Семейный конфликт с печальным исходом

12 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 12 августа-19 августа

Однажды, когда я учился в Москве, одна знакомая пригласила меня в гости к своему дяде. В ту пору я увлекался массажем, а дядя Наташи серьезно болел...

Однажды, когда я учился в Москве, одна знакомая пригласила меня в гости к своему дяде. В ту пору я увлекался массажем, а дядя Наташи серьезно болел. Мы приехали, я сделал ему массаж.

После мы пили чай, беседовали с Леонидом Сергеевичем, кажется, его звали именно так, несколько часов подряд. Сначала просто поговорили о жизни, потом постепенно затронули тему его болезни. Что вполне естественно — больного человека в первую очередь интересует его здоровье. Леонид Сергеевич поведал мне историю своей болезни.

Он со своей женой и мамой жил в одной квартире. У женщин не сложились отношения. Как сказал тогда Леонид Сергеевич, они на дух не переносили друг друга. Выяснения отношений, частые ссоры постепенно перерастали в скандалы. Дело дошло до битья посуды, взаимных угроз и даже драк. Обе близкие Леониду Сергеевичу женщины пыталась убедить его в своей правоте. Ситуация выглядела практически неразрешимой. С одной стороны, невозможно жить в квартире, где происходят постоянные скандалы между близкими тебе людьми, каждый из которых стремится использовать тебя для «окончательной» победы над соперником. С другой же, чтобы разрешить конфликт, нужно было принять сторону либо жены, либо мамы, а это значит, испортить отношения с другим близким человеком и создать основу для нового противостояния, теперь уже лично между тобой и одним из близких людей.

Одним из основных доводов, используя который жена и мама взывали к Леониду Сергеевичу, было его чувство любви к ним. Жена твердила, мол, если ты меня на самом деле любишь, как говорил, когда предложил выйти за тебя замуж, то ты меня поддержишь. А мама — если ты на самом деле мой сын, а не тряпка в руках этой стервы, то ты защитишь свою мать. В тот момент, как признался Леонид Сергеевич, он чувствовал, что и мама, и жена пытаются управлять им, используя его чувства любви, привязанности и сыновьего долга.

Воспринимать происходящее спокойно или ждать, что она сама со временем разрешится, Леонид Сергеевич не мог. Во-первых, очень трудно, а порой и невозможно жить при постоянном психологическом давлении. Во-вторых, окружающие его люди требовали от него разрешения возникшего кризиса. В-третьих, ему очень трудно было смириться с тем, что существуют проблемы, с которыми он сам справиться не в состоянии.

Каким же образом избавился от безвыходной ситуации дядя Наташи? По ходу беседы он проговорился, что во время особенно сильных скандалов, у него появлялось сильное желание куда-то уехать, потому что уже не оставалось сил терпеть все происходящее. Он не мог бежать и оставить своих близких и не мог больше находиться в состоянии безысходности. И тогда его организм сам нашел выход — Леонид Сергеевич впервые серьезно заболел и попал в больницу.

К чему это привело? Острая и, казалось бы, тупиковая ситуация моментально разрешилась. По крайней мере, на тот момент. Напряжение ушло. Обе женщины перестали скандалить. Они прекратили требовать от него сделать неприемлемый для него выбор. Все свое внимание, заботу, которую Леонид Сергеевич перестал ощущать с их стороны во время скандалов, они направили на больного. «Как же можно спорить и скандалить, если близкий человек болен?» При этом он автоматически снял с себя ответственность за разрешение конфликта. «Что я могу сейчас сделать, если серьезно болен?»

Впоследствии каждый раз, когда Леонид Сергеевич сталкивался с безвыходной ситуацией и напряжением, он заболевал. Его организм нашел свой способ справляться с перенапряжением и идти по пути наименьшего сопротивления. Так было, когда его сын писал письма из армии, в которых жаловался на дедовщину и просил отца помочь ему. А он оказался неспособен помочь, так как связей, чтобы перевести сына в другую часть, не было. Так было, когда умирала его мама, и он был не в состоянии это изменить. Каждый раз все заканчивалось недомоганием или болезнью.

Более того, Леонид Сергеевич неосознанно обнаружил еще одну возможность. Она проявилась, когда мы в тот вечер сели ужинать. Сначала Леонид Сергеевич чувствовал себя хорошо, не знаю, что ему помогло массаж или разговор, но, как сказали родные, он посветлел. Жена и сын, видя, что Леонид Сергеевич чувствует себя лучше, завели разговор о каких-то пустяках, о ценах на мясо, о подорожании, одним словом, о чем-то, не затрагивающем его напрямую, и через минут двадцать такого разговора все его хорошее состояние улетучилось. Леонид Сергеевич посерел, сказал, что хуже себя чувствует, встал и ушел к себе. Моментально все внимание семьи снова переключилось на него. И в тот момент мне подумалось, что Леонид Сергеевич не только неосознанно нашел способ справляться с безвыходной ситуацией, но и обрел способ избегать подчинения близким людям, а также возможность управлять ими. Ведь когда ты плохо себя чувствуешь, невольно оказываешься в центре внимания. О тебе заботятся, за тебя переживают и ты можешь открыто или исподволь управлять людьми.

Не могу утверждать, что все именно так и было. Но если допустить, что подсознание дяди моей знакомой нашло такой «легкий» способ решения проблем и управления находящимися рядом людьми, то плата за это оказалась неизмеримо высокой. Спустя полгода после нашей встречи Леонид Сергеевич умер.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно