СЕРДЦЕ, РОДИНОЙ СОГРЕТОЕ, НЕ ОСТЫНЕТ НИКОГДА

7 марта, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 7 марта-16 марта

Мы хорошо знаем, что того, чего мы хотим, никогда на свете не было, а лишь будет когда-то, когда люди станут умнее, чем теперь...

Наталья Драгоманова
Наталья Драгоманова

Мы хорошо знаем, что того, чего мы хотим, никогда на свете не было, а лишь будет когда-то, когда люди станут умнее, чем теперь. Однако оглядываться назад надо, чтобы знать, почему нынче стало так горько, чтобы не ошибаться вновь, как ошибались раньше.

 

Михаил Драгоманов. Пропащее время (1909 г.)

 

Философ Артур Шопенгауэр писал, что уста человека высказывают мысль этого человека, а его лицо — это воплощение Божьего замысла… Думаю, каждый, кто смотрел на старые холсты, где изображены потомки известных семей, благодаря своим альтруистическим делам вошедшие в историю, обращал внимание именно на благородство лиц. Такие лица сегодня встретишь очень редко.

Мне везет на встречи с настоящими аристократами, их принято называть аристократами духа. Среди них много и тех, кто волею судеб после революционных событий 1917 года вместе со своими большими семьями оказался за границей. Даже их далеких потомков объединяет чувство острой ностальгии и желания хоть чем-то помочь родной земле…

В начале прошлого столетия распалась империя, рушилась культура, уничтожались миллионы людей. Ставилась цель «разрушить до основания старую буржуазную семью…» Но семья держалась. Несмотря на все испытания, и на родине, и в эмиграции сохранялись вековые традиции. Потомок знатного рода умирал с голода на чужбине, но оружие, подаренное отцом, не продавал. Ибо это была материализация духовной связи, не подвластной времени. И родовые реликвии хранятся по сей день либо у признательных потомков, либо в музеях…

Накануне двух юбилеев — в этом году исполняется 130 лет со дня рождения гения украинской литературы Леси Украинки и 160 лет со дня рождения ее родного дяди Михаила Драгоманова, блестящего публициста, социолога, политолога, историка, общественного деятеля, фольклориста — была причина встретиться с родной внучкой Драгоманова — госпожой Натальей. Она единственная из потомков Драгомановых-Косачей осталась в Европе и живет в Венгрии.

Красивая пожилая женщина, в которой абсолютно все — язык, жесты, осанка, умение вести беседу, принимать гостей — свидетельствует о благородном происхождении… Она рассказывала общеизвестные факты биографии деда, семьи, но в ее устах они звучали по-особенному.

— Мой отец — единственный сын Михаила Петровича Драгоманова. Дед в 1876 году уехал из Киева, и, как оказалось, навсегда. Вначале была Вена, дальше — Женева, София. Мой отец Святозар Михайлович родился в Женеве, воспитывался в Швейцарии и Франции. Святозару было всего 11 лет, когда умер на руках Леси Украинки его отец. Михаил Петрович и Леся Украинка действительно были духовно близкими людьми.

После смерти Михаила Драгоманова его вдова — моя бабушка — возвратилась с детьми на родную землю. Они сразу поехали к Косачам, поскольку после отъезда еще в 1876 г. утратили все. Потом почти вся семья переехала в Киев. Леся Украинка готовила моего отца к экзаменам в гимназию. Он учился в тогдашней четвертой гимназии вместе с одним из младших братьев Леси.

Прошли годы… Отец женился, родилось четверо детей. Какое-то время отец работал ректором Киевского строительного института. У нашей семьи был очень интересный круг общения, в который, в частности, входили братья Кричевские, Антоновичи...

Сама госпожа Наталья (хотя во время разговора она просила называть ее просто Наталья) родилась в 1921 году в Киеве. Училась сперва в первой школе имени Шевченко. Однако в 1929—30 годах начался «процесс Союза освобождения Украины», цель которого была обескровить украинскую интеллигенцию, и школу из-за ареста учителей закрыли. Наташе пришлось временно прервать учебу. Потом продолжила учиться в бывшей коллегии Павла Галагана. Именно во время сталинских репрессий отец госпожи Натальи остался без работы. А мать работала круглосуточно — редактировала книги, дабы заработать на хлеб семье. И так не один год.

А во время Второй мировой войны, в 1943 году потомкам рода Драгомановых-Косачей пришлось оставить Украину... Никто из них в то время не знал, что это навсегда. Косачи и Драгомановы рассеялись по свету... Родители пани Натальи похоронены в Соединенных Штатах, а часть родственников обрела новый дом в Канаде. Сама же пани Наталья осталась в Будапеште, ибо встретила свою любовь — учителя средней школы. Родились дочки, потом внуки, правнуки. Пани Наталья посвятила себя семье. Я поинтересовалась, осознают ли дети, чьими потомками они являются?

— Да. У меня в семье весьма чтят память наших знаменитых родственников. Храним реликвии, но несколько лет назад кое-что из личных вещей деда я передала в Музей выдающихся деятелей украинской культуры, с которым уже многие годы поддерживаю связь.

Хорошо знают наши дети и историю семьи. Правда, недавно они были удивлены вниманием к моей особе — для киевского музея заказали написать мой портрет. А потом поняли: ведь я внучка Драгоманова!

Мой муж, не скажу что владел украинским, но понимал и немного говорил. Когда дочери были маленькими, иногда дома пытались общаться на украинском.

Еще во времена существования СССР, в 1971 году моя старшая дочь посетила Киев вместе с учениками и мужем. Были они и в музее Леси Украинки. Там приключилась следующая история: мой зять, при виде портрета Михаила Драгоманова и Леси Украинки, громко заявил, что это родственники его жены. Как же радостно их приветствовали! После этого визита дочери в Киев у меня после долгого перерыва восстановилась связь с Украиной. Даже официально пригласили на открытие памятника Леси Украинки в честь ее столетия.

Тем не менее из-за бюрократических препон во времена Советского Союза этот визит пани Натальи в Украину не состоялся. Впервые Киев Наталья Драгоманова посетила сразу после провозглашения независимости, десять лет назад, когда пафосно отмечали 150-летие со дня рождения ее деда — Михаила Драгоманова. И уже с тех пор она часто приезжала сюда.

Я спросила пани Наталью, достаточно ли, на ее взгляд, в современной Украине уделяют внимания памяти ее деда?

— По сравнению с теми временами, когда нельзя было даже фамилию назвать, конечно, вроде бы много. Понимаю, что у государства сегодня много неотложных проблем, прежде всего социальных… Когда Леонид Кравчук десять лет тому назад открывал научную конференцию, посвященную деду, все было обещано — и памятник, и издание всех 20 томов произведений… Нет сомнений, лучше было бы, если бы издали все произведения Михаила Драгоманова и без «косметики»!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно