СКОВАННЫЕ ОДНОЙ… БОЛЕЗНЬЮ

13 июня, 2003, 00:00 Распечатать

25-летняя Ирина всегда жила по принципу: надо успеть сделать все! Работала, воспитывала дочурку, училась заочно в институте — и везде была на хорошем счету...

25-летняя Ирина всегда жила по принципу: надо успеть сделать все! Работала, воспитывала дочурку, училась заочно в институте — и везде была на хорошем счету. Беда подкралась незаметно. Закрутившись с делами, толком не успела подготовиться к очередной сессии. Да еще на экзамене достался очень сложный билет… Молодая женщина лихорадочно припоминала учебный материал, но все как назло вылетело из головы. Подошла ее очередь отвечать. Строгий преподаватель попросил выйти к доске и написать несколько формул. Похолодев, Ирина взяла кусок мела и шагнула к доске. Неужели сейчас она опозорится, на глазах у всех?.. И вдруг пальцы сами собой разжались, мел покатился по полу. Ирина почувствовала, что правая рука перестала повиноваться ей, повисла словно плеть. Испуганные преподаватели вызвали «скорую»...

Медики утешили Ирину — слава Богу, ничего серьезного нет. Видимо, сказался экзаменационный стресс. Посоветовали отдохнуть и успокоиться. Однако после злополучного экзамена прошел уже год, а улучшение так и не наступило: рука по-прежнему отказывалась повиноваться. Ирина обходила специалистов одного за другим: кардиолог, нейрохирург, травматолог… Но никто не мог определить причину болезни. Когда один из врачей посоветовал сходить на прием к психиатру, молодая женщина возмутилась: «Неужели вы считаете меня ненормальной?»

— К сожалению, люди, попавшие в ту или иную кризисную ситуацию, под любым предлогом уклоняются от визита к психотерапевту, боясь прослыть не вполне нормальными. И это лишь усугубляет их состояние. Ведь очень многие телесные недуги на самом деле имеют глубинную психологическую подоплеку. То или иное соматическое заболевание часто является своеобразной реакцией организма на стресс, депрессию, психотравмирующую ситуацию, — считает главный врач Белоцерковского психоневрологического диспансера Иван Надточий. — Именно это и произошло с Ириной. Во время откровенных бесед с пациенткой я выяснил, что уже долгие годы она испытывает серьезный душевный дискомфорт из-за ситуации, сложившейся в ее семье. Муж Ирины был человеком добрым, мягким, но при этом абсолютно беспомощным в бытовом отношении: не любил и не умел заниматься хозяйством, даже простая житейская проблема ставила его в тупик. Поэтому все заботы и хлопоты переложил на плечи жены. Внутренне Ирина была против такого положения дел, но смирилась, не желая разрушать семью. Долгое время женщина покорно тянула на себе дом, хозяйство, воспитание дочери, учебу. А так как от природы она была очень ответственной, совестливой, то всегда и везде старалась быть на высоте. Но однажды все же не сумела как следует подготовиться к очередному экзамену, вытянула билет и с ужасом поняла, что не знает ответа. В результате произошел нервный срыв.

Просмотрев историю болезни Ирины, проанализировав результаты анализов, Иван Надточий убедился: органических поражений нет, рука здорова и должна действовать. Чтобы убедить в этом женщину, врач решился на своеобразный эксперимент. Во время сеанса внушения он погрузил пациентку в гипнотический транс и попросил поднять руку. Ирина повиновалась: пошевелила пальцами, затем свободно написала несколько слов на листе бумаги… Когда же пациентка вышла из состояния гипноза и увидела, что рука действительно работает, ее удивлению не было предела.

— Хочу уточнить: в данном случае речь идет вовсе не о симуляции. Ирина была абсолютно уверена в том, что серьезно больна, — продолжает Иван Надточий. — Сильный стресс во время экзамена на самом деле вызвал у нее кратковременную потерю координации. Ну а потом пациентка неожиданно обнаружила, что так даже удобнее: можно не особенно готовиться к учебе, ведь больную студентку и так пожалеют. К тому же внезапная болезнь подстегнула мужа к более активным действиям. Ему пришлось наконец-то взять на себя львиную долю обязанностей: заняться хозяйством, зарабатывать деньги, заботиться о дочери и жене. То есть стать тем самым главой семьи, о котором она когда-то мечтала. Подсознательно Ирина цеплялась за свою болезнь, потому что нуждалась в заботе, внимании. Именно поэтому выздоровление так долго не наступало.

После курса психотерапевтических мероприятий Ирина полностью восстановила мышечную активность. Сейчас она успешно заканчивает институт, продолжает работу. В ее жизни все вернулось на круги своя. Но как ни парадоксально, именно это и вызывает у врачей тревогу. Ведь не изменилось главное — сложившиеся стереотипы отношений в этой семье. Где гарантия, что как только жена полностью выздоровеет, муж не вернется к прежнему образу жизни и снова не переложит на нее все обязанности? К сожалению, так происходит очень часто. А значит, очень велика вероятность того, что болезнь Ирины вернется, возможно, в несколько иной форме. Для закрепления эффекта специалисты предлагали женщине сделать следующий шаг: пройти вместе с мужем курс семейной терапии, разобраться в своих проблемах, выработать оптимальную для обоих линию поведения. Но супруг наотрез отказался, Ирина тоже не настаивала…

Поговорив с пациентами ПНД, я убедилась в том, что случай с Ириной далеко не единичный. Очень часто сложности в семье приводят к телесным недугам. Чаще всего заболевают женщины: они более ранимы, уязвимы, эмоциональны. Хотя есть и пациенты-мужчины. К примеру, 65-летний Николай все время жаловался близким на боль в сердце. Кардиологи не находили никаких отклонений, но мужчина боялся надолго отлучаться от дома, каждые два часа теребил близких просьбами измерить давление. Избавиться от навязчивого страха ему помогли комплексы дыхательной гимнастики, беседы с врачом, а главное — участие родственников. Жена и дети прошли своеобразный тренинг, на котором учились правильно вести себя друг с другом, лучше понимать проблемы близких. Ведь болезнь Николая была своеобразной реакцией на отчуждение уже взрослых детей, таким образом он пытался привязать их к себе, заставить почаще звонить, навещать. После тренинга отношения в этой семье нормализовались.

Еще одну пациентку, Юлию, к специалистам привел муж. Женщина несколько месяцев не выходила из дому, находясь в глубокой депрессии. Выяснилось, что всему виной ревность. Красивый, веселый, удачливый Сергей всегда пользовался успехом у противоположного пола. А Юлия болезненно реагировала на любой знак внимания, любую невинную шутку, обращенную к другой женщине… Она никогда не высказывала мужу никаких претензий вслух, страдала молча. В конце концов ревность извела ее настолько, что у женщины появились все симптомы тяжелого заболевания. Поняв, что всему виной семейные проблемы, врачи предложили супругам мужу пройти совместный курс занятий. Сергей и Юля, наконец-то, поговорили откровенно, и выяснилось, что ревность не имеет под собой серьезных оснований. Сергей всей душой предан семье, а знаки внимания другим женщинам — не более чем простая вежливость. В то же время и Юлия поняла, что воспринимает поведение мужа неадекватно. После совместного тренинга женщина вылечилась очень быстро. Сейчас в семье все благополучно.

К сожалению, далеко не всегда близкие заинтересованы в излечении. 32-летнюю Татьяну в ПНД знают уже более трех лет. Обаятельная, улыбчивая женщина работает менеджером в крупной строительной компании. Но лишь врачи знают, каких усилий это ей стоит! Диагноз Татьяны — агорофобия, то есть страх открытого пространства…

— Моя семейная жизнь дала трещину уже давно, с тех пор как муж пристрастился к спиртному, — вздыхает Татьяна. — Разумеется, пыталась его лечить, водила к наркологам, бабкам, знахаркам, кодировала — все без толку. Не раз задумывалась о разводе, но останавливает жалость. Ведь Игорь — неплохой человек, у него масса достоинств. Просто он слаб характером, вот и не может отказаться от предложения выпить. К тому же сын очень привязан к отцу… Много раз я пыталась поговорить с Игорем о разводе, но боюсь и самого разговора, и того, что без меня он пропадет… И вот года три назад, после очередного мужниного запоя и бессонной ночи, я привычно вышла из дому утром, села в маршрутку, доехала до офиса и… не смогла заставить себя выйти! Откуда-то появился страх перед шумными улицами, большим скоплением людей. Сделала несколько кругов по городу, прежде чем решилась выйти. Кое-как дошла до работы, и весь день с ужасом думала лишь о том, что вечером придется выйти на улицу снова. Уговорила подругу проводить меня домой. С тех пор даже обычная прогулка в магазин или на почту превратилась для меня в серьезную проблему, ходила только по привычным маршрутам и только в сопровождении кого-то. Пыталась перебороть себя, но не могла. Боялась, что потеряю работу — я ведь единственный добытчик в семье, на что мы тогда будем жить? И страх лишь усугублял ситуацию. Иной раз сидели на чае и хлебе, потому что не могла ходить по магазинам одна. Наконец Игорь понял, что все серьезно, и стал провожать меня. Знаете, он даже пить стал меньше, взялся за ум.

Татьяна признается, что тогда появилась надежда: может, болезнь совершит небольшое чудо и заставит Игоря бросить пьянки? Ведь бывают случаи, когда серьезные испытания объединяют семью. Но специалисты совсем другого мнения. Распадающийся брак ничто не может спасти. И даже такая радикальная мера, как болезнь одного из супругов, может скрепить его лишь ненадолго. Какое-то время люди будут жить вместе из жалости, чувства долга, но затем все равно разойдутся.

— К сожалению, часто жертвами невротических расстройств становятся люди эмоциональные, умные, совестливые, с множеством социальных контактов, — говорит заведующий дневным стационаром Белоцерковского ПНД Андрей Самовюк. — Татьяна много лет разрывается между желанием жить спокойно и жалостью к мужу-алкоголику. Не может его бросить, хотя умом и понимает, что он уже не остановится. Не в силах развязать клубок семейных проблем, женщина, образно говоря, «ушла от нее в болезнь». Как ни парадоксально, но этот недуг даже чем-то выгоден для нее: помог отвлечься, переключил внимание с истинной причины душевного разлада на его симптомы — в данном случае, агорофобию. На время можно не думать о том, как разрешить семейную ситуацию, и это устраивает обоих партнеров. Курс лечения в ПНД был успешным, Таня ушла от нас спокойной, страх исчез, она вновь стала уверенно ходить по улицам, ездить в транспорте. А затем ее муж, «державшийся» какое-то время, снова стал выпивать, начались семейные неприятности. Стресс привел к обострению старого заболевания, и недавно Таня опять пришла к нам за помощью… Разумеется, врачи приложат все усилия, но все же это помощь извне. Чтобы излечиться полностью, пациенту необходимо самому поработать, и желательно вместе с партнером. Ведь если не устранить причину размоловок, семейных ссор — болезнь будет возвращаться вновь и вновь.

Тем не менее, как и в случае с первой пациенткой, Ириной, муж Татьяны отказался проходить курс совместной терапии. Врачи констатируют: порой окружающие препятствуют излечению своих близких, потому что им выгодно, чтобы они были управляемыми, подчиненными, зависимыми, не предъявляли повышенных требований. Возможно, именно поэтому количество невротических расстройств постоянно увеличивается. Как же быть? По мнению специалистов, необходимо руководствоваться принципами разумного эгоизма. И если в семье постоянно возникают проблемы и конфликты, не ждите, пока они перерастут в кризисную ситуацию. Проконсультируйтесь со специалистом-психологом или психотерапевтом, причем пригласите с собой и близкого человека. Сегодня существуют эффективные методики, помогающие партнерам лучше понимать друг друга, научиться находить общий язык, избегать конфликтов и ссор, принимать совместные решения. В противном же случае неразрешенные семейные проблемы могут обернуться серьезными недугами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно