей и способом их выражения; или образом жизни и взглядом на вещи. То есть определенным наполнением мира. Иные века идут чередой, как овцы на водопой, — и так же мало отличаются друг от друга. А иные сами делятся на эпохи, и вовсе не обязаны укладываться в круглую цифру.

Так, конец XIX века разительно отличался от его начала. Где-то в середине столетия цвет времени явно сменился. Первая половина скорее относилась к уходящей эпохе, а вторая ближе к нашей. XX век в этом смысле более однороден, хотя «Боинг-747» лучше самолета братьев Райт, а об Интернете во времена Маркони даже не мечтали. И все же это явления одного научно-технологического порядка, и потому мы привычно связываем XX век с машинами, хотя на самом деле он был характерен обкаткой новых социальных идей и соответствующим им моральным принципам.

Когда же он начался? Еще недавно многие считали, что хмурой осенью 1917-го. Но эта странная мода длилась недолго: мир вернулся к более реалистичным датам. Часто пишут об августе 1914-го — Первая мировая война, танки, самолеты, газы… Или о январе 1904-го — Русско-японская война, последняя, в которой соблюдались какие-то принципы, и первая с применением массированного пулеметного огня. Относили начало века и в 1899 год — во время Англо-бурской войны появились первые концентрационные лагеря. Но всегда — войны, революции, оружие массового уничтожения и новая мораль…

Конечно, в этих датах и аргументах есть рациональное зерно, но все они страдают общим недостатком, который жителям Старого Света так же трудно заметить, как рыбе воду. Это евроцентризм. И хотя одна из упомянутых войн была общемировой, другая велась на Дальнем Востоке, а третья вообще в Африке, все они — продолжение мира, построенного на европейских ценностях, европейскими методами и в рамках созданной европейцами культуры, нашей юридически-технологической цивилизации.

На самом деле солнце XX века взошло на Западе 15 февраля 1898 г., когда на рейде Гаваны взорвался американский броненосец «Мэйн». Взрыв послужил casus belli, и после трехмесячной войны на двух океанах Испания капитулировала. Молодой полосатый хищник отнял у нее Кубу, Филиппины и Пуэрто-Рико. Вы скажете, что и США — лишь дальнейшее развитие и даже апофеоз европейской цивилизации. А я отвечу, что с тех пор по всему миру все шире распространяется уже не европейский, но американский образ жизни.

Что же касается образа смерти, то пора нам вернуться на Арлингтонское кладбище. Оно возникло во время Гражданской войны, на полях которой занималась заря грядущего столетия. В самом деле, это была первая тотальная война. И вовсе не англичане изобрели концлагеря — задолго до бурской войны их широко применяли и северяне, и южане. Тогда прошли боевое крещение прототипы пулеметов, подводных лодок и первые броненосцы. Едва ли не решающее значение в ней сыграли железные дороги и вообще промышленное развитие. Но были и недостатки, например, медицина, от несовершенства которой народу погибло куда больше, чем в боях и лагерях. Северяне разместили госпитали на территории имения генерала Ли, командующего войсками южан, и вскоре рядом выросли кладбища…

После войны имение хотели вернуть, но семья генерала отказалась принять его в таком виде — пришлось выплатить денежную компенсацию. Как это делалось у нас с побежденными белыми генералами и их имениями, вы, думаю, знаете сами…

Церемония смены арлингтонского караула производит двойственное впечатление. У американцев нет глубоких военных традиций, в том числе и в парадных экзерсисах, и уже форма караула раздражает опытный военный глаз: неказистая, неважного покроя, плохо подобранных цветов. Коротковатые, узкие синие брюки с желтыми лампасами, темно-синий кургузый китель, плоская фуражка с узким золотым галуном, белая рубашка, черный галстук. Далеко до офицерской формы царской армии, а тем более до строгой элегантности парадной эсэсовской формы, адекватно подчеркивающей старинный военный дух. Вспомните хотя бы агрессивно заломленные тульи немецких фуражек!

Но зрители смотрят как завороженные! Американцы серьезно относятся к своей стране, и отсутствие военных традиций не помешало им успешно воевать по всему миру и сокрушить три империи зла! Даже четыре, если считать Италию Муссолини. Последним стал СССР…

Почетный арлингтонский караул у могилы солдат четырех войн должен напоминать об этом. Кстати, это не шоу, не бутафория. Караул вполне действующий, и случалось, когда часовые были готовы применить оружие! Однако время неумолимо идет, век безоговорочного лидерства Америки заканчивается, грядет смена караула, но даже те, кто предвкушает и торопит эту смену, опасаются, не пожалеть бы потом.

Атмосфера и расположение ключевых объектов кладбища наводят на мысли о времени и о его течении. За амфитеатром для траурных церемоний на зеленом холме вы увидите белую мачту военного корабля, старомодный якорь и пару позеленевших пушек. Это могила моряков того самого броненосца «Мэйн», давшего начало веку. Рядом мемориальные плиты в честь команд «Колумбии» и «Челленджера», космических кораблей конца XX века. Так когда же он закончился? В декабре 1991-го? Или 11 сентября 2001-го? Или, как полагается, 31 декабря 2000-го?

Ясного ощущения смены эпох пока нет. Скорее всего, век только приближается к завершению. И вполне возможно, что это случится уже в нынешнем году! Если мировой экономический кризис не нарушит естественного хода вещей, то китайская экономика должна выйти на первое место в мире по объему промышленного производства. А еще через пару лет Китай опередит всех и в производстве автомобилей, в чем, судя по проблемам японских и американских фирм, сомневаться не приходится. Вот тогда и произойдет смена караула, и долгий, но такой быстротечный XX век завершится.

Или смены экономического лидера все же недостаточно для этого, как вы думаете? Ведь коренных изменений пока не наблюдается. Или же мы еще не способны увидеть их, или пока не придаем значения? Если так, то ждать придется довольно долго. Что ж, возможно, оно и к лучшему. Кто знает, что могут принести перемены, и не покажется ли нам тогда напряженный и кровопролитный уходящий век тихим и уютным?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно