«Сiльпо» вместо Вест-Пойнта

5 августа, 2005, 00:00 Распечатать

Были еще в Старгороде кадеты, которых гимназисты называли «сапогами». Жили они в двух верстах от города, в своем корпусе, и вели, по мнению гимназистов, жизнь загадочную и даже легендарную...

Были еще в Старгороде кадеты, которых гимназисты называли «сапогами». Жили они в двух верстах от города, в своем корпусе, и вели, по мнению гимназистов, жизнь загадочную и даже легендарную.

«Прошлое регистратора ЗАГСа».
И.Ильф и Е.Петров

Роковая ржавчина

Кадетский корпус учредили в двух верстах от Одессы в 1899 году. Фонтанская дорога тогда выглядела провинциально. Растрясшись на ухабах в облаянном дворнягами шарабане, начальник училища генерал от инфантерии Михаил Дерюгин по прибытии в корпус стряхивал с окладистой бороды пыль, принимал рапорт дежурного офицера и отправлялся на службу в строгое, кирпичной кладки здание, в плане напоминающее букву «Ш».

В соответствии с военными и учебными задачами, войнами, переменой политического устройства заведение, претерпев череду реорганизаций, меняло названия, но кабинет начальника традиционно размещался в одном и том же зубце буквы «Ш». В этом историческом кабинете с видом на закат и ныне работает начальник института сухопутных войск генерал-лейтенант Анатолий Троц. Решать обрушившиеся на него проблемы генералу отмеряно два года. Срок жизни старейшего военного учебного заведения — с памятниками на территории, мемориальными досками и гаубицами у крыльца, награжденного орденами Ленина и Красного Знамени, вьетнамскими и йеменскими «За боевые заслуги», кубинским «Антонио Мессио», — ограничен 2007 годом.

Одесский Вест-Пойнт, протянувшийся на четыре трамвайные остановки, образовался из трех военных училищ, расположенных чередой: зенитно-артиллерийского (до революции Сергиевского), пехотного (учрежденного на базе кадетского корпуса) и среднего военно-технического. В Великую эпоху училища существовали и развивались самостоятельно, на объединение замахнулись лишь в 92-м, создав на их базе Институт сухопутных войск, которому, похоже, не суждено стать украинским Вест-Пойнтом.

Может, и не стоило осваивать такой затратный проект? Но ведь 14 лет продержались с пользой. И развивались постепенно: в 1993-м организовали факультет тыла, в 1994-м — командно-штабной, в 2000-м — факультет разведки.

Тучи над институтом сгустились 26 марта сего года, когда на военной коллегии рассматривались вопросы подготовки офицерских кадров в Украине. Решено было базовый институт сухопутных войск учредить во Львове.

«Учебный процесс во Львовском военном институте имени П.Сагайдачного тесно интегрирован с гражданским образованием национального университета «Львовская политехника», — обозначалась мотивировка в протоколе заседания коллегии, — где учебные планы и программы модернизированы до уровня лучших мировых вузов. Для подготовки офицеров привлечен мощный научный потенциал… Для практической подготовки удобно использовать Яворовский полигон. Город Львов на протяжении всего существования хранил украинские традиции доминирующего патриотизма… Жители города Львова в отличие от жителей Одессы разговаривают на украинском языке, что является необходимой составляющей в воспитании будущих украинских офицеров…»

При этом в «Стратегическом оборонном бюллетене Украины», разработанном до 2015 года и утвержденном в 2004-м, сообщается, что ОИСВ соответствует своему назначению и может успешно выполнять учебные задачи.

31 марта приказ вступил в силу, а 1 апреля в Одессу нагрянула комиссия, возглавляемая заместителем министра обороны В.Пасько. Прошлись по территории, покосились на бюст Великого князя Константина Константиновича и поехали живописным приморским шоссе на полигон в Чабанку.

Главкома сухопутных войск Николая Петрука провели к матчасти, где по его же недавнему распоряжению был утвержден план создания базы для подготовки артиллеристов и танкистов. «Базу утвердили только на бумаге, но учебными пособиями, тренажерами и военной техникой не осчастливили», — говорили руководители ОИСВ. Тем не менее ОИСВ принял 3-й и 4-й курсы танкистов и артиллеристов из Харькова и Сум.

Проверяющих и гостей провели к матчасти. В боксе главком заметил ржавчину на бронетранспортере. Капало слегка. Капанье огорчило.

У «балалаечников»

Командирам Одесского Вест-Пойнта было велено присоединиться к комиссии. На том же аэроплане усиленным составом полетели в направлении Львова. Целью обзорной авиаэкскурсии c пристрастием было, видимо, убедить одесситов в разумности передислокации кузницы офицерских кадров. Но посещение львовского военного учебного заведения, в котором с 50-х годов традиционно готовили «балалаечников», завклубами, дирижеров армейских оркестров и военных журналистов, еще более утвердило одесситов в абсурдности затеи.

— Нас водили по тем местам, которые хотели показать, — говорят, — но реально готовить командиров на существующей во Львове базе нельзя. Например, базу огневой подготовки планируют разместить в трех классах, больше ничего у них нет.

Только на начальном этапе оборудование классов и учебной базы во Львове по самой скромной оценке обойдется в 23 870 гривен.

В настоящий момент во Львове постигают прикладные военные науки 584 курсанта, а планируют обучать 1500—1700 курсантов. Троекратное уплотнение, разумеется, негативно скажется на качестве подготовки офицеров.

ОИСВ располагает 249 учебными помещениями, в том числе 22 лекционными залами, 137 специальными классами, 28 лабораториями и 9 компьютерными классами. Козыри ОИСВ перед стиснутым городом львовским учебным заведением убедительны и очевидны. Например, на территории Одесского института два тира, а во Львове даже для стрельбы из пистолета курсантов нужно вывозить за 70 километров на Яворовский полигон. Кстати, о полигонах в Широком Лане и Чабанке гуляет добрая молва в подразделениях НАТО. Итальянцы и французы раз в год приезжают пристрелять свои орудия почему-то не в Яворов, а именно на Широкий Лан.

В Одессе преподают 103 кандидата военных наук и 6 докторов, а во Львове — 44 кандидата и 3 доктора.

Директор департамента кадровой политики МО Юрий Александрович Черных был полностью на стороне одесситов, считавших, что переносить институт во Львов опрометчиво, так как это отбросит военное образование государства в комплексе на 10—15 лет назад: ОИСВ готовит специалистов в широком диапазоне — от лейтенантов до военных ученых. Только для подготовки преподавателей необходимо 10 лет, никак не меньше. В настоящий момент эта ученая генерация в трудах и муках только сложилась. Что же, снова с нуля начинать? Преподаватели ехать во Львов категорически отказываются. Методички грозятся сжечь на плацу — это их личный вклад, и они вправе им отчаянно распорядиться, так что костер обещает быть знатным.

Да и не всех приглашают. До 1 сентября будут уволены более 50 офицеров и прапорщиков и 97 вольнонаемных специалистов. Сокращение армии, которое стыдливо обозначают реформированием, надо полагать не последнее.

Рубка капусты

Вест-Пойнт снимается в дальние края не в первый раз. В памяти 1966-й — тогда курсанты Одесского общевойскового училища уехали переводом в Киев. В ОИСВ, кстати, именно в тот смутный период учился на втором курсе первый министр обороны Украины Радецкий, тоже переехавший вместе со всеми в Киев, как оказалось, знаково.

Бывший кадетский корпус заселили иностранные слушатели. Всего военное образование на Фонтане за два с лишним десятилетия получили или повысили слушатели из 37 государств. В скромных количествах иностранцы постигают военную науку в этих стенах и сегодня. Недавно обмыли звездочки на погонах туркмены и венгры. В настоящий момент в бывшем кадетском корпусе учатся китайцы. Стоимость обучения одного иностранца – 1500 долларов в месяц. Поедут ли во Львов китайцы или туркмены, решать их командирам. Или руководителям внешней разведки заинтересованных государств. Прикажут — и поедут как миленькие. А вот выполнение программы подготовки офицеров запаса из 13 одесских вузов станет проблематичным. Все-таки Одесса — город студенческий.

По дрова

Переезд училища с обозами проблематичен, потому что довезешь дрова. Это уже проходили, когда пять лет назад из Киева передислоцировали в Одессу факультет разведки. Кстати, из Одессы во Львов тоже приедут дрова. Да и затратны эти мероприятия: только один демонтаж матчасти обойдется в 50 млн. грн. Пятьдесят единиц техники прижились в капонирах с видом на Фонтанскую дорогу, боксы добротно и затейливо строились в комплексе с учебным корпусом и представляют архитектурную ценность.

За Вест-Пойнт намеревался заступиться земляк, депутат Кармазин. Спикер Верховной Рады Литвин, недавно навестивший Одессу, пообещал, что целесообразность перенесения института Сухопутных войск из Одессы во Львов будет рассмотрена профильным комитетом парламента.

— Резать по живому в таких случаях не стоит, — согласился спикер. — Такие вопросы нуждаются во всестороннем осмыслении и не должны решаться в угоду чьим-либо сиюминутным интересам.

— Набор в военные вузы в 2005-м будет сорван, — однозначно заверили в учебном отделе.

— Мы своих детей во Львов не отдадим, — заявили одесские мамы.

Набор, кстати, всегда выглядел впечатляющим — 15—29 кандидатов на факультет разведки, 10—15 — на воздушно-десантный.

Грядет очередное сокращение армии. Поэтому думается, что все-таки ни парламентская поддержка, обещанная Кармазиным и Литвином, ни марш протеста одесских пенсионеров-патриотов, состоявшийся в июле, на ситуацию не повлияют. Убедительная запятая на Вест-Пойнте уже поставлена, а точку обещают к 2007 году, когда остатки факультетов перевезут с дровами во Львов.

Разумеется, лакомым куском выглядит территория площадью 56 гектаров в курортном районе, где расположены 99 объектов-строений, — целый военный поселок. Украшение территории — учебный корпус, где лепка потолка Георгиевского зала поддерживалась руками поколений курсантов. Возможно, на месте Георгиевского зала построят супербарак гигантского супермаркета «Метро-2» или «Сільпо».

Мотивом грядущего реформирования военного образования на львовской базе является концепция, что нам, дескать, не нужны ваньки-взводные, а нужны ортодоксальные офицеры, для чего они уже сейчас цивильно учатся четыре курса во «Львовской политехнике» на общих основаниях, и только на последнем курсе облачаются в камуфляж. Одесса и не выпускала 13 лет ванек-взводных. Отсюда выходили грамотные командиры, с достаточно широким кругозором. И не во вред, а на пользу им шли 117 прослушанных исключительно военных дисциплин из 182-х.

В 1993—2004 годах ОИСВ был признан по рейтингу «София Киевская» лучшим учебным заведением Украины, и среди гражданских вузов в том числе.

В 2004-м на конкурсе в Сан-Ремо (номинация «Гуманитарное право») ОИСВ, представленный курсантом Эдгаром Залениным, завоевал первое место.

За 12 лет из стен училища вышли 5400 украинских офицеров. Где они сейчас? Фермерствуют в депрессивной глубинке или участвуют в сахарских рейдах во Французском легионе? Вот они, думается, искренне поверившие в самое смутное межвременье, — чувствительная потеря с человеческим молодым лицом.

В совокупности же санкционированный сверху запрет ОИСВ выглядит для региона и государства катастрофой, по масштабности потерь сравнимой, пожалуй, лишь с планомерным уничтожением ЧМП. Правда, от ЧМП хоть людской потенциал уцелел, который мыкается где-то под чужими флагами... Если сейчас собираются судорожно сократить расходы на подготовку офицерского корпуса за счет комбинированного полувоенного образования, чтоб на портянках сэкономить, то развал ЧМП тоже оправдывали непопулярной экономией, дескать, невыгодно арестованные по всему миру суда содержать, разумнее их с молотка пустить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно