СКУЛЬПТУРЫ СТАТСКОГО СОВЕТНИКА

24 октября, 2003, 00:00 Распечатать

Недавнее празднование полтавчанами столетия со дня открытия в городе памятника первому классику украинской литературы И.Котляревскому стало поводом вспомнить о прекрасном скульпторе Л.Позене...

Портрет Леонида Позена. Художник Н.Ярошенко
Портрет Леонида Позена. Художник Н.Ярошенко

Недавнее празднование полтавчанами столетия со дня открытия в городе памятника первому классику украинской литературы И.Котляревскому стало поводом вспомнить о прекрасном скульпторе Л.Позене. Именно он является автором бронзового изваяния писателя и украшающих постамент горельефов из сцен его произведений. Но несмотря на то, что в Полтаве есть еще один памятник этого скульптора — мастеру мировой литературы Н.Гоголю, а во многих художественных музеях Украины и СНГ — скульптурные статуэтки и группы, о нем знают разве что специалисты, да и те вспоминают лишь в юбилейные дни. Все сведения о Л.Позене рассыпаны в прижизненных статьях о его творчестве да еще в автобиографии, записанной незадолго до смерти под диктовку его женой Марией Федоровной, затем отпечатанной на машинке и переданной в архив Ленинградского (ныне Санкт-Петербургского) Русского художественного музея, где хранится и сейчас в секции рукописей.

Родился Леонид Владимирович Позен 22 (10) июня 1849 года в местечке Оболонь на Полтавщине. Ныне — это большое село в двенадцати километрах от моего родного села. Узнав еще в школьные годы случайно о Позене, я стал собирать о нем все, что известно здесь не только среди односельчан мастера, но и в архивах, библиотеках. Сегодня нет еще в Оболони мемориальной доски Позену. Давно обветшал и развалился дом, в котором родился и вырос Леонид Владимирович. Кстати, после Октябрьской революции и до 60-х годов в этом здании находились райком партии, райисполком и райком комсомола. Помню, сам здесь получал комсомольский билет.

Памятник И.Котляревскому в Полтаве
Памятник И.Котляревскому в Полтаве

В родительском поместье прошло детство будущего скульптора, здесь получил он начальное образование. С малых лет привлекали его внимание глиняные игрушки — лошадки, петушки в виде свистков, статуэтки крестьянина с косой, женщины с ведром, деда с трубкой, — выполненные умелыми гончарами из Опешни, где художественное ремесло обжига берет начало еще с XVIII века. Вот и пристрастился мальчик лепить что-то похожее из ржаного хлеба — зайчиков, лошадок, собачек. Увлекался также и рисованием.

Когда Леониду исполнилось пятнадцать лет, поступил в пятый класс Полтавской губернской гимназии. После ее окончания родители настаивали, чтобы он поехал в Петербург поступать в Художественную академию. Но юноша не относился серьезно к своим художественным задаткам. В 1867 году, успешно сдав вступительные экзамены, поступил в Харьковский университет, а через год перевелся на юридический факультет Петербургского университета. Закончил его в 1872 году и стал работать помощником присяжного поверенного.

Оставив адвокатуру, Позен перешел на службу в Министерство юстиции, и почти сразу же его направили в Полтаву кандидатом на одну из должностей при окружном суде. В судах Леонид Владимирович проработал свыше 40 лет. Сначала следователем второго участка Полтавского уезда, затем статским, тайным советником, сенатором уголовного кассационного департамента. Но именно по приезде в Полтаву он возобновил свои художественные занятия. Сначала копировал гипсовые фигуры разных деятелей, затем постепенно стал лепить с натуры небольшие портреты друзей и близких, пробовал делать и сложные композиции.

Среди людей, с которыми Позен подружился в Полтаве, были художники В.Волков, автор картин «Н.Гоголь в Васильевке», «Петр I посещает заключенного в Петропавловской крепости наказанного гетмана Полуботко», а также И.Зайцев, который вместе с Т.Шевченко работал в мастерской В.Ширяева Петербургской академии художеств, а в Полтаве был учителем рисования в ряде учебных заведений. Именно эти люди стали советниками и учителями Леонида Владимировича в его первых серьезных творческих пробах.

В 1877 году он вылепил из воска (этот материал навсегда остался основным в его творчестве) скульптурную группу «Извозчик». Это произведение хранилось у его матери, а затем затерялось, и нигде нет ни его описания, ни рисунка.

В скульптурной группе «На волах» Позен показал свою наблюдательность, глубокое знание крестьянского быта, умение тонко и художественно отобразить это в восковой фигуре. Когда в 1881 году работа над скульптурой уже завершалась, в Полтаву приехал известный русский художник, один из основателей Товарищества передвижных художественных выставок Г.Мясоедов. Он предложил Позену представить его скульптурную группу на очередной передвижной выставке. Позен подготовил два варианта, оба были утверждены на общем собрании Товарищества передвижников и появились на 10-й передвижной выставке.

Успех был огромный. Спустя несколько дней после закрытия выставки собственник фабрики художественного литья К.Верфель купил группу для отлива ее в бронзе. Впоследствии он многие годы систематически покупал произведения Позена, отливал их, устраивал выставки этих скульптур не только в России, но и в Италии, Англии, Германии, Голландии, Америке, где и торговал ими. Поэтому работы Позена известны во многих странах дальнего зарубежья.

На очередной, 11-й, передвижной выставке успех Позену принесли ранее выполненные работы «Шинкарь», «Лирник», «Черкасский вол», «Жеребенок», «Кобчик».

Еще одно произведение мастера — «Переселенцы». Тема переселения в первые годы после реформы широко отражалась в произведениях писателей, художников. Позен в своей скульптурной группе изобразил семью переселенцев, остановившихся в пути. Старый человек, трое его сыновей — старший, судя по форменной фуражке, отставной солдат с женой и примерно трехлетним мальчиком, средний также с женой и маленьким ребенком у нее на руках и младший — юноша. Во всех фигурах запечатлены их психологические характеристики, и скульптурная группа создает большую эмоциональную силу, воздействующую на зрителя.

Это была единственная работа Позена на 12-й передвижной выставке. Она несколько раз отливалась К.Верфелем как полностью, так и отдельными фрагментами.

«Переселенцы» есть и в Московском историческом музее. Но это работы разных отливов, и отличаются они тем, что в московском экспонате обе оглобли в телеге целы, а в киевском — одна переломлена. Эту важную поправку скульптор внес перед вторым отливом, мотивируя необходимость остановки переселенцев в пути.

В 1891 году Л.Позен снова переехал в Петербург. Работая в прокуратуре Петербургского окружного суда, он продолжал поддерживать связи с художниками, деятелями искусств. В этом же году стал действительным членом Товарищества передвижников, а в 1894-м — действительным членом Академии художеств.

Товарищество передвижников просуществовало до 1924 года, почти ежегодно устраивало художественные выставки, показывая их в Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Одессе, Казани, Орле, Риге и в других городах. Было организовано 48 таких выставок. С десятой по сороковую Л.Позен принимал участие почти в каждой. Демонстрировал свыше 50 работ.

Петербургский период скульптора отличался еще и тем, что начали уходить из жизни его друзья, близкие по искусству художники, артисты.

Тяжело переживал Позен в 1898 году смерть художника Н.Ярошенко. Он очень жалел, что при жизни не создал его портрета, ведь тот запечатлел Позена на полотне с пластом воска и резцом за работой над одной из скульптур. По сути, это единственный из сохранившихся портретов скульптора.

Пользуясь автопортретами художника, фотографиями и своей памятью, навсегда сохранившей черты дорогого ему человека, Позен создал три портрета Ярошенко. Первый — Ярошенко в молодые годы, экспонировался на 27-й передвижной выставке. Второй — статуэтка, на которой художник изображен у мольберта. Третий — бюст Ярошенко в пожилом возрасте, эта работа выставлялась в 1906 году в Таврическом дворце на первой выставке русских портретов, а в 1912 году бюст был установлен на могиле Н.Ярошенко в Кисловодске.

Особенно ярко проявился патриотизм Позена, его любовь к Украине и ее народу во время работы над памятником И.Котляревскому. Как известно, по завещанию Котляревский похоронен на окраине старого городского кладбища. Сооруженное из кирпича надгробие ремонтировалось в основном за счет средств, собранных полтавскими артистами во время спектаклей по драматическим произведениям писателя (только один раз земство выделило на ремонт тысячу рублей). По предложению общественности разных городов было решено сделать новое надгробие. За эту работу взялся Л.Позен совместно с художником В.Волковым. Четырехгранный гранитный обелиск был установлен в 1900 году. На передней грани — круглый бронзовый барельеф с портретом Котляревского в обрамлении лавровой ветви, ленты и гусиного пера. Изображение писателя выполнено по широко известному портрету работы М.Башилова, опубликованному в украинском литературном сборнике «Молодик» в 1843 году. Под портретом слова из стихотворения Т.Шевченко «На вечную память Котляревскому».

Тогда же возникла мысль о сооружении мемориального памятника писателю в Полтаве. В 1894 году Полтавская дума обратилась к правительству с просьбой разрешить сбор средств если не по всей России, то хотя бы в Полтавской и Черниговской губерниях. Через полтора года было получено разрешение собирать деньги лишь в Полтавской губернии. Но поступали они из всех уголков Украины, России, Галичины. Предполагалось выбить на пьедестале памятника слова «Рідний край своєму першому поетові Івану Котляревському. 1798 — 1898» (открытие памятника предполагали приурочить к 100-летию первого издания «Энеиды», что и должны были обозначать эти даты). Также думали поместить здесь две выдержки из «Наталки Полтавки» и того же стихотворения Т.Шевченко, что на надгробии. Губернатор первую надпись вовсе запретил, а две других разрешил с некоторыми оговорками.

Зная о запрете собирать деньги за пределами Полтавской губернии, Позен отказался от гонорара за выполнение бюста Котляревскому и трех горельефов. Это был не только его материальный вклад в фонд строительства, но и огромная моральная поддержка в деле борьбы за сооружение памятника.

Более шести лет работал Позен над памятником, совершенствуя и улучшая первоначальный проект. В бюсте Котляревского он четко передал черты писателя. Но большим достижением были горельефы, на которых скульптор воссоздал образы героев «Энеиды», «Наталки Полтавки», «Москаля-чародея», показал их национальное своеобразие и глубокую народную сущность.

После открытия памятника Котляревскому Позен стал популярным скульптором. В начале сентября 1903 года ему предложили работу над другим памятником — Н.Гоголю, который был выполнен в 1915 году. События гражданской войны помешали его сооружению, и только в середине 20-х годов памятник был установлен в начале Гоголевского бульвара.

В 1915 году Академия художеств решила избрать Позена академиком, но скульптор отказался от этого высокого звания, сославшись на отсутствие у него академического художественного образования и заявив, что «давать это необходимо исключительно самым достойным».

Скромность Позена подтверждали и люди, лично знавшие его. В 1965 году мне, тогда еще корреспонденту районной газеты, было поручено написать небольшой материал о скульпторе. Удалось найти в соседнем селе, ныне уже покойного, а тогда почти 75-летнего Г.Стадника, который с 15 лет служил в доме отца знаменитого скульптора. Григорий Макарович рассказывал, что летом 1904—1906 годов Леонид Владимирович приезжал к своему отцу. Был он выше среднего роста, очень стройный, и хотя ему было уже около 60 лет, выглядел значительно моложе. Работал без очков. Одевался буднично: юфтевые сапоги, простенькие, в полоску брюки, ситцевая рубашка, подвязанная узеньким ремешком.

Его жена Мария Федоровна тоже была художницей. Своих детей у Позенов не было. Они удочерили дочку умерших односельчан по фамилии Больба. Эта круглая сирота уже должна была уезжать с ними в Петербург, но накануне отъезда утонула, купаясь со своими сверстницами в местном озере. Позены очень переживали этот трагический случай.

В родительском доме скульптор всегда занимал одну комнату с тремя окнами на запад. Здесь стоял письменный стол с чернильным прибором и цилиндром с хорошо заточенными карандашами, на столе лежали подзорная труба и два толстых альбома с рисунками. В одном из них Леонид Владимирович рисовал виды на озера, болота, разные строения, деревья, а в другом людей — сторожей, лакеев, крестьян. Рядом с письменным стоял темно-коричневый стол, на котором лежали музыкальные инструменты — виолончель, скрипка, гитара, мандолина, духовые. Тут же были инструменты для лепки и комки воска.

Октябрьскую революцию Позен встретил уже почти в семидесятилетнем возрасте. Мария Федоровна рассказывала друзьям о том, как после революции к ним на квартиру пришли революционные матросы и застали их за работой в мастерской. Когда увидели там портреты известных писателей, художников, артистов, скульптуры «Нищий», «Пашня в Малороссии», стали расспрашивать, что они обозначают. Позен охотно объяснял. Матросы оставили скульптора в покое, посчитав, что его работы нужны народу.

Умер Л.Позен 8 января 1921 года, похоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге. После смерти мужа Мария Федоровна передала скульптуры и документы Ленинградскому и Полтавскому художественным музеям. Великолепным творческим наследием скульптора мы любуемся и сегодня.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно